Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

​А. ЛЕОНИДОВ: СТРУКТУРА ПОСТУПКА

​А. ЛЕОНИДОВ: СТРУКТУРА ПОСТУПКА Для меня, социопатолога, вопрос «почему люди вконец не изрубили друг друга топорами?» не является праздным. Этот вопрос, хоть и кажется на первый взгляд дурацким, на самом деле и актуален и сложен. На него нельзя ответить отмашкой – мол, почему да почему, окончание на «у». Ведь существует не только теоретическая возможность, что люди, ходящие друг мимо друга – начнут истреблять друг друга всеми подручными средствами (вытекающая из свободы воли человека). Не только теоретически, но и воочию мы много раз наблюдали, что в некоторых случаях люди начинают страшным образом уничтожать друг друга. Почему? Они не делали этого до часа «Х» и не делают после. Что запускает в психике людей механизм жажды взаимоубийства?

Человеческий поступок многообразен, порой непредсказуем и имеет очень сложную анатомию. Очень сложен уже базовый уровень – взаимоотношения между поступками инстинктивными, запрограммированными (как дыхание) – и поступками свободной воли. Капитализм, например, объявил себя «свободным обществом», отказываясь признавать голод инструментом шантажа для порабощения человека. И тем открылась эпоха бесконечных споров: рабство – это только когда в кандалах, или когда голодная смерть грозит – тоже рабство?

Есть поступки, воспроизводимые автоматически (по воле природы, естества). Есть другие поступки – воспроизводимые по собственному желанию. Они делятся на:

1. поступки действительно желанные;
2.поступки – связанные с высшими формами принуждения (включая самопринуждение, когда человек сам себя через силу заставляет что-то делать);
3. Добровольные поступки с ошибочной мотивацией[1],
4.«пакетные» поступки[2];
5. и т.п.

Всякому вариативному поведению предшествует МОТИВАЦИЯ. Насчет того – дышать или нет? – у живого человека вариантов быть не может. А вот где появляются варианты – там появляется не только выбор, но и конкуренция МОТИВОВ.

Очень часто в голове человека конкуренция мотивов проходит ожесточённо, вызывая истерики, эмоциональные срывы – или, наоборот, ступор, паралич воли, эффект «буриданова осла».

У мотивации есть внешнее сплетение обстоятельств. А есть внутренняя логика мотива – продиктованная развитием, раскрытием какой-либо «сверхценной» идеи. Так, например, бунт от невыносимой нищеты и голода – мотивирован внешними обстоятельствами. Идеи социализма – являются раскрытием внутренней логики христианства по силлогистическому принципу «если «А», то «Б»[3]. А идеи троцкизма являются комбинированным продуктом внешних обстоятельств и раскрытием внутренней логики масонерного дела[4].

Поступки бывают жизнеутверждающими, самоубийственными или паразитами ложной мотивации. Самоубийственные поступки ликвидируют своих носителей, но далеко не всегда сразу, порой с большой инерцией. А поступки-паразиты осложняют людям жизнь, паразитируя на ложно-неразрывной увязке с каким-либо безусловно-необходимым делом.

Отсюда проистекают культура (как собрание жизнеутверждающих мотиваций для поступков), антикультура (как собрание самоубийственных мотиваций) и сектантство, паразит культа и культуры.

Нужно отличать сектантство – как действия дополнительно-бесполезные к чаемому эффекту, как действия глупые, излишние, но в целом – безвредные – от антисистемности.

Например, огромный (и в итоге подорвавший силы страны) багаж советского бреда и маразма – при всём негативном к нему отношении и учёте его роковой роли в распаде России – тем не менее, не являлся прямо противоположным жизни.

Бездарно и некритически преподаваемый марксизм-ленинизм замусоривал мозги, усложнял жизнь, отнимал время, паразитировал на безусловных благах советской плановой экономики – но, по крайней мере, не убивал насмерть.

Что касается либеральных ядов, то они именно убивают – и личность, и её род – откладываясь в головах и начиная процесс интоксикации психики.

Чтобы различать антикультуру от сектантского маразма, проведём умозрительный практикум:

Ситуация 1. Врач дал вам лечебную траву – и вы поправились.
Ситуация 2. Некая шаманка-целительница дала вам ту же самую траву, от которой при вашей болезни поправляются, но при этом била в бубен, танцевала вокруг вас ритуальные танцы, кривлялась, орала, стегала вас плёткой, уверяя, что без этого никак, помочилась вам на ковёр и т.п.
Чем ситуация 1 отличается от ситуации 2? Большим количеством излишних и сущностно-нелепых действий. Без них можно обойтись, и лучше бы обойтись, но в принципе – если лекарственное растение подобрано верно, то вы в обеих ситуациях поправитесь.
И потому обе ситуации противостоят ситуации 3: когда под видом лекарства вам дали убийственный яд.

У цивилизации есть столбовая дорога (вперёд и вверх), есть боковые тупички, а есть – обратное движение, движение вспять. К традиционной борьбе прогресса с регрессом следует добавить огромное множество присадок и припоев, которые не имеют однозначной направленности, и потому путают людей при выборе в пользу прогресса.

Силы регресса, с одной стороны, неизбежны (как противодействие действию – в лице антикультуры, антицивилизации, античеловечества). Но с другой стороны – они вторичны, они(как и зло в целом) – паразитируют на существовании и движении культуры, цивилизации, человечества.

Этот антимир (как и зло в целом) не может существовать сам по себе. Он возникает как вторичное явление – если цивилизация развивается, и умирает вместе с цивилизацией.

Что касается бреда и маразма, то они могут существовать (в отличие от антикультуры) и сами по себе, вполне первично. Если антикультура нуждается в культуре – то бред и маразм в культуре не нуждаются.

И культура(+), и антикультура(-) и сектантские бредо-маразмы (0) творятся в таинстве психического варева – а внешнее выражение находят только в поступках. Поступок – это связь личного с общественным: через поступки человек осуществляет связь с коллективами других людей. Но при этом совершенно одинаковые по виду поступки могут иметь совершенно разные (даже противоположные) мотивации, и наоборот: совершенно разные поступки совершаются через разное истолкование одной и той же идеи, мотивации.

В пространстве между «человек думает» и «человек делает» - размещены достаточно сложные и ломкие механизмы привода.

Легко заниматься демагогией, утверждая: «поступай по Совести». Но практической ценности в таких сентенциях нет. Ведь и вариантов совести не счесть, и вариантов толкований поступка по ней (даже если она одна, утверждённая для всех жёстко) – тоже не счесть. Ну, допустим, мы разобрались с составом совести, отождествив её с библейскими заповедями. Но ведь каждая из заповедей, при всей кажущейся простоте, содержит в себе бездну неоднозначных смыслов!

Например, «не убий!». А убийцу – тоже не убий? Но ведь это же будет поощрением для убийцы в запрещённом заповедью деле, то есть отказ от убийства убийцы есть нарушение заповеди «не убий!».
Тем более – «не укради!». Можно ли понимать её как гарантии вечного сохранения всего ранее украденного? Большевики вывели своё «грабь награбленное» именно из заповеди «не укради!» - устав ждать, пока воров покарает Бог. И решили собственноручно покарать воров – помещики, капиталисты понимались именно как воры, грабители, в этом заключался весь вдохновляющий пафос революции, обеспечивший ей вековое долгожительство.

Поэтому мы и говорим, что рекомендации «поступать по совести» достаточно пуста с точки зрения практической. Поступки человека имеют (или не имеют) – базово-скрижальную основу, «каменные нормы», «прописные истины» в своей основе. Но кроме этого нужен ещё и развитый аппарат толкований на скрижали. Вся культура вырастает из комментирования догм.

Сама по себе догма не представляет никакой интеллектуальной ценности и порой бывает совершенно случайной. Но вокруг нерушимой догмы возникает неразрывно с ней связанный набор комментариев, с одной стороны – вторичный, с другой – интеллектуальный, в отличие от догмы.

В составе того, что называют совестью – должны быть (с необходимостью) и догмы сверхъестественного происхождения (ибо всё естественное – текущее, преходящее, случайное), и развитые навыки толкования догм. Проще говоря – совесть не бывает без священного писания и безмозглой тоже быть не может.

Вся эта совокупность вместе и составляет сложнейший и ломкий аппарат, позволяющий людям на улице ходить друг мимо друга, не убивая друг друга.

С одной стороны, в нормальное поведение людей вложен алгоритм – как в роботов. Вся их цветущая сложность мыслей в поступках сведена к единому и единственно-разрешенному знаменателю, состоящему из тысяч «нельзя» и тысяч «обязан».

Культура – тот шприц, с помощью которого с малолетства в человека впрыскивают эти тысячи табу и тысячи долгов. При этом такому «зомбированию» сопротивляется как низшая, животная ступень человеческой психики, так и высшая, индивидуальная. Ведь культура претендует на то, чтобы дистанционно управлять поведением, поступками человека – вопреки как его зоологическим похотям, так и его личностному самовыражению, его оригинальности.

«Зомбирование» сложнейшей совокупностью запрещенных и обязательных поступков позволяет скопищу превратиться в общество, хотя бы относительно безопасное для его членов. Ибо в простом скопище никто ничего (включая и жизнь) никому не гарантирует.

Понятно, однако, что для цивилизации одного «зомбирования» мало. Превратить людей в скованных биороботов – отнюдь не вершина цивилизации. Поэтому интеллектуально-комментаторское искусство преподаётся одновременно с зазубриванием табу.

Мало знать, что «А» запрещено, а «Б» - обязательно должно быть выполнено. Нужно ещё уметь доказать, что «А» действительно «А». И что «Б» - действительно «Б», а не что-то, лишь внешне похожее на этот поступок.

Конечно, если подорвать базу табуирования – или искусство комментирования догм по определённым правилам – мы получим в итоге (и многократно получали) – разнузданную оргию и кровавую резню.

И это стоит запомнить всякому, кто занимается в наше время опаснейшими экспериментами в сфере религии и культов, ценностей и норм, культуры и образования, кто выдумывает никогда не существовавшие этносы на пустом месте, сочиняет фальшивые языки, ложную историю и т.п.

Человек, не убивающий с пол-оборота другого человека – вовсе не рефлекс, не данность, приходящая сама собой (как дыхание – каждому родившемуся). Человек не убивает другого только лишь потому, что над ним очень долго трудились, создавая сложный и хрупкий аппарат сдерживания, противовесов, мотивационного контроля, преодоления эмоционального недержания и прочее.

Создать такой аппарат для нужд цивилизованного общества – очень сложно. У истории мировых религий (вытеснявших людоедские культы человеческих жертвоприношений) на это ушли тысячелетия.

Разрушить такой аппарат – проще простого. Ему угрожает и «высокое» оригинальничание яркого интеллектуала, мыслящего «критико-скептически», и самые звериные, из самой глуби животного естества – зоопатии[5].



[1]Добровольные поступки с ошибочной мотивацией – категория действий, при которой задуманный результат оказывается в коренном противоречии с объективно-полученным, ожидания от поступка в корне разошлись с тем, что в итоге вышло.

[2] «Пакетные» поступки – действия, идущие в нерасторжимой связи с другими действиями, служебные, несамодостаточные действия, смысл которых появляется только в определённом «пакете», наборе.

[3] «Если «А», то «Б» - феномен логической взаимосвязи – когда невозможно искреннее, без лицемерия утверждение чего-то без неизбежного вывода о чем-то другом…

[4] Главная цель масонерии – захват власти и денег. Масонерия внедряется в те партии и течения, у которых максимум шансов победить в силу совокупности текущих обстоятельств. Партии и идеи, обреченные на поражение, непопулярные – масонерии не интересны, так как не приведут её заговор к власти. А вот партии и идеи популярные – масонерия пытается использовать как ключ для захвата власти, копируя и имитируя их внешние признаки, подобно оборотню «оборачиваясь» то теми, то этими, то правыми, то левыми и т.п.

[5] ЗООПАТИИ – совокупность психических расстройств, исключающих высшую (собственно человеческую) психическую деятельность, делающих поведение человека и его поступки – целиком зоологическими.

А. Леонидов-Филиппов.; 31 мая 2016

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..