Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

Обоняние против "обаяния": когда поют "борцы"

Обоняние против "обаяния": когда поют "борцы" ​Нашим людям дурят голову красивыми словами. И сводят их с ума. Попробую доходчиво объяснить, чем плоха «борьба за свободу» в её либеральной форме. Понимаете, друзья, бороться нужно за дело. Что касается «борьбы за свободу» - то это разводка, с помощью которой людей используют вслепую. Если ты борешься за дело – то знаешь, что именно тебе нужно, как оно выглядит, как проявляется и т.п. А когда ты «борешься за свободу» под руководством либералов, то соглашаешься на схему «дай нам власть, а мы потом тебе что-нибудь хорошее сделаем».

Что именно – они не говорят. Если бы сказали – к ним бы массы на километр не подошли. В чём хитрость использование человека, как слепого быка? «Свобода» по самой своей природе, по сути – неопределённость, вариативность, неизвестность. Не может быть зафиксировано свободы. Где начинается фиксация – там кончается свобода. И наоборот.

Если вы коробку в багажнике зафиксировали, то она не болтается и не гремит. А если она гремит и туда-сюда мотается, то говорят: «коробка свободно болтается в багажнике».

Если зафиксировать обязательность любого права человека – то свобода испаряется. Если, например, вам обязаны что-то предоставить – это уже несвобода, потому что обязанность. Потому права и свободы – несовместимы, когда либералы их пишут на лозунге вместе – это оксюморон. Право – это фиксация. Свобода – отсутствие фиксации. Свободный полёт – это полёт без маршрута и конечной цели. Он потому и свободен, что летит куда попало и где приземлится – неизвестно. То же самое заключено в термине физики «свободное падение».

Свобода – это варианты, множество вариантов, и совершенно неизвестно, какой в итоге воплотится в жизнь. А если вам нужно что-то конкретное, тогда нужно говорить не о свободе, а о праве. Которое лучше всего зафиксировать в законодательстве.

Ликвидируя фиксацию – мы ликвидируем и сами права. Это и случилось в «перестройку»: где право на труд, право на жилище, наконец – самое базовое из прав, право на жизнь?

Освобождённые митингом толпы не признавали права на жизнь армян в Баку или оппонентов в Таджикистане. Либеральная «свобода» повсеместно принесла смерть. Например, Украина поняла «свободу» как отмену права на жизнь русских, русскоязычных, и вообще всех, несогласных с тоталитарной сектой украинизма.

Их попросту убивают огромным числом, потому что «свобода» и так хочется: и судами да расследованиями не заморачиваются. Большинство убитых – даже не казнены по суду (любой степени предвзятости), а вообще пристрелены, словно дикие животные. Где право человека на жизнь? Его нет. А почему нет права? Потому что есть свобода.
Защищающиеся тоже убивают своих убийц. И тут, можно сказать, свобода полная для всех: кто победит, тот и выживет. Убийца «нераб», правовыми вопросами не заморачивается, и ты не заморачивайся: не ты его, так он тебя…

Многие люди, «сражающиеся за свободу» под руководством либералов, не понимают, что сражаются за отмену всех и всяческих прав и гарантий, за полноту произвола силы. Либералам то ссы в глаза, всё что божья роса, они совершенно бесстыжие. Они вам сказок расскажут, что и свободы будет вагон и прав море. Но это байки, бред, понимаете?

Ну, допустим, вы не верите моей логике теоретика. Тогда поверьте своей житейской практике. Вы жили в СССР, и жили в 90-е годы. Сравните: где было больше прав и гарантий? А где больше свободы?

Не нужно шутить с этой стихией зоологической жажды произвола и безответственности, которая составляет стержень либерализма. Не нужно думать, что потеря гарантий – некая случайность или сбой с приходом либеральных «свобод»! Это – заранее запрограммированный и неизбежный процесс. Он логически вычисляем.

Ваше право – на труд и на отдых, на жильё и на защиту, наконец, само ваше право на жизнь – стреножит не только правительство над вами, но и вашего соседа. Многие ведь этого не понимают, многие думают, что права и гарантии – это несвобода только властей, руководства.

Руководителя в правовом обществе никто не спрашивает – чего он хочет. У него есть обязанности, которые делают его несвободным. Например, обеспечить все семьи отдельными квартирами до 2000 года. Это – несвобода, понимаете. Руководители страны, желающие личной свободы, устроили «реформы», и вот уже 2019 год, а квартиру каждая семья доселе не получила. Потому что право человека сняли – и заменили свободой.

Это настолько всем очевидно (права человека = несвобода власти), что на этом многие и ограничиваются. Этого категорически недостаточно! Безусловно, права человека, гарантии человеку – стреножат и заковывают в кандалы долга власть. Но разве только власть?

Власть что, с Марса прилетела? С Луны упала? Разве не нашими же согражданами власть укомплектована? Власть что – только госслужашщие категории «А»? Глава администрации – власть, а его заместитель уже не власть?

Если быть честным, если быть умным – то мы поймём, что почти каждый (за исключением совсем уж неимущих и маргинальных) – часть административной машины государства. Есть власть страны, области, города, района, а ниже – власть владельца над гаражом, власть домохозяина над определённой площадью (жилплощадью), власть главы фирмы над сотрудниками и активами фирмы и т.п.

Что такое власть? Реальная власть – это распределение благ и распоряжение людьми. Покупая что-то, мы осуществляем распределение благ в пределах своих полномочий (обеспеченного нам обществом дохода). Купив сыр вместо колбасы (или наоборот) – мы распределили деньги в пользу сыроваров (или колбасников). Оплачивая простейшую услугу – мы распоряжаемся людьми, указываем им, что делать.

Власть – распределение и распоряжение (если задуматься, то это одно и то же). Именно поэтому я говорю, что ваше право – заковывает в кандалы несвободы не только верховную власть (хотя её – само собой), но и вашего соседа! Потому что если он хочет вас убить, как турок – армянина, как политический заукраинец – жителя Донбасса, то в ПРАВОВОМ ОБЩЕСТВЕ этого нельзя. А в свободном, после майданов и «перестроек» - пожалуйста, «мели, Емеля, твоя неделя».

В правовом обществе сосед несвободен не только по части запрета на убийства. Он ещё и во многом ином несвободен, он очень многое обязан делать, независимо от своих желаний, очень многое предоставлять ближнему – и его не спрашивают, удобно ли ему это, или неудобно, хочется или не хочется.

Одним своим желание иметь права и гарантии – вы уже попираете либеральную свободу. И пусть либеральные сказочники вам рассказывают, что это не так – слушайте не их, а логику.

Или мы делаем то, что должны, обязаны – но тогда это очевидная несвобода. Или мы делаем то, чего хотим – но тогда какая же фиксация права? Либеральные сказочники расскажут вам, что можно совместить свободу и ответственность, но это бред. Бред, опровергаемый практикой на каждом шагу!

«Цитадель свободы» и «Мекка либералов-рыночников», США хотят сирийской нефти. Это – их свобода. Они её и выламывают вместе с суставами сирийцев. А международное право говорит, что сирийская нефть принадлежит Сирии. И запрещает США грабить сирийскую нефть. Между правом и свободой США выбирают свободу – и бомбят Сирию со всей дури. Права нет, но если очень хочется, то можно. Как в этой ситуации вы совместите право и свободу? Навязать Америке право – значит, лишить её свободы. И наоборот. Неужели не видно?

То же самое со свободой в рыночной экономике. Вы, допустим, хотите, чтобы государство обеспечило вас квартирой, пенсией и т.п. А государство (в данном случае, высшие начальники) – этого не хочет. Ему денег жалко, а главным образом – напрягаться, работать ответственно – неохота. И потому государство «дарит» вам свободу, забирая право на жильё, на пенсию и т.п.

Давайте рассмотрим, как отличается право от свободы. Ведь когда квартиры перестали раздавать бесплатно – новоселья никуда не исчезли. Новосёлы есть и сегодня. Но когда были гарантии – каждый получал стандартно-типовую квартиру по очереди на жильё. А в условиях свободы нет ни стандартов, ни очередей. Есть возможность – бери любую квартиру в любое время. Нет возможности – твои проблемы. Свобода!

С отменой пенсий никуда не исчезли люди, живущие на ренту. Но если в правовом обществе рента была стандартной по величине и возрасту для всех, то в обществе свободы нет ни размеров, ни возраста «ухода на покой». Богатый может выйти в любое время, хоть в 20 лет, и никаких ограничений у его ренты не имеется. Что касается бедного, то он и в 80 не может себе позволить «заслуженного отдыха».

Право человека – это нечто одинаковое, предоставляемое всем людям. Свобода человека – это «каждому своё», как на воротах Бухенвальда. А потому свобода снимает ответственность за вашу жизнь не только с государства, но и с ваших соседей. Они положили в банк несколько миллионов – и стали «пенсионерами» в 40 лет, и наплевать им, хоть бы госпенсии вообще отменили!

+++

И вот на наши улицы выходят под руководством либералов «борцы за свободу». Они напоминают лохов из дурацкой телепередачи, в которой Якубович сулил большие деньги, а игроки требовали: «Приз! Приз!».

-Я вам предлагал триста тысяч… - разводит руками Якубович – Но все свидетели: вы выбрали приз…

Открывает чёрный ящик – а там алюминиевая ложка. Или дешёвенький штопор.

Иначе говоря: «борцы за свободу» борются за кота в мешке.

За некий приз в чёрном ящике Якубовича, ведущего «Поле чудес» в стране дураков.

Игроки надеются, что там будут ключи от «мерседеса», и теоретически там могут быть ключи от «мерседеса». Но и скрепка канцелярская тоже может там быть. Неизвестно, что там, а от известного вы сами отказались!

Это не совсем лотерея-жребий, потому что жребий предполагает случайность, а тут есть Якубович, прекрасно знающий, что в ящике.

Либералы-то прекрасно знают, что будет «после победы» - они просто вам не хотят рассказывать. Чтобы вы не расхотели орать «Приз! Приз!», уповая на журавля в небе, и выпуская синиц из рук.

+++

Когда бытовал простой и понятный лозунг «Земля-крестьянам», то в нём было всё ясно. И кому, и что, и когда. И никаких «свобод», только дело. Потому что свобода – это неопределённость: то ли земля, то ли не земля, то ли крестьянам, то ли не крестьянам, то ли дадут, то ли заберут – это уж как карта ляжет…

Подлость «борьбы за свободу» я тоже не сразу понял. Но я это дерьмо с 80-х годов наблюдаю, и однажды прозрел.

Хитрость в том, что за отсутствием внятных требований каждый участник бучи видит в ней СОБСТВЕННЫЕ мечты.

Так и получается «свальный грех» совместного протеста совершенно разномастных сил: от монархистов до коммунистов, от программистов до исламистов.

Но тот, кто варит эту похлёбку, в которую сливают суп, кашу и компот с десертом – расхлёбывать её не собирается. Пусть каждый мечтает о своём – в конечном итоге всё решит грубая сила.

Потому что свобода – что бы вам не рассказывали сказочники – всегда право силы. Этим она и отличается от силы права, когда существуют ограничения на индивидуальную деятельность и сдерживание произвола личности.

Если установить в стране либеральные свободы в полном объёме, это не значит, что все станут свободными. Это означает, что сильные, реализуя свои свободы, сделают всех, кто послабее – своими рабами. Что, собственно, и случилось в 1991-93 годах.

Вводя свободы – снимают фиксацию, а что это такое? Ну, это как если в зоопарке всех узников клеток (безусловно, несвободных в клетках) выпустить на одну площадку. И львов, и волков, и козочек и кроликов… Формально-то козочки и кролики тоже свободны, их тоже освободили из клеток!

+++

Поэтому, ещё раз, итогово: надо бороться за дело. Вначале чётко определить, чего хочешь, а потом ориентироваться на это, как по компасу. И поддерживать только тех, кто предоставить гарантии реализации нужного вам дела.

А «борьба за свободу» имеет одно свойство, которое вы, наверное, уже заметили после Ельцина и майданов: она всегда по итогам усугубляет вызывавшие раздражение проблемы. Вы, начиная протесты, хотели из глаза сучок вытащить, а вам по итогам туда бревно загоняют.

Церковь мудро говорит: есть только одна настоящая свобода: свобода от греха. Но свобода от греха никакого отношения к либеральным свободам не имеет, и выступает, скорее, противоположностью их грубо-животному, скотско-зоологическому характеру.

Умные люди борются всегда за дело. А «за свободу», расплывчатую и неопределённую, митингуют только дураки. Грубо, но это не я говорю, а жизнь и история…

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 10 декабря 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.