Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

ПАССИОНАРНОСТЬ БЕЗ МИСТИФИКАЦИЙ

ПАССИОНАРНОСТЬ БЕЗ МИСТИФИКАЦИЙ Пассионарная теория этногенеза — гипотеза Льва Гумилёва, описывающая исторический процесс как взаимодействие развивающихся этносов с вмещающим ландшафтом и другими этносами. Гипотеза Гумилева определяет и описывает понятия этноса (точнее, несколько видов этнических систем), вводит понятие пассионарности, описывает типичные процессы этногенеза и взаимодействия этносов. Гумилев совершенно справедливо предположил, что история направляется вовсе не вторичными к духу и планам людей экономическими процессами, а собственно духом и планами людей, которые могут быть позитивными(созидание), нулевыми(обскурантизм) и дегенеративными(разрушение).

 

Гумилев справедливо предположил, что члены этноса объединены общим стереотипом поведения, имеющим определённую связь с ландшафтом (месторазвитием этноса), и, как правило, включающим религию, язык, политическое и экономическое устройство. Этот стереотип поведения обычно называется национальным характером. 
Получается, что этнос, есть общность, направляемая коллективным разумом. Поэтому Гумилев выделил такие этнические формы этнического сожительства, как «химера», «ксения», «симбиоз», «антисистема». Это – научное переосмысление сказочных и зыбких образов «жругра» и «уицраора» у Д.Андреева (эгрегоров политики, для которых конкретные политики выступают «человекоорудием», куколкой на пальце). 
Химера - этническая форма и продукт контакта несовместимых (имеющих отрицательную комплиментарность) этносов, принадлежащих к различным суперэтническим системам. В её среде расцветают антисистемные идеологии. Например: Хазарский каганат, Булгарское царство.
Ксения - сочетание, при котором один этнос — «гость», вкрапление в теле другого, — живёт изолированно, не нарушая этнической системы «хозяина». Присутствие ксений безвредно для вмещающего этноса [что, видимо, следует признать у Гумилева сомнительным пунктом].
Симбиоз – это сочетание этносов, при котором каждый занимает свою экологическую нишу, свой ландшафт, полностью сохраняя свое национальное своеобразие. При симбиозе этносы взаимодействуют и обогащают друг друга. Он — оптимальная форма контакта, повышающая жизненные возможности каждого из народов.
Этническая антисистема - системная целостность людей с негативным мироощущением, которое представляет собой специфическое отношение к материальному миру, выражающееся в стремлении к упрощению систем, то есть к уменьшению плотности системных связей. ТО ЕСТЬ – ПОБОРНИКИ СОЦИАЛЬНОЙ ЭНТРОПИИ.
Неизбежно пришел Гумилев и к идее ПАССИОНАРНОСТИ, которой великий ученый обозначил загадочную силу, дающую возможность возникновения гигантских государств, этносов, политико-идеологических систем из микроскопических зародышей (племен, малых групп и т.п.)
Хотя явление пассионарности подмечено Гумилевым гениально, и по сути, уже неопровержимо (без учета этой силы мы ничего не сможем понять в реальной истории) – природа и происхожление пассионарности остались у Гумилева довольно сомнительными и мистифицированными. Возможно, сказалось влияние ХХ века, когда жил и творил гений; ведь в ХХ веке очень многие ставили жизнь с ног на голову, видя в биологических явлениях не последствия духовно-идейных явлений, а наоборот, их причину.
В перевернутой с ног на голову теории пассионарности пассионарность следует рассматривать, конечно же, как особый резонанс совпадения множества созидательных духовно-идеологических умонастроений.  
Гумилев же зачем-то рассматривал пассионарность физиологически, видел в ней  избыток биохимической энергии живого вещества, порождающий жертвенность, часто ради иллюзорных целей. 
Пассионарность — это непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленное на осуществление каких-либо целей. Цель эта представляется пассионарной особе ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни, счастья современников и соплеменников. Она не имеет отношения к этике, одинаково легко порождает подвиги и преступления, творчество и разрушение, благо и зло, исключая только равнодушие; она не делает человека героем, ведущим толпу, ибо большинство пассионариев находятся в составе толпы, определяя её потентность в ту или иную эпоху развития этноса.
Справедливости ради нужно отметить, что в узко-физиологической трактовке пассионарности сомневался и сам Гумилев. Понимание пассионарности у Л. Н. Гумилева несколько различается в разных работах. По сути, это социально-историческое явление, характеризующееся появлением в ограниченном ареале большого числа людей со специфической активностью (пассионариев). 
Мера пассионарности — удельный вес этих пассионариев в социуме. 
Расисты под пассиона́рностью понимают наследуемую физиологическую, генетическую характеристику, определяющую способность индивида (и группы индивидов) к сверхусилиям, сверхнапряжению. Сам основоположник пассионарной теории этногенеза приводил примеры, но о природе и сущности пассионарности не говорил. 
Л.Н.Гумилев лишь указал, что пассионарность индивида по сути является психологической переменной и зависит, вероятно, от мутаций, вызываемых космическим излучением.
 "Каков характер этого излучения? Здесь мы можем строить только гипотезы. Их две. Первая – о возможной связи пассионарных толчков с многолетней вариацией солнечной активности, обнаруженной Д. Эдди. Вторая гипотеза – о возможной связи со вспышками сверхновых" (Л. Н. Гумилев "Конец и вновь начало", стр. 406).
Л. Н. Гумилёв неоднократно обращал внимание на то, что пассионарность никак не коррелирует со способностями личности, силой воли и т. д. Может быть умный обыватель и довольно глупый «учёный», волевой субпассионарий и безвольный «жертвенник», равно, как и наоборот; это всё не исключает и не предполагает друг друга. Также пассионарность не определяет такой важной части психотипа, как темперамента: она лишь, по-видимому, создаёт норму реакции для этого признака, а конкретное проявление определяется внешними условиями.
Гумилев совершенно верно отмечал, что в природе и истории время от времени происходят массовые мутации, повышающие уровень пассионарности (пассионарные толчки). Они продолжаются не дольше нескольких лет, затрагивают узкую (до 200 км) территорию, расположенную вдоль геодезической линии и тянущуюся несколько тысяч километров. 
Особенности их протекания указывают на их обусловленность внеземными процессами. Мутационная природа пассионарного толчка явственно следует из того, что пассионарные популяции появляются на поверхности Земли не произвольно, а одновременно в отдаленных друг от друга местах, которые располагаются в каждом таком эксцессе на территории, имеющей контуры протяженной узкой полоски и геометрию геодезической линии, или натянутой нитки на глобусе, лежащей в плоскости, проходящей через центр Земли. 
Это говорит, в свою очередь, о том, что центрально-симметричные поля Земли определяют геометрию пассионарного толчка. Таким полем, скорее всего, может быть электромагнитное поле, а следовательно причиной мутации должен быть внешний энергетический источник, с излучением которого это поле взаимодействует.
КРИТИКА ТЕОРИИ ПАССИОНАРНОСТИ
В 1989 году теория пассионарности стала известна широкой публики после публикации монографии Л.Гумилева. С одной стороны, она тут же стала неотъемлемой частью современной истории и социологии, представляя из себя колоссальный шаг вперед для понимания социопсихических процессов. С другой – сказочная причина её возникновения – «облучение космическими лучами», «биологическая мутация облученных» - сразу же подверглась обоснованной критике. И ОЧЕНЬ ВАЖНО РАЗВЕСТИ СОБСТВЕННО ПАССИОНАРНОСТЬ, КАК БЕЗУСЛОВНО НАЛИЧНОЕ ЯВЛЕНИЕ, И ОБЪЯСНЕНИЕ ПРИЧИН ЕЁ ВОЗНИКНОВЕНИЯ У ГУМИЛЕВА, ВЕСЬМА, НА НАШ ВЗГЛЯД НЕУБЕДИТЕЛЬНОЕ.
Собственно, критика теории пассионарности сводится в основном к критике её космических и биогеохимических источников. 
Л. С. Клейн считает, что «предложенные Л. Н. Гумилевым обобщения — рубежи периодов (фаз), их длительность, цифры — всё это построено на песке. Потому что какой смысл говорить о начале существования этноса или его конце, о его преобразованиях, если неправильно, неубедительно указаны его определяющие признаки, если нет критериев диагностики — один и тот же это этнос или уже новый?»
 Он же указывает на методологическую слабость провозглашаемой Гумилёвым опоры на данные естественных наук — служащую, по его мнению, основой этноса «геобиохимическую энергию живого вещества» невозможно соотнести ни с одним видом энергии, известным естествознанию.
Теория, по которой пассионарные толчки являются следствием вариации интенсивности космических лучей, также не выдерживает строгой естественнонаучной критики. Данные дендрохронологии ясно показывают, что приводимые Л.Н.Гумилёвым даты пассионарных толчков не соответствуют реально наблюдаемым максимумам образования 14C, являющегося универсальным маркером интенсивности внешней радиации. 
К тому же известно, что в горной местности интенсивность космического излучения заметно выше, чем вблизи уровня моря, и тогда горные этносы должны были бы иметь бо́льшую пассионарность, чем равнинные, чего на приводимых Л. Н. Гумилёвым примерах пассионарных этносов не наблюдается.
Яков Лурье указывает на такие слабые моменты в теории пассионарности. По Гумилёву, «продолжительность жизни этноса, как правило, одинакова и составляет от момента толчка до полного разрушения около 1500 лет», а «до превращения этноса в реликт около 1200 лет». 
Однако Гумилев фактами это не подкрепляет, а лишь ссылается на «наблюдения этнологов», не называя их. 
А. Л. Янов утверждает, что отсутствие объективного и верифицируемого критерия новизны этноса не только делает гипотезу Гумилева несовместимой с требованиями естествознания, но и вообще выводит её за пределы науки, превращая в легкую добычу «патриотического» волюнтаризма.
Янов указывает, что Гумилёв так изображает процесс рождения нового этноса: сначала возникают «пассионарии», люди, способные жертвовать собой во имя возрождения и величия своего этноса, провозвестники будущего. Затем некий «страстный гений» сплачивает вокруг себя опять же «страстных, энергичных, неукротимых людей» и ведет их к победе. Возникает «контроверза», новое борется с «обывательским эгоизмом» старого этноса. Но в конце концов «пассионарность» так широко распространяется посредством «мутаций», что старый этнос сдается на милость победителя. Из его обломков возникает новый.
По словам Янова, это — всего лишь универсальный набор признаков любого крупного политического изменения, одинаково применимый ко всем революциям и реформациям в мире, например к Великой Французской революции. Вольтера и Дидро можно назвать «пассионариями», сказать, что у них возникла «контроверза» со старым феодальным этносом, что «наряду с процессами распада появилось новое поколение — героическое, жертвенное, патриотическое, что эта „пассионарность“ так широко распространилась по Европе, что старому этносу пришлось сдаться на милость победителя (Наполеона)».
Янов указывает, что, по мнению Гумилёва, пять веков отделяют первый взрыв (Эллада) от второго (Персия), но лишь два отделяют предпоследний (монголы) от последнего (Россия). Янов говорит: «Либо что-то серьезно забарахлило в биосфере, если она не смогла за шесть столетий произвести ни одного нового „суперэтноса“, либо Гумилев искусственно её заблокировал — из „патриотических“ соображений».
Янов указывает, что Гумилёв подчёркивает приоритет нации (этноса) над личностью: «Этнос как система неизмеримо грандиознее человека», является противником культурных контактов между этносами, а свобода для Гумилева тождественна анархии: «Этнос может… при столкновении с иным этносом образовать химеру и тем самым вступить в „полосу свободы“ {при которой} возникает поведенческий синдром, сопровождаемый потребностью уничтожать природу и культуру…».
 
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПАССИОНАРНОСТИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОЦИОПАТОЛОГИИ.
 
Изложив как взгляды великого ученого Л.Н.Гумилева, так и оправданную критику ряда его положений, обратимся к представляемой нами новой науке социопатономии (макропсихиатрии, теории социопатологий).
Она может многое прояснить в проблемах зарождения и функционирования, а так же угасания пассионарности. 
С нашей точки зрения пассионарность  есть не плод мистических «космических лучей», а плод оптимального совпадения двух компонентов:
1)Личные знания и убеждения (генерация идей)
2)Социопсихическое давление извне (внушаемость).
Для того, чтобы понять механизм зарождения и функционирования пассионарности, необходимо внимательно изучить прилагаемую к данной статье схему.
На схеме ось Q представляет типы коллективной психики, а ось P – меру и степень интенсивности явления. Кривая S показывает уровень личной психической активности члена общества, кривая D – уровень его внушаемости со стороны общества, его способности воспринимать общее дело как свое. 
Разум пассионария уже достаточно зрелый, чтобы принимать собственные нестандартные решения, но ещё не разъеден «червями сомнений», скепсисом, аннулирующими ценность общего дела потребностями к самореализации любой ценой.
Точка пассионарности – место совпадения ЛИЧНОГО МНЕНИЯ И  ОБЩЕСТВЕННОГО ВНУШЕНИЯ, которые становятся заодно. До этой точки присутствует элемент «коллективного слабоумия» - члены общества слишком инфантильны, легковерны, слишком пассивны. Обычно внешне это проявляется в фаталистическом бездумном равнодушии ко всему, соглашательстве с верхами и элитами (даже если это элиты захватчиков).
Мы отмечаем состояние роботизированности(1) поведения индивида, опутанного (и опутавшего себя) алгоритмами на все (как ему кажется) случаи жизни.
В европейской традиции анализа психологии масс это получило название «азиатского фатализма». Ему свойственно обезличенное поведение человека, не осознающего себя в толпе чем-то отдельным, самоценным. Такие общества устойчивы, но легко покоряемы, и потому не пассионарны.
Противоположностью им выступают общества высокой (уже патологической) степени самореализации, самовыражения индивида в ущерб системе общественного внушения. По мере того, как личное самомнение человека уходит вверх, а возможности внушить ему коллективную идею извне падают – общество распадается, слабеет от внутренних раздоров и от множества основанных самореализаторами экзотических доктрин и вероучений. Пропадает способность общества к коллективному действию.
Такое общество находится в стадии гибели, разложения(2) и тем более не может быть пассионарным. Патология первого случая заключается в том, что бодрствует коллективный разум, личный же, индивидуальный разум спит. Патология второго случая связана с тем, что индивидуальный разум пробужден, активно действует – и усыпляет коллективный разум.
Таким образом, пассионарность – без космических мистификаций – это ИДЕЯ, ОВЛАДЕВШАЯ МНОГИМИ РАЗОМ, КАК ЛИЧНОЕ, ГЛУБОКОЕ И ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ, И НЕ РАЗБАВЛЕННАЯ НИКАКИМ СКЕПСИСОМ.
Пассионарий не просто спорит, возражает, отвергает альтернативы своей ide fixe, он ВООБЩЕ ИХ НЕ ЗАМЕЧАЕТ. Здесь действует то правило, что всякий, кто начал возражать и отвергать идею – уже отчасти её принял. По крайней мере, любой апологет отвергаемую идею изучил, пропустил через себя и хранит в своей памяти, где она – при перемене обстоятельств – может добиться пересмотра своего положения отверженной.
Пассионарий, одержимый идеей маниакально, тем и отличается от апологета  идеи, что не берет альтернативных идей в плен, а убивает их на месте. Он не имеет потребности в отрицании альтернатив своей  ide fixe, потому что вообще не понимает – как это можно в ней сомневаться?!
Именно поэтому проницательный философ начала ХХ века  Семен Франк писал, что «всякое доказательство бытия Бога, по-видимому, отнимает у веры самое ее существо», а Фома Аквинский, богословская система которого доселе догматически обязательна для католиков, отмечал, что вера неграмотной крестьянки выше веры его, философа. Если нечто доказываешь, то следовательно, сомневаешься в предмете доказательства, потому что НЕСОМНЕННОЕ НЕДОКАЗУЕМО, И АКСИОМЫ ОСНОВАНЫ НА САМИХ СЕБЕ И СОБСТВЕННОЙ ОЧЕВИДНОСТИ.
 
--------------------------------------------------
(1)Это состояние коматозной общественной мысли и психологии масс. В 1893 году Пётр Александрович Бадмаев, крещёный бурят и знаток тибетской медицины, представил своему крёстному отцу, Александру III, докладную записку под выразительным названием: «О присоединении к России Монголии, Тибета и Китая». Бадмаев предлагал организовать депутацию из Пекина, которая попросит Белого царя – Цаган-хана, принять Китай заодно с Тибетом и Монголией в российское подданство.«Очевидно, – писал Бадмаев, – европейцам пока ещё не известно, что для китайцев безразлично, кто бы ими ни управлял, и что они совершенно равнодушны, к какой бы национальности ни принадлежала династия, которой они покоряются без особенного сопротивления». Бадмаев получил два миллиона рублей золотом, выехал в Читу, откуда совершил несколько поездок в Монголию и Пекин.
 
(2) Апологеты христианства в Греции говорили, что «множество греческих философов убедительно доказали множество истин, противоречащих друг другу и доказали тем самым убедительно, что методами философии Истина недостижима». 

Алексей КУЗНЕЦОВ, обозреватель "ЭиМ".; 23 августа 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.