Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

В. АВАГЯН: ​ВМЕНЁННОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ

В. АВАГЯН: ​ВМЕНЁННОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ Допустим, репа стоит 1 копейку. Следовательно, принято считать, что человек, владеющий 2 копейками, вырастил 2 репы, а человек, владеющий рублём – 100 реп. Естественно, это лишь условное предположение: на практике такой жёсткой связи между репой и копейкой не бывает. Человек, владеющий копейкой, владеет правом на приобретение одной репы (пока цена не вырастет) – независимо от того, откуда у него появилась эта копейка. Связь между репой и копейкой – это не связь между трудом и потреблением. Это связь между наличием продукта и властью.

Ошибка традиционной экономической науки заключается в том, что она ставит телегу впереди лошади: производство перед потреблением. На самом же деле, в реальной жизни, у людей есть «вменённое потребление» - которое им назначает власть, исходя из своих представлений о жизни, и под которое подлаживается реальное производство.

Если один человек зарабатывает в 10 раз больше другого, то это, конечно, не означает, что он в 10 раз больше работает, или в 10 раз больше общественно-полезного продукта производит (тем более часто это и невозможно – работать в 10 раз интенсивнее рабочего на конвейере). Это означает лишь то, что действующая власть вменила ему потребление в 10 раз больше, чем у другого человека, и больше ничего. Одного власть держит в фаворе (даже если он вообще ничего не делает), другого в «чёрном теле». Даже в самом лучшем случае это связано в общественной пользой лишь очень и очень опосредованно. В худшем же случае – вообще никак.

Общество склонно воспринимать потребительский ресурс, как свою коллективную собственность.

Мы так и говорим – «наша страна», имея в виду, что все богатства на её территории – как бы наши.

Правители же и начальники склонны воспринимать ресурсы территории как частную собственность, и присваивают себе право распределять их произвольно.

Их порой даже удивляют необоснованные, с их точки зрения, претензии общества на коллективное владение территорией и её благами. Ведь, как они думают, земля принадлежит не тем, кто на ней живёт, а тем, кто её владеет (захватил её). Мало ли кто живёт на вашей жилплощади – родственник, гость или арендатор, вы же свою квартиру считаете своей, а не его!

С этой точки зрения все, кто допущены властью к обработке ресурсов и сырья – вовсе не владельцы конечного потребительского продукта. Они, с точки зрения власти, никто и ничто. Сегодня вы доверили одним трепать вашу пеньку или лён, а завтра кликнете других. Продукт, произведённый из вашей пеньки или льна – принадлежит не тем, кто их делал, а вам – владельцу исходного сырья.

Поэтому производство и потребление не связаны между собой, как думают некоторые лжеэкономисты. Можно очень много произвести – и при этом ничего не потребить: всё на сторону уйдёт. Можно, напротив, обеспечить высокое потребление при низком уровне производства.

Приведу детский, арифметический пример. Допустим, батраки у помещика производили 100 бушелей зерна. 90 он продавал за океан, а 10 – отдавал батракам. Теперь, вообразите, батраки помещика убили, а землю «прихватизировали». Поскольку они не очень грамотные ребята, и агронома убили заодно с помещиком, урожайность упала в два раза. Но бывшим батракам пофиг, потому что их личное потребление выросло в 5 раз! Пусть производится 50 бушелей вместо 100, зато ничто не уходит за океан, всё делится между работниками

Что иллюстрирует данная арифметика для младших классов? Очевидность противоречия между технически-возможным и административно-вменённым доходами. Мы потребляем совсем не столько, сколько теоретически могли бы при благоприятных для нас обстоятельствах. Рост производства может никак не сказаться на росте потребления (колониальная потогонная модель), и напротив – даже при снижении производства может существенно вырасти потребление.

Всё дело во вменённом доходе.

Ведь в современной реальности, как ни странно - не деньги производятся реальным продуктом, а наоборот – реальный продукт производится деньгами.

Конечно, не денежными знаками, которые суть есть условность, а стоящим за денежными знаками ресурсным распределением. Производительность современной нефтепереработки такова, что можно, в принципе, произвести любое количество бензина - при условии бесконечного количества нефти. Но если ресурса нет - то вся сверхпроизводительность современной переработки виснет в воздухе...

Если растёт на рынке спрос – то и производство подлаживается, исходя из интересов сбыта – наращивает производство. Если власть настаивает на достойной жизни граждан – производство покорно учится её обеспечивать.

Наоборот, если власть жадничает и хищничает, считает, что «и так сойдёт», зачем, мол, «рабочему быдлу платить больше» – тогда производство, не находя на рынке сбыта, скукоживается. Оно сворачивается, не производит того, что заведомо не сможет продать.

+++

Вопреки всем бредням вещистов, не бытие определяет сознание. Сознание определяет бытие – следует чётко понимать отличие причины от следствия, и не переставлять их местами. Если у властей нет сознательной решимости повысить благосостояние населения – тогда любой рост производства и производительности труда будет уходить на сторону. Как нельзя «натопить улицу» - так нельзя и ростом производства повысить благосостояние: деньгам всегда есть куда упорхнуть.

Всякому реальному потреблению человека предшествует вменённое ему потребление (за исключением чистого антисистемного криминала). Человек не может воспользоваться никакими благами экономики и производства – пока власть не дала ему на это санкции.

Мой совет: никогда не говорите «я заработал». Всегда говорите: «мне дали заработать».

Любой, кто имеет возможность заработать, имеет её только потому, что имеет определённую привилегию от правящих сил. Я не говорю, что бездельников и тунеядцев вообще нет – но в нынешнем безумии они неразличимо смешались и спутались с лишенцами, которые и рады бы участвовать в разделении труда, да оно сложилось без нихне дают.

Если цели повысить доходы трудящихся административно не поставлено – то никакой рост производства их сам по себе не повысит. Наоборот, все будут охотно пользоваться дешёвой рабочей силой, производя и вывозя всё больше и больше продукта.

И эта ловушка колониальной экономики, в которую попали все пост-советские страны. Выход из неё – только тщательное и критическое, придирчиво проверяемое практикой изучение экономической науки.

Науки, а не того, что преподают нынче в ВШЭ и прочих либеральных лавочках…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 30 июля 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..