Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

ГАЛЛЮЦИНАЦИИ МОНЕТАРНЫХ ОЦЕНОК

ГАЛЛЮЦИНАЦИИ МОНЕТАРНЫХ ОЦЕНОК Начну с экономической сказки. Один мельник был неграмотным. Как вести учет – сколько мешков зерна и кто привез, сколько кому мешков муки отдать? Мельник сделал из чурбака печать, и начал её ставить на бумагу – по одному оттиску за мешок. Очень удобно: привез мужичок мешок зерна – получай бумажку с одним оттиском, привез пять мешков – получай пять бумажек, по ним после и сочтемся… Сын мельника однажды заполучил печатку в свои руки и ну давай ставить оттиски. Нашлепал их столько, сколько было в доме бумаги, и радостный говорит отцу: – Ну, папа, теперь мы богаче самого короля! Посмотри, сколько у нас оттисков, а ведь за каждым оттиском стоит мешок муки! – Дурачок! – сказал отец, накручивая сыну ухо – Быстрее сожги свои бумажки, пока они не попали в руки мужикам и не разорили нас!!!

В этой сказке умный человек увидит во всей простоте сельской жизни разницу между реальной ценностью и условным её заменителем. Можно навыписывать сколько угодно расписок самому себе – о том, что обязуешься самому себе выдать дворец с балконом на море и «мерседес» посольского класса, но если их не было, то и не будет. Можно за бутылку наподписывать у бомжа с помойки векселей на сколько угодно миллионов долларов – но кому нужны обязательства бомжа? И если сосед выдаст вам расписку, что обязуется достать для вас лунный камень, вы должны понимать, что у него нет технических средств высадиться на Луне, а у вас – отправить его туда.

Иначе говоря – даже если оттиск деревянной печати иногда и обменивается на мешок муки, это вовсе не значит, что количество мешков муки равно количеству оттисков печати мельника. С точки зрения чистой экономической науки монетарная оценка чего-либо есть социальная галлюцинация. Дело в том, что всякая монетарная оценка (этот предмет стоит 100$ и т.п.) является частностью, вырванной из контекста ситуации.

Вообразите себе уходящий за горизонт ряд: …a+s-g-k+d+n-c+e… и так далее.  У этого ряда есть общая сумма, и эта сумма называется жизнь. Оценивая что-либо в деньгах, мы выдергиваем отдельную вещь из её контекста: мы утверждаем, что имеем сумму (a+s), как будто бы в чистом виде, в положительном значении. При  этом все вычеты контекста игнорируются. Так возникает социальная галлюцинация – массовый мираж, в котором значительная совокупность людей видит то, чего на самом деле не было, нет, и, возможно, вообще не может быть в реальности.

Это – как бы детская игра, действующая до тех пор, пока кто-то из сильных мира сего не вздумает изменить правила игры. И тогда дорогое вмиг дешевеет, многоценное становится дешевкой, валявшееся под ногами – сокровищем. Если мы выдернем из общего контекста жизни не тот элемент, который раньше выдергивали, а другой, то и соотношения в монетарной оценке станут совсем другими.

Сколько стоит стакан воды? Черный квадрат, намалеванный на холсте? Старый автомобиль-развалюха? Очевидно же, что от ноля до бесконечности… Как, впрочем, и все вещи на Земле.

Люди, которые не понимали, что монетарная оценка есть лишь коллективная галлюцинация, не раз приходили в ужас или восторг от сопоставления монетарных показателей.

Адам Смит описывал, как жители торгово-ростовщических центров средневековья стали – по монетарной оценке – в сотни и тысячи раз богаче сельчан из феодальной деревни: «Жители торговых городов вывозили из более богатых стран утончённые товары мануфактурного производства и драгоценные предметы роскоши и таким образом давали пищу тщеславию крупных землевладельцев, которые с жадностью покупали эти товары и оплачивали их огромными количествами сырого продукта своих земель. Таким образом, в это время торговля значительной части Европы состояла главным образом в обмене сырого продукта одной страны на готовые изделия страны, более передовой в промышленном отношении…».

Ну и что? В битве микрокосма средневекового города-коммуны с деревенскими владыками-феодалами победили все равно деревенские, стало быть, РЕАЛЬНО они и были богаче горожан, чтобы там не говорил монетарный инструментарий сравнений.

Мартин Лютер сетовал: «Мне говорят, что теперь ежегодно на Лейпцигской ярмарке взимают 10 гульденов, что составляет 30 на сто; некоторые прибавляют ещё сюда Наумбургскую ярмарку, так что получается 40 на сто... Кто имеет теперь в Лейпциге 100 флоринов, тот ежегодно получает 40, — это значит сожрать в один год крестьянина или горожанина. Если он имеет 1000 флоринов, то получает ежегодно 400, — это значит сожрать в один год рыцаря или богатого дворянина. Если он имеет 10 000, то он ежегодно получает 4 000, — это значит сожрать в один год богатого графа. Если он имеет 100 000, как это и должно быть у крупных купцов, то он ежегодно получает 40 000, — это значит сожрать в один год крупного богатого князя. Если он имеет 1 000 000, то он ежегодно взимает 400 000, — это значит сожрать в один год крупного короля. И не грозит ему за это никакая опасность, ни жизни его, ни добру. Он не выполняет никакой работы, сидит себе за печкой и печёт яблоки. И этот разбойник в кресле, сидя у себя дома, может в 10 лет сожрать целый мир». («An die Pfarrherrn wider den Wucher zu predigen», 1540. In: Der sechste Theil der Bücher des ehrnwirdigen Herrn Doctoris Martini Lutheri. Wittemberg, 1589 [S. 312].)

Естественно, в реальности лейципгские купцы не съедали ни герцогов, ни графов, ни королей, и никто не слышал, чтобы купец из Лейпцига или Наумбурга повторил подвиг А.Македонского по «пожиранию всего мира». Монетарная оценка в высшей степени условна, и действует только в рамках конкретной игры, до тех пор, пока игроки признают её правила и не дали по уху «гроссмейстеру» шахматной доской…

Если я иду с рублем в кармане по улице, а навстречу мне знакомый со 100 рублями, то это вовсе не значит, что мне навстречу движется толпа в сто человек, равноценных мне по силе, уму и ловкости.

Попытка измерить деньгами сложные отношения в мире неизбежно приводит к тому или иному маразму измерений.

Как пишет современный либерал А.Никонов «…Третий мир стремительно теряет свою нужность… Уже сейчас сравнение качества и количества впечатляет… В компании IBM работает около 400 тысяч человек, а в Бирме живет 48 миллионов человек. При этом доход IBM примерно равен национальному доходу Бирмы. В «Дженерал моторс» трудятся примерно 750 тысяч человек, а в Эфиопии живут более 75 миллионов человек. Национальные доходы «GM» и Эфиопии сопоставимы. Можете поделить одно на другое и узнаете, во сколько раз цивилизованные люди эффективнее (умнее, производительнее, лучше, образованнее – любое слово подойдет), чем нецивилизованные...»

Удивительно, что Мартин Лютер писал в 1540, а Никонов в 2011 году, но несмотря на существенную разницу в возрасте и оценка у них, и причина ошибки в расчетах совершенно одинаковы: условный знак подменил реальность. Таким же образом ошибается и В.В.Путин, когда всерьёз предлагает бороться за определенную цифру среднего заработка в РФ в рублях или долларах. Ведь в реальности совершенно неважно, сколько ты получаешь, гораздо важнее, сколько ты тратишь.

Не раз ещё в экономике монетарные галлюцинации подменят собой живую жизнь, но только на бумаге, которая все стерпит. А материальную реальность не обманешь…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 26 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.