Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

ФОРМАЦИИ ИЛИ МОТИВЫ?!

ФОРМАЦИИ ИЛИ МОТИВЫ?! ​В моей теории нет места «капитализму». Сейчас я объясню, почему я не нахожу места для этой выдумки политэкономов в реальной жизни. По моему убеждению, существует четыре базовых человеческих системы мотивации. Мотивация определяет и поступки и направление мыслей. Первая, очевидно существующая (в отличие от марксова капитализма) мотивация – идейный каннибализм. Носитель такой мотивации исходит из отсутствия Бога (Смысла) или концепции «злого Бога». Жизнь идейный каннибализм сводит к борьбе с другими людьми. Человек рождается с единственной целью: порабощать, убивать, пожирать других людей. Чем больше убьёт – тем выше поднимется. Только от силы, ума, воли и личной удачи человека зависит – станет ли он в жестоком мире хищником или жертвой. Вокруг этой системы мотивации вертятся различные фашистские идеологии, сатанизм, демонические культы и тоталитарные секты. И ещё много кто.

Но мы отметаем шелуху случайных примесей, и смотрим прямо на ядро: в основе – идея пожирания, как смысла жизни. Идейный каннибализм - одна из движущих современность мотиваций, следы от клыков которой мы видим повсюду и на всём вокруг нас...

Существует и иная мотивация, которая лежит в основе сословных, т.н. «феодальных» обществ. Это сословный фатализм.

Он, очевидным образом, менее жесток, чем идейный каннибализм. Люди рождаются в разных сословиях – кто-то от рождения господин, кто-то раб. В этой системе мотиваций человек не кузнец собственного или чужого счастья. Всё определяют Бог, Судьба, Рок, Фатум и т.п. А раз так, то мужику нет выхода в князья, но и целенаправленной тренировки злодейства, «органов порока» (как при идейном каннибализме) – не ведётся. Сословный фатализм предполагает удовлетворённость человека своей судьбой, какой бы она не выпала. Человек получает случайный жребий, не хочет, не стремиться, и не верит в возможность его изменить.

Конечно, такое общество, целиком выстроенное на вере в Рок и Фатум, в Предопределение – должно иметь крепкую религиозную основу, предельное самоумаление человека перед не зависящими от него высшими силами. Причём сословная (феодальная) религиозность, в сущности, благословляющая кнут, чужда и противоположна христианской вере в обожение[1] человека, христианскому пафосу диалога с Богом (Святое Писание христиан полно диалогами и даже спорами человека с Творцом).

Сословная, феодальная религиозность, даже если имеет поверхностную христианскую окраску (только на словах) – по сути, является типичным замкнутым в круг восточным культом, колесом, из которого нет ни возможности, ни смысла выходить.

И христианство, и коммунизм, и ещё некоторые идейные течения я возвожу к базовой исходной мотивации равенства и братства[2].

Идейный каннибал думает только о себе (обособившаяся хищная особь). Сословный фаталист ни о чём не думает. А человек с мотивацией братства думает о других, как о себе, а о себе, как о других. Он уравнивает себя с другим человеком, убеждённый, что не стоит желать другим того, чего себе самому не хочешь. Такой человек – тоже кузнец счастья, только не личного, хищного, воровского, а общего, всенародного и всечеловеческого.

Кроме этих трёх основных человеческих типов (людоед, стоик и праведник) в изобилии представлен четвёртый, смешанный и спутанный. Это люди, у которых мусор и хаос в головах, они – как говорят, «несознательные» и «тёмные». То есть сами не знают – каннибалы они, стоики или добродетельные «ближние». В зависимости от обстоятельств и переменчивого настроения люди с хаосом в голове примыкают к той или иной стороне.

+++

Кем же быть человеку? Зверем-упырём, каменной статуей, ангелом-спасителем или полудурком? Каждый решает это сам для себя. Общая сумма личных решений складывается в общественный строй.

Если упырей очень много и они весьма активны, то это фашизм, геноциды и концлагеря. Поставленное на широкую ногу человекоубийство. Если начать разбавлять упырей людьми другого типа, то общество начнёт меняться: возникнет сперва то, что мы наивно называем «капитализмом», а потом и то, что мы наивно называем «социализмом».

В случае, если господство и рабство стали наследными, окаменели и заскорузли – велик шанс появления того, что мы наивно называем «феодальным» обществом. То есть обществом людей, своим спокойствием и равнодушием ко всему подобным камням, скульптурам и манекенам.

В чём же наивность привычных (марксистских) названий общественных формаций(укладов)?

- Во первых, очевидно, что нет железной (и вообще никакой) последовательности смены формаций.

- Во вторых, они не сменяют друг друга, а сосуществуют все вместе: от самых тёмных, диких звериных форм поведения до самых высших, светлых форм поведения «made in Оптина Пустынь».
- В третьих, чёрта с два и с три общественный уклад зависит от развития производительных сил[3], техники и совершенства оборудования! Есть свобода воли человека жить при любой технике в любом укладе.

Можно создать (и создают) – классическое рабовладение с космическими технологиями. А можно и наоборот – создать рай на земле, не обладая ничем, кроме деревянной сохи. Человек решает как и в какой морально-психологической обстановке ему жить. А техника помогает тем, кто способен принять помощь и помогает погубить себя тем, кто стремится себя погубить. Техника усиливает и добро и зло, выступая в роли простого усилителя любого явления.

Если люди прониклись звериным каннибализмом, духом соперничества и конкуренции, стремлением друг друга грабить и мучить – то техника сделает таких людей только опаснее и страшнее. Она никак не повысит их пещерный цивилизационный уровень личностей.

+++

Понимая всё это – где мы отыщем место для капитализма, как формации, общественного строя? До 1917 года?

Правильнее, на мой взгляд, говорить, что до 1917 года мы имеем очень сложную (в том числе и в анализе) смесь самых разнородных формаций, укладов, мотиваций.

Главная (из множества) тенденция в обществе до 1917 года – ослабление восточного фатального культа «каменных будд» традиционного общества за счёт усиления как идейного каннибализма, так и активной добродетели.

Ведь и зверь и ангел – кузнецы своего счастья, активные лица. Им в одинаковой степени чуждо каменное равнодушие буддизма, его похожая на смерть нирвана подменяющая (в подделках под христианство) благодать.

Поскольку каменных людей-фаталистов становится меньше, зверей и ангелов – больше, то смесь начинает распадаться, терять свою спутанность, кристаллизоваться и поляризоваться. Человек, в основе поведения которого лежит активное действие, личный выбор – выступает или активным поработителем, или активным спасителем, освободителем.

Утрачивая свою нирвану, старое неподвижное и косное общество превращается в динамичную систему скоростных перемен. Либо в социалистическую, либо в фашистскую. Удержать общество ХХ века в прежнем состоянии – утопия, нирваны на это уже не хватает. Человек настроен действовать. Но действовать он может только исходя из своей картины мира, из своей, сложившейся в уме под видом истины системы мотиваций.

И если он убеждён, что его задача – «всех убить, всё отнять», то единственное, что создаст его активная жизненная позиция – это Бухенвальд, Треблинку и… какие ещё концлагеря гитлеровцев помните? Вот их образ и подобие.

+++

Наивно в высшей степени ждать от такого человека, что он вам построит чопорный викторианский стиль общения или царизм XIX века с его глубоко-нирванической природой «божественной предопределённости всего и вся». Причина на поверхности: идейный каннибал в корне отличается от сословного фаталиста. Фаталист (царь) рождается собой, а каннибал (Порошенко или Турчинов) должен себя сделать кровавой дубиной, вытесать себя из трупов убитых врагов.

Поэтому идейный каннибал (приватизатор, олигарх, нацист) не будет вести себя, как царь, независимо от того, хорошо или плохо, красиво или некрасиво вёл себя когда-то царь. Проехали, ребята! Сословный фатализм и спокойствие его всеобщей покорности судьбе – ушедшая натура истории.

Современный капитализм (если вы настаиваете на этом неказистом термине) – не может проявить себя в викторианском стиле или как у Столыпина. Ведь те, канувшие в лету, общества – были нерассортированной смесью самых разных тенденций.

В смеси овса с горохом можно найти и овёс, и горох. Но когда овес с горохом рассортировали, то находа овса в горохе или горошины в овсе уже изчезающе-редкая случайность. Когда горох отделён от овса, найти в нём можно только горошины.

Точно так же, когда идейный каннибализм отделён, отсеян от просто-социализма, от сложной этики носителей христианства, от всей совокупности представлений XIX века – он может выражаться только в грубейшей форме самого откровенного фашизма.

+++

Мы живём в эпоху очищения форм. Всё что, что существовало в спутаном и запутанном виде, чересполосно в обществах старого типа (в царской России или викторианской Англии) – кристаллизуется и выделяется в чистую форму.

Идейный каннибал, выстроивший свою картину мира на «человек человеку волк» - уже не согласен мирится с вкраплениями инородных социальных тканей, с зародышами иных отношений внутри своей народной толщи.

В равной степени это можно сказать и о людях, выбирающих свет вместо тьмы. Они тоже выбраковывают чужеродные вкрапления. Капитализм больше не будет ханжески-религиозным, а социализм – атеистическим.

Наш выбор становится более чётким и определённым, всё более осмысленным. И от нашего выбора зависит не только наша дальнейшая судьба, но и судьба всего человечества.

У которого, конечно же, нет никаких уныло сменяемых «феодализма-капитализма-социализма», выдуманных теоретиками, а есть психология идейного каннибализма, идейного фатализма, идейного братства. Какая восторжествует – такая и диктует повестку дня.



[1] Обожение - или теозис (др.-греч. θέωσις от θεός «бог») — христианское учение о соединении человека с Богом, приобщении тварного человека к нетварной божественной жизни через действие божественной благодати.

Коротко смысл обожения выражен в высказывании Афанасия Великого: «Бог вочеловечился, чтобы человек обожился» — что обозначает потенциальную возможность для каждого человека и историческую необходимость для человека вообще обрести нечеловеческое могущество в обладании самим собой и природным миром вокруг себя в органическом единстве с Богом. Григорий Богослов указывает, что человек при избавлении от греха становится видимым Богом:

«Человек (1 Тим. 2, 5), чтоб Невместимый иначе для телесного, по причине необъемлимости естества, не только сделался вместимым через тело; но и освятил Собой человека, сделавшись как бы закваской для целого смешения, всего человека освободил от осуждения, соединив с Собой осужденное, став за всех всем, что составляет нас, кроме греха, — телом, душою, умом, — всем, что проникла смерть. А общее из всего этого есть человек, по умосозерцаемому видимый Бог».

[2] В жизни всегда всё очень сложно и запутано. Слово «брат» в языческом языке восходит к «брать», имеет тот смысл, что брат берёт у брата отцовское наследие, делимое между братьями. Это показывает скорее враждебность брата, чем любовь к нему. Для того, чтобы братство было не по типу «Авель-Каин», не такое, как у Атиллы, убившего всех своих братьев или как у турецких султанов, занимавшихся тем же – нужно было человеку проникнутся особым нетварным потусторонним светом истины, пути и жизни.

[3] Логическая ошибка Маркса с развитием производительных сил заключалась в том, что он вывел ложную обратную зависимость. Например: Мы не видим Луны без света. Но это не значит, что мы не видим света без Луны. Луна – светильник, но далеко не единственный светильник в мире. Точно так же и производительные силы. Передовые наука и техника могут возникнуть только в духовно-светлом и справедливо организованном обществе. Такое общество – причина прогресса производительных сил. Но производительные силы – не причина духовного просвещения общества. Выродок, какую бы технику в руки не получил – или сломает её, или использует во зло.

Александр Леонидов; 3 сентября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..