Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

СЕГМЕНТОВСКИЕ ВОЙНЫ

СЕГМЕНТОВСКИЕ ВОЙНЫ Проблема несоответствия знаков сегмента и общего уравнения является одной из важнейших проблем экономической науки. Предположим уравнение (Х+Y) – Z = (-N). Может ли так получится, что сегмент (Х+Y) = +M? Вполне может быть! Сегмент за все уравнение в целом не ответчик, взятый сепаратно, он может поменять знак на полностью противоположный. Таким образом созидательная деятельность в рамках сегмента в целом может оказаться разрушительной, прибыльная в сегменте – в целом убыточной, полезная ВНУТРИ – крайне вредной СНАРУЖИ.

Когда проблему противоречия сегментного и общего знаков мы применяем к экономике, то здесь ситуацию отягощает тот факт, что экономическое уравнение, взятое в целом, всегда будет с отрицательным значением. Суть экономической деятельности (как удачной, так и неудачной) – РЕКОМБИНАЦИЯ КОМПОНЕНТОВ.

Это вроде как кубики, лежавшие на полу  в детской – сложить в пирамидку. Или наоброт – сломать пирамидку, и составить из кубиков большой единый куб. Поскольку по условию нашей модельной ситуации детскую мы взяли как закрытую систему, взять новых кубиков неоткуда, равно как некуда деть и те, которые нам кажутся (может быть) лишними в наших рекомбинациях.

Человек (это упускает из виду большинство экономистов) – вообще ничего в принципе ПРИБАВИТЬ к имеющимся природным компонентам планеты Земля. Доставка руд или щебня с Луны технически, может быть, и возможна, но вот именно ЭКОНОМИЧЕСКИ она будет крайне нерентабельным делом в любой обозримой перспективе.

Поэтому получается интересно: мы работаем, что-то делаем, но ПРИБАВИТЬ ничего не в состоянии, мы только РЕКОМБИНИРУЕМ имеющиеся компоненты. При этом и отходы нашей деятельности никуда не исчезают, они лежат более или менее близко от нас. Производство отходов – это перегонка нейтрального для нас состояния вещества во вредное для нас состояние вещества. Это – АНТИЭКОНОМИКА, некий АНТИМИР экономики, который до сих пор мало изучен и никем не оплачивается.

Из-за того, что часть вещества мы неизбежно перегоняем из нейтрального во вредное, масса и энергетическое содержание полученного полезного вещества в итоге меньше, чем нейтрального. Наша экономическая деятельность, взятая в общем и целом вся сверху донизу убыточная!

Прибыль хозяйствующего субъекта (любого!) возможна лишь там, где часть его убытков в качестве долга СПИСАНА, отправлена в игнор. То есть там, где хозяйствующий субъект взял бесплатно что-то имеющее реальную потребительскую ценность: воздух, воду, землю, солнечный свет, биомассу, руду, нефть, газ, лес и т.п.

Прибыль хозяйствующего субъекта растет по мере роста игнорируемых обществом его неплатежей. Чем больше неплатежей за использованные при рекомбинации компоненты – тем выше частная прибыль частного сегмента по имени «хозяйствующий субъект».

Естественно, что «списанные долги» никуда не исчезают – они накапливаются в виде экологических и социальных проблем, и в итоге раскладываются в виде той или иной формы реального платежа на все общество в целом.

Поэтому вопрос встает в идеологическую плоскость: какие границы у системы считать внешними, а какие – внутренними. Что считать внешним притоком, никого внутри не разоряющим, а что считать – внутренним переделом, когда одна часть общества пожирает тем или иным способом другую часть общества. Как мы понимаем, граница весьма условна…

Тем не менее мы обязаны выделить очень актуальные для сегодняшнего положения России модели обогащения в сегменте и их соотношения с общим состоянием социума (принятом в тех или иных границах).

|2|2|2|  =>  |3|2|3|. Мы видим динамику роста системы, главная особенность которой – в ходе рекомбинации ни один из сегментов не теряет ничего из своего прежнего достояния. Он может прибавить или отстать, не прибавляя, но он не катится назад, или, проще говоря, его не пожирают ради роста у соседей.

Микроэкономика фирмы вообще в свой предмет ничего, кроме отдельного сегмента, фрагмента экономики не включает, а потому в принципе её аппарат лишен возможности оценки прогресса или деградации отношений. Возьмем так называемый «ложный рост», когда ощущение и впечатление роста создается за счет внутренней «оптимизации» элементов системы.

|2|2|2|  =>  |3|1|2|. Здесь мы видим все ту же шестерку, разбитую сперва равными, а потом неравными долями. С точки зрения первого сегмента он здорово выиграл, с точки зрения второго – здорово проиграл, но в общем и целом динамика получилась ложной, по принципу «один умер, другой родился, все в дело годиться». Апологет частной собственности не заметит (и в принципе не может заметить), что под видом «личного роста» во втором случае личности подсовывают фикцию, остро пахнущую каннибализмом. Одно дело – наращивать личное достояние ВМЕСТЕ с общим. И совсем другое – наращивать его ВМЕСТО общего. Частная инициатива и личный интерес движет общество вперед только в первом случае (ВМЕСТЕ). Во втором случае (ВМЕСТО) – общество никуда не движется, в нем движутся только клетки, один вид которых пожирает другой вид.

Естественно, нельзя обойти вопрос и о деградации системы, в которой частная инициатива изберет путь обогащения в виде внутреннего передела.

|2|2|2|  =>  |3|1|1|. Мы видим, что сегментный рост в первом сегменте оказался обманчивым, поскольку произошло в целом-то падение. Сколько бы не утешал себя обладатель первого сегмента, что жизнь стала лучше, жизнь стала веселее, но в целом-то жизнь стала хуже и страшнее. Общая сумма от 6 единиц упала до 5. Система в целом деградирует, хотя за счет неравной динамики в сегментах у некоторой части населения складывается оптическая иллюзия роста и развития. Бывает не только оптическая, но и смысловая галлюцинация.

|5|5|5|  =>  |4|1|1|. Мы видим, что деградировали все три сегмента нашей условной системы. Но, поскольку первый сегмент деградировал в меньшей степени, возник и увеличился его отрыв от остальных сегментов, с которыми он прежде был наравне. Это может создать впечатление роста уровня жизни несмотря на реальные материально-экономические процессы даже и личной уже деградации.

Александр Леонидов; 8 января 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.