Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

МИССИЯ ЭМИССИИ

ДОБРОТА ЗА ЧУЖОЙ СЧЕТ

 МИССИЯ ЭМИССИИ Представители Банка Англии и немецкого Бундесбанка (Центрального банка ФРГ) призвали к проведению более гибкой финансовой политики. Заместитель управляющего Банка Англии Пол Такер и член исполнительного совета Бундесбанка Андреас Домберт заявили, что структура финансовой защиты на случай возможных кризисов должна быть гибкой и позволять вмешательство в экономику уже на ранних этапах, передает Reuters со ссылкой на британские СМИ.

Напомним, что 15 мая 2012 г. министры финансов стран ЕС согласовали пакет мер по регуляции финансового сектора, известный как Basel III. Новые нормы предусматривают увеличение свободного резервного капитала банков до 10,5% от активов финансовой организации к 2019 г. Великобритания долгое время противилась приданию нормам Basel III статуса закона.

Что стоит за этими новостями? Новое подтверждение огромной выгоды кредитования для государства-кредитора и эмиссии для страны-эмиссионера. Расширим фонд денег (условных знаков), с которыми мы можем прийти на помощь туда, где дело стало худо – говорят бундесбанкиры и англобанкиры. Но разумный человек понимает: чтобы с помощью условных знаков РЕШИТЬ проблему, нужно её сначала СОЗДАТЬ. В самом деле, вообразите: на вас напал английский бульдог. Его хозяин подает УСЛОВНЫЙ ЗНАК, и бульдог отскакивает. Он больше не треплет вашу руку или ногу. Хозяин бульдога помог вам? Вроде бы да – он же условным знаком отогнал псину. Но вот в чем загвоздка: если бы это была не его «собака баскервилей», то она бы на его условные знаки, жесты и команды не отзывалась бы! Что ей, собаке, до чужого дядьки, который в стороне кричит и руками машет?

Поскольку все иностранные валюты являются таким же условным знаком, как «Фас!» и «Фу!» от хозяина дрессированной собаки, они не могут помочь в проблемах, не созданных своими хозяевами.

Государство-кредитор в меньшей степени, государство-эмиссионер в большей, благотворят за чужой счет. По формуле: «Я так тебя, Петя, уважаю, что дарю тебе Васин гараж!» Впрочем, кредитор и эмиссионер в современной монетарной практике – это одно лицо или две руки одного лица, скрытого в тени. Например, такой монстр, как банк Англии, разделяется на два департамента: Эмиссионный и Банковский. Первый печатает деньги, второй выдает кредиты в свежеотпечатанной макулатуре.

Отношения Банка Англии с центральным правительством и местными органами власти весьма специфичны: банк Англии осуществляет их кредитование в различных формах. А часть денег дает просто так, без процента, как налог на собственную коммерческую прибыль. Для государства он одновременно и налогоплательщик, и кредитор. Неудивительно, что он же управляет государственным долгом!

Эти «высокие отношения» между коммерсантами и приватизированным ими со всеми его потрохами английским государством выходят из средневековья. Вопреки химерам марксизма, в истории меняются не производственные формации, а социообразующие идеи. Они могут быть похожи (рабство повсюду рабство), но формируют их вовсе не орудия труда (рабство с компьютерами ничуть не мягче и не гуманнее рабства с деревянной мотыгой), а представления данного общества о справедливом и правильном.

В европейском средневековье боролись две главные социообразующие идеи: христианство разных ветвей и социальный дарвинизм рыцарей-винеров. Первое породило в итоге общенародное, социальное государство, второе – монополию на разрешительные системы.

Монополия разрешительных систем – это переход рабовладельца от роли организатора труда к роли паразитарной надстройки. Это очень удобно и комфортно для рабовладельцев: чем самому скакать по грядкам с палкой в руках, дубася нерадивых рабов и их нерадивых надсмотрщиков, куда приятнее сидеть в замке и выписывать разрешения на необходимую людям деятельность!

Скажем, живут в поместье лорда кузнец и пекарь. Пекарю нужны подковы, кузнецу булочки. Им бы взять, да обменятся, но лорд-хозяин не велит это делать напрямую. Используя свое привилегированное положение господина земли и всех её ресурсов, он велит кузнецу явиться к себе за разрешением взять булочки, а пекарю – за разрешением взять подковы. Ни в процессе производства булочек, ни в процессе производства подков лорд-хозяин никакого участия не принимает. Он – в экономическом смысле – лишь разрешительная система обмена, система, которая присвоила себе право в любой момент остановить обмен.

Лорд продает свое разрешение – свою подпись, оттиск перстня или просто кивок головой – за булочки к своему столу и подковы на свою конюшню. Постепенно у него отмирают все иные функции хозяина-господина, они ему больше не нужны. Он больше не утомляет себя организацией производства. Зачем, если люди все сделают без него – а вот обменяться без него не смогут?

Так возник процесс, который Марксу показался процессом перехода от феодализма к капитализму. На самом деле это был отказ лордов от владения землёй в пользу владения денежным знаком. Примерно так же торговля перешла от тяжелых и неудобных металлических денег к легким и компактным бумажным ассигнациям…

Сегодня, как и века назад, принимая всерьёз какой-либо условный денежный знак, вы автоматически признаете право его эмиссионера продавать вам разрешение на вашу деятельность. Валюты обмениваются по определенным курсам, как когда-то крепостные продавались от одного барина другому.

Именно поэтому финансовая олигархия так лезет из кожи вон, чтобы найти, кого прокредитовать и кому всучить в обмен на реальные блага свою бумажную макулатуру с вензелями.

Возникли проблемы с денежным оборотом в Греции? Британская компания De La Rue тут же объявила, что поможет Афинам напечатать драхмы, которые в стране отменили после перехода на евро. Печать денег за границей якобы суверенного государства – обычная практика неоколониализма.

Производство денег показывает реальный статус формально независимой страны. Смешно говорить о независимости страны, если сумму оборотных денег в ней определяет кто-то извне (привязка нацвалюты к инвалюте). Ещё смешнее – если страна даже технически не сама осуществляет эмиссию своих денег! Поэтому, когда с печатных станков британской De La Rue, например, выходят английские и шотландские фунты, армянские драмы, фиджийские доллары, азербайджанские манаты, литовские литы, македонские динары (всего компания снабжает дензнаками полторы сотни стран) – мы понимаем цену декларациям о независимости вышеупомянутых республик... Президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов объясняет эту практику очень смешно: «Создавать отдельное производство для многих стран накладно».

То есть (таков уж юмор неоколониализма!) объявлять себя суверенными карликам не накладно, снабжать своего главного жулика районного масштаба президентским дворцом и самолетом не накладно, рассылать тунеядцев из господствующих семей повсюду послами не накладно, а вот СОБСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ У СЕБЯ СДЕЛАТЬ – накладно! Так, под видом новой страны, появляется геополитический мальчик, которому папа дал на прогулку сумму карманных расходов…

А вот с Шотландией все наоборот: формально она является частью Великобритании, но при этом три шотландских банка имеют право на выпуск собственных банкнот. Банкноты шотландских банков могут быть приняты на всей территории Соединённого Королевства. Особо привилегированные Королевский банк Шотландии, Банк Шотландии, Клайдсдейл банк используют каждый свой собственный дизайн банкнот (коричневый, оливковый, зелёный).

СССР, ведший свою имперскую политику, не отставал от Лондона: в Перми на Гознаке, кроме советских рублей, печатали деньги для Вьетнама, Кореи, Камбоджи и других стран соцлагеря. Евро печатают в каждой стране Евросоюза в строго согласованном с Европейским центробанком количестве, а вот главной резервной валютой, американским долларом, снабжает весь мир одна-единственная компания – бакс выпускают только в США.

Почему манаты и литы, имитирующие независимость Баку и Вильнюса, печатают в Лондоне, а шотландские фунты в Лондоне напечатать не могут? Не потому ли, что голубое шотландское масонство в масонской иерархии стоит на градус выше красного английского масонства (подарившего нам, в частности, красный флаг революции 1917 года)?

Не будем влезать в конспирологию. Как там англы со скотами договорились – их дело. Нам важно другое: установить и подчеркнуть экономическую истину, а именно: финансовой олигархии всегда выгодно выделить разрешительные системы обмена из систематики производства. Выделившись, разрешающие обмен системы не только получают свою долю в дележе реальных благ, но и право на «львиную долю», на удушение своими поборами всего живого в реальном секторе экономики. Это – наследие приоритетов права феодала над правами его крепостных работников.

Именно поэтому и сегодня Лондон намертво удерживает собственные требования к банковскому сектору, которые жестче, чем общеевропейские. В качестве компромисса Брюссель разрешил Великобритании ввести собственные нормы по свободному капиталу банков: в обмен, для дальнейшего ужесточения законодательства в финансовой сфере, Соединенному Королевству придется получать разрешение Евросоюза.

"За последнее время была проведена огромная работа по улучшению надзора на микроуровне. Но любые реформы в конечном итоге уязвимы перед развитием финансовой системы или случайными ошибками с глобальными инвестициями. Политикам необходимо проявлять гибкость, чтобы избегать системных рисков, ведущих к катастрофе", – говорится в совместном заявлении П.Такера и А.Домберта. Как может условный знак предотвратить катастрофу? Только, если его хозяин сперва её спровоцирует…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 22 мая 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..