Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

В. АВАГЯН: "СМЕРТЬ АРЛЕКИНО"

В. АВАГЯН: "СМЕРТЬ АРЛЕКИНО" Одна из главных причин экономических катастроф и кризисов в мире – в том, что и обыватель, и дипломированный специалист, чаще всего рассматривает рост производительности как исключительно положительное, позитивное явление. При этом экономика, как наука, недостаточно уделяет внимание НЕГАТИВНЫМ сторонам повышения производительности труда…

Между тем, пора бы и задуматься, почему ещё знаменитая английская писательница Шарлотта Бронте написала один из своих романов «Шерли» о движении луддитов! Уже с XIX века хорошо известно, как рост производительности экономики производит экономические катастрофы вместо радости и всеобщего процветания.

Все дело в том, что рост производительности ВЫСВОБОЖДАЕТ все большее количество людей из тяжкой необходимости труда, но ВЫСВОБОЖДАЕТ их для жизни или смерти – неизвестно.

Машина оптимизиции, инновации и рационализации потому и машина, что не думает о последствиях, действуя строго в рамках отведенного ей алгоритма. Так освобождение ПРИ ОТСУТСТВИИ ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ, РАСТУЩЕЙ ПО МЕРЕ РОСТА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ, вместо свободы большинство людей получает вымирание в страшных муках.

Именно это и подчеркивали непонятые в свое время луддиты (luddites) — группа английских рабочих, протестовавших в начале 1800-х годов против изменений, которые повлекли промышленный переворот, и считавших, что их рабочим местам угрожает опасность.

Их протест выражался в разрушении машин и оборудования. Луддиты считали своим предводителем некоего Неда Лудда, также известного как «Король Лудд» или «Генерал Лудд», которому приписывалось уничтожение двух чулочных станков, производивших дешёвые чулки и подрывавших дела опытных вязальщиц, и чья подпись стоит на Манифесте рабочих того времени. Исторически не подтверждено, существовал ли Нед Лудд или нет.

Движение быстро распространилось по всей Англии в 1811 году, оно повлекло за собой разрушение шерстяных и хлопкообрабатывающих фабрик, пока английское правительство жёстко его не подавило.

Луддиты собирались по ночам на торфяниках, окружающих индустриализованные города, занимаясь, по большей части, строевой подготовкой и манёврами.

Главными очагами восстаний были графство Ноттингемшир в ноябре 1811, за которым последовали восстания в Западном Райдинге (административная единица) Йоркшира в начале 1812 и в Ланкашире в марте 1812.

Напряжённые бои между Луддитами и войсками прошли у фабрики Бартонов (Burton's Mill) в Миддлтоне и фабрики Вестоутон (Westhoughton) — обе были расположены в Ланкашире. Ходили слухи, что члены городских магистратов нанимали шпионов, в задачи которых входило создание сумятицы при атаках. Члены магистратов и продавцы пищевых продуктов часто были жертвами покушений и нападений со стороны анонимного генерала Лудда и его сторонников.

Уничтожение машин (индустриальный саботаж) было объявлено преступлением, наказуемым смертной казнью, и 17 человек были казнены в 1813 году. Множество людей было отправлено в Австралию. В какое-то время войска занимались подавлением луддистских восстаний сильнее, чем сопротивлением Наполеону на Пиренейском полуострове.

ХХ век луддитов не знал. Потому ли что ОПТИМИЗАЦИЯ  труда стала для трудящихся безопасной? Конечно же, нет! ХХ век не знал Неда Лудда, потому что узнал Владимира Ленина и Иосифа Сталина!

Угроза социализации, постоянным огромным массивом нависавшая над Европой с Северо-Востока, заставила капитализм изменить своей природе. Рост производительности на производстве пошел не в карман удачливым убийцам конкурентов, а обществу через сложный инструментарий не столько налогообложения, сколько регламентов оплаты и режима труда.

Стоило Европе немного позабыть Иосифа Виссарионовича, как Нед Лудд возник в ней снова призраком. В последнее время старые понятия «Луддизм», «Луддит», а также «нео-луддизм» и «нео-луддит» извлечены из нафталиновых сундуков. Они стали синонимами к «человеку, который борется с достижениями инновационных технологий».

Борется, потому что идиот, неспособный понять благо науки и техники? Или потому, что вполне справедливо полагает, что «БЕЗ МЕНЯ НАРОД НЕ ПОЛНЫЙ» - то есть благо абстрактного народа не может строится на горе и несчастье отдельных его предствителей.

Какое же открытие сделала в ХХ веке и забыла в XXI веке Европа?

Производительность труда, когда она растет без постоянного роста принудительной благотворительности – создает не богатство, не прогресс общества, а только бедствия и нищету.

Можно даже сказать с абсолютной уверенностью, что единственный смысл роста производительности труда – быть инструментом постоянно возрастающей благотворительности. Если бы не эта возможность, заложенная в росте производительности, то сама производительность рассматривалась бы исключительно как великое бедствие и абсолютное зло, как демон-соблазнитель, провоцирующих людей истреблять друг друга и двигаться к краю пропасти вымирания человечества.

Смерть Арлекино капитализма, который весело дубасил и дубасит Пьеро и всех остальных персонажей – в УТОНЧЕНИИ ЕГО УСИЛЕНИЯ. Чем благодатнее становится жизнь НЕКОТОРЫХ людей при капитализме, тем МЕНЬШЕ их остается. Бесконечное обогащение бесконечно убывающей общности людей – вот что такое капитализм без социал-демократической прививки ПОСТОЯННО РАСТУЩЕЙ ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ, навязываемой властью и обществом успешным его представителям.

Иначе всякий прогресс производства теряет свой смысл, начинает пожирать людей, как при Лудде, и обращается в собственную противоположность.

Автор: Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.

Рубрика: Экономика, опубликовано 17 мая 2013 года в 22:28

Не пропускайте интересные статьи,
Подпишитесь на ЭиМ: Facebook, ВКонтакте.

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН