Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Побеждая Зверя: источники и пафос цивилизации

Побеждая Зверя: источники и пафос цивилизации ​Власть идеи – стоящая у самых истоков формирования государства и права, культуры, науки и цивилизации – возникла не «просто так», не в праздных или скучающих умах. Идеологическая власть формировалась в жестокой и упорной борьбе без правил, свойственной зоологической среде, безыдейной, но алчной и прожорливой. Становление идеологической власти в агрессивной среде биомассы – долговременный и очень драматичный процесс, отнюдь не прямой, не линейный. Вначале была биомасса, в которой все хотят сожрать всех (а если формируются стаи – то только для нападения на другие стаи, опять же, с целью их пожирания).

В этой едкой, почти кислотной среде носителям идеологий предстояло и победить, и подчинить свою силу победителей общим для всех людей принципам, то есть почти невозможное. Носители идеологии отягощены в бою массой условностей и табу, который у зоологического бойца попросту нет. Носители идеологии добывают победу не для себя – как зоологические особи – а для своей идеи.

Поэтому храмы и только храмы могли стать и стали точками кристаллизации государства и права, науки и культуры, цивилизации и преемственности передачи информации.

Победить зоологическую прожорливость особи мог только культ, из которого и выходит культура. Когда культ ослабевал – сокровищницы храмов вместе с их архивами растаскивались внешними грабителями или внутренними приватизаторами. Чаще всего – и теми, и другими. История изобилует примерами такого «возвращения в зверство» вроде бы окультуренного и одомашненного человека.

И неспроста: ведь ситуация, если задуматься, парадоксальная. Для существования цивилизации, её развития или хотя бы простого сохранения накопленных материальных и духовных богатств – нужны Служители. Но для служителя – его собственные, личные, интересы менее важны чем интересы чего-то, пребывающего вовне него, отстранённого от него! Это очень парадоксальная ситуация, которой не знает животный мир: ты не мир подчиняешь себе, а себя миру, добровольно жертвуешь своими интересами – ради чужих интересов.

Например, далёких потомков, которых ты не видел, которые тебе не знакомы, до которых ты не доживёшь. И про которых ты вообще не знаешь – а будут ли они?! А вдруг завтра упадёт метеорит, и человечества не станет? А ты всё равно свои текущие интересы приносишь в жертву потомкам, веря (ключевое слово – «вера»), что они будут. Знать-то ты этого не можешь, а вот верить – можешь. На том и стоит выбор человека, который пишет книги, вместо того, чтобы идти воровать. Вообразите енота, который вместо того, чтобы потрошить бачки возле человеческого жилья сел бы книги писать! Не получается?! А как же у человечества – при всех его ордах и налётчиках – получилось?

Конечно, цивилизация с её многовековой накопительной преемственностью – не могла бы возникнуть в обществе эгоистов и смертопоклонников.

Ведь хранить чего-то для будущего «после тебя» не только скучно для эгоиста, но и очень затратно! Чтобы сохранить для потомков многовековые накопления коллективного разума цивилизации – нужно очень многим жертвовать в текущем потреблении. А современные смертопоклонники попросту не заводят детей, чтобы не тратиться на них – чего уж говорить о бремени ковчега многовекового культурного наследия?!

Динамика проста и нам очевидна:

Гаснет Идея – кончается Служение. Кончается служение, вовлекавшее ценности в храм той или иной веры – начинается растащиловка. Ранее сконцентрированное в опустевших храмах хищники начинают растаскивать и утилизировать ради собственного текущего потребления, в рамках зоологической врождённой идеи потребительского отношения к жизни.

Итог процесса – гибель очага цивилизации и «тёмные века» поверх руин былой культуры.

Никакое «развитие производительных сил» заменить собой угасание веры не может – потому что развитие производительных сил, сделанное самоцелью (вне служения Идеологии) – только разжигает аппетиты расхитителей.

Чем больше общественного богатства – тем больше соблазн у хищников его растащить и распылить. Их приватизаторские атаки становятся всё упорнее, настойчивее: больше куш, больше и усердия до него добраться.

Абсолютно нищее общество приватизаторам малоинтересно – потому что в нём мало что можно взять. Оттого нищих атакуют с меньшим азартом, чем «развитые производительные силы» и эффективные «производственные отношения».

Важно понять то, чего в упор не видели марксисты: чем успешнее и динамичнее сложится в рамках цивилизации производительная экономика, источник благ – тем сильнее и центробежная сила криминала, стремящаяся расточить и разломать эту машину экономики.

Центробежные силы растащиловки нельзя преодолевать богатством общества: всё равно, что пожар тушить керосином! Богатство общественных фондов, само по себе взятое, возбуждает хищность, а не ответственность.

Центробежные силы можно победить только наращивая центростремительные силы веры, привлекательность дороги, ведущей к храму. Человек должен искренне верить в нечто высокое и нематериальное – иначе он превращается в хищного зверя. Третьего не дано.

+++

В сущности, слова «идея», «божество», «святыня», «сакральное» очень близки по сущностному смыслу. Ведь во всех случаях нематериальное управляет в материальном мире, абстрактно-воображаемое благо оказывается выше конкретных благ, которые, что называется, «можно пощупать». Что такое корова – понимает любой дикарь. И то, что когда у тебя похитили корову – плохо, тоже понимает любой дикарь. А вот что такое «грех похищать чужих коров»? Ведь если ты похищаешь коров, ты же их не теряешь, а обретаешь! Их можно доить или кушать, это материальная ощутимая реальность, а понятие греха – что?

Во власти идеи принципиальный человек меняет вполне конкретные и весомые блага, идущие ему в руки на благосклонность какой-то абстрактной, невещественной ценности духа. Но если из этой схемы изъять божество – там же ноль без палочки останется! Если всё – материя, тогда что такое «невещественный дух принципов»? Его же, получается, вообще нет – а вы предлагаете себе в ущерб служить воображаемому духу! Вы – скажет атеист-смертопоклонник – предлагаете психическое расстройство, разговор психа с «воображаемым другом»…

Абстрактной Идее можно служить только как божеству, по храмовой методике – а иначе служить Абстрактной Идее, лишённой в себе всякого вещества, всякого «навара» - невозможно. Что, собственно, и доказал развал СССР, общества с материальной точки зрения весьма благополучного[1] – но атеизированного «ударными темпами».

+++

Если мы будем исследовать исходник, зоологическую среду до цивилизации, то лучше поймём и пост-цивилизационные практики, катастрофы, подобные «перестройке» в СССР. Нет никакого парадокса в том, что болтовня про «обновление» на просторах СССР привела к дичайшей архаизации. Зоологизм поведения автоматически включается в той среде, из которой ушли или изгнаны высокие нематериальные идеи и принципы.

Исходник же у нас у всех таков: биологический мир, мир взаимного и постоянного пожирания, наполнен безбрежным диффузным террором, безыдейным и децентрализованным. Нет какого-то центрального НКВД, которое осуществляло бы взаимосвязанность актов террора. Расстрелы ведут каждый на своём месте, без согласования с центром (вспоминаем многомиллионные жертвы бандитизма 90-х). Зоологический террор, в отличие от религиозных войн, ничего от человека не требует, кроме того, чтобы человек сдох, уступив свои ресурсы другому человеку[2]. Если идеологический террор пытается переучить, переделать человека под собственный идеал, то зоологический ничем таким не «заморачивается»: «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!».

Это гиперагрессивную среду ещё Т.Гоббс описал фразой «Война всех против всех». Усложняет, но не меняет сути дела формирование группировок (альянсов, блоков, сговоров) для коллективного нападения на других людей. В войне всех против всех кроме индивидуальных агрессоров появляются и коллективные агрессоры – однако цель их всё тот же зоологический безыдейный, перераспределяющий материальные блага в пользу агрессора, террор.

В этом смысле орда гуннов мало отличается от 3-го Рейха, который, в том числе и устами Гитлера, неоднократно подчёркивал своё сходство с гуннами и древними германцами. И весьма гордился таким подобием…

Сговор малых зверей создаёт стайного большого Зверя, у которого есть цель.

Цель (двуединая):
– истребление
- порабощение

Как вы понимаете, одно не исключает другого и легко перетекает из одного в другое. Люди вне группировки получают статус рабов заранее, ещё до того, как на них нападут. Далее следует агрессия против назначенных «недочеловеками», и в случае её успеха – те, кому заранее (когда они ещё ничего не подозревали) присвоили статус рабов, делятся на:

-Полезных
-«Лишних», избыточных.

+++

Что может противопоставить этому цивилизация? Рациональную науку? Но такая наука обслуживает силы добра и зла с предельным равнодушием и безразличием. Ей безразлично, кто её использует и для чего.

В развитии разума есть две противоположные тенденции:

Общая рационализация
- формирование знаний и традиций, полезных для всех людей.
Частная рационализация
- формирование знаний и традиций, полезных для борьбы человека или группы людей с другими людьми.

Если человек лишается связи с Единым – он предпочитает частную рационализацию умственной деятельности, то есть готовит всё более и более изощрённые средства уничтожения себе подобных в борьбе за жизненное пространство.

И снова мы приходим в ту точку, в которой прологом цивилизации возникли Храм и его Служители. Наукой они тоже занимались, наука тысячелетиями была уделом храмовых жрецов, но только как служебная функция.

Главная же их функция, СОЗДАВШАЯ ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ сверх звериного – служение осознанной абстрактным мышлением Вечности. Уберите этот элемент из мышления – и наука обернётся собственной противоположностью. Ум станет искать средства подавить чужие умы, чтобы обеспечить себе монопольное положение, а не развивать чужие умы. Ум попытается скрыть и засекретить свои открытия - а не подарить их миру (знание–сила, силой просто так не разбрасываются).

Мы и сегодня намертво зависимы от нашего первоисточника: тех храмовых кристаллов, вокруг которых, посредством веры в Вечное, сформировалась вся мыслительная среда цивилизованного человека.

Уберите базовый элемент из голов – и завтра проснётесь в джунглях…



[1] Особенно если сравнивать с предыдущими эпохами, со всей историей человечества. Впервые во всей истории возникло общество, в котором не было ни голодных, ни оборванных нищих. Общество, которое оказалось в состоянии удовлетворять все базовые потребности всех своих жителей, превратив этих жителей в полновластных совладельцев кондоминиума народнохозяйственного комплекса. СССР умел производить все виды продукции, известной современному ему человечеству, то есть воплощал в себе полноту цивилизации. Уровень жизни в нём стремительно рос от пятилетки к пятилетке.

[2] Один из бесчисленных примеров: в борьбе за охотничьи участки вторгшиеся в Америку в неолите краснокожие («индейцы») полностью уничтожили первое население Америки, австралоидной расы. И те и другие – дикари, никто никому никакой религии не навязывал, а просто дрались за землю с благами: кому ей владеть.

Александр Леонидов; 12 июля 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..