Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

ИСТОЩАЮЩЕЕ ОБЖОРСТВО РЫНКА...

ИСТОЩАЮЩЕЕ ОБЖОРСТВО РЫНКА... ​Я занимался важной работой, совместно с аграриями Кубани исчисляя неразрывную взаимосвязь наиболее рентабельных форм сельского хозяйства с максимальным почвоистощением. Нами были составлены сводные таблицы, свидетельствующие о том, что дополнительная рентабельность посевов подсолнечника, например, берётся не откуда-то из воздуха, а в прямом смысле – из стоимости земли (её почв). От аграрной тематики моя мысль шагнула дальше, к общеэкономической тематике – выявляя и разоблачая основные противоречия рыночной мотивации хозяйственной деятельности…

Я стал понимать на примере рыночного хищнического почвоистощения, производимого собственником, а тем более арендатором в погоне за прибылью – общую закономерность, превращающую рыночные отношения в тупик цивилизации.

Как уже известно внимательным читателя газеты «Экономика и мы», в научной экономике человек не производит блага, а извлекает их из природы техническим инструментарием. Простое извлечение благ порождает первобытную экономику. Добавление к первобытной экономике разделения труда (кооперации) производит общественное неравенство, вычитаемое из роста извлечения благ при кооперации. А добавление к экономике технических средств производит инфраструктуру, углубление неравенства за счет углубления переработки даров природы.

В.Л.Авагян придумал объединить кооперацию и инфраструктуру в едином термине «ИНФРАПЕРАЦИЯ», с той логикой, что – с узкой точки зрения экономиста – техническое углубление переработки и углубление переработки через разделение труда приводят к аналогичному эффекту.

(Прим. ЭиМ: если быть точнее, инфраперация по Авагяну - это общая сумма премиальной прибыли, которую человек получает дополнительно к оплате своего труда за участие в общественном разделении труда и по итогам совместного пользования техническими достижениями цивилизации. В разных странах инфраперация разной величины)

Инфраперация производит вычитаемую из приносимых ею дополнительных благ экспроприацию: если человек в обществе получает (за счет общей техники и разделения труда) прибавку больше, чем у него отнимают эксплуататоры, то он не стремиться сбежать из общества, стать Робинзоном. Если экспроприация превысит инфраперацию – общество развалится, члены его разбегутся.

Существует два вида общественной борьбы. Описанная Марксом классовая борьба – эпизодическая и второстепенная. Это борьба внутри производства между угнетателями (начальниками всех видов) и угнетенными (их подчиненными всех видов).

Главная же общественная борьба, ведущаяся всегда и везде – борьба блока угнетателей и угнетенных (поедающих один и тот же ресурс) с чужаками (маргиналами), претендующими покушать от их ресурса. Борьба пользователей и маргиналов за землю и место под Солнцем гораздо более фундаментальна и остра, нежели марксова борьба старших и младших пользователей.

Главное же экономическое противоречие – заключается в одновременном стремлении человека и пожирать, и сохранить ресурс.

Возьмем что-нибудь простое, близкое мне, как ученому-аграрию. Например, отару овец. Отара+ пастбище являются простейшим самодостаточным ресурсом, источником благ. Смысл иметь отару – в том, чтобы резать и стричь баранов. Но в то же время, если состричь с них сразу всё, то они замерзнут и окочурятся, а если всех их пустить на шашлыки – останешься один на один с несъедобной травой пастбища…

Поэтому чабан стремится сразу и к тому, чтобы поедать свою отару, и к тому, чтобы её сохранить. Без поедания отара потеряет для него смысл, а без сохранения он потеряет отару. Поэтому чабан осуществляет инфраперацию, в которой отара ОДНОВРЕМЕННО и режется, и сохраняется. Это выстроенный на фундаментальном противоречии хрупкий баланс противоположных намерений и интересов.

Он всегда вводил экономистов в заблуждение своим огромным внутренним противоречием пожирания созидаемого и созиданием пожираемого. При крушении хрупкого баланса наука экономика переставала быть наукой и превращалась в извращение мысли.

Вместе с левым уклоном она въезжала в ПОПУЛИСТИКУ – откуда и пошло популярное у либералов ругательство «это популизм!» - когда некто, в поисках дешевой популярности у масс, обещает дать то, чего не может.

Вместе с правым уклоном она въезжала в ХРЕМАТИСТИКУ – науку о рвачестве и мародёрстве, воровскую науку об организации «шмона» ценностей и бегства с ними. Это когда жулик затормаживает гипертромбом обменный процесс, кругооборот благ, и не обещает никому дать того, что вполне может дать.

Почему экономист из ученого всё время превращается то в популиста, то в хрематиста? Потому что никуда не уйти от глобального противоречия между потребностью извлечь из окружающей среды как можно благ и в то же время сберечь как можно больше ресурсной базы.

Мы, экономисты, находимся внутри громадного противоречия между благоизвлечением и инфраструктурной сохранностью. Что не возьми в жизни, всегда имеет две стороны:

  • 1.Если им активно пользуются, то оно портится. А зачем нам испорченный предмет? Может, поберечь его, не пользоваться?
  • 2.Но если имуществом не пользуются, то оно (во-первых) тоже портится, но самое главное – теряет смысл. Зачем нам вещь, которой мы не пользуемся?

Безусловно, это противоречие может решаться тем или иным способом. Но рыночным путём оно решено быть не может. Потому что частный собственник ведёт себя так, как будто бы он создал (а не просто пользуется) окружающую среду. Он не заботиться – и даже чисто технически не может заботиться – об инфраструктурной сохранности. Чтобы не разориться и не выбыть из игры, частник попросту вынужден (даже если не хочет) – максимализировать благоизвлечение и минимизировать издержки.

С этим и связана отмеченная мной и доказанная мной в таблице взаимосвязь между почвоистощением и наиболее рентабельными формами сельского хозяйства.

При снижении почвоистощения будет неизбежно снижаться и рентабельность сельского хозяйства, с рыночной точки зрения собственник окажется «неэффективным» и «неконкурентоспособным».

В городе происходит то же самое. Максимализировать прибыль хозяйствующий субъект может только минимизировав расходы на т.н. «общественные фонды потребления», т.е. места и предметы общего пользования, принадлежащие всем вместе и никому в отдельности. Поэтому чем эффективнее с точки зрения рыночных критериев хозяйственная деятельность, тем сильнее она разрушает инфраструктуру и окружающую среду. Прибыль в буквальном смысле, со слезами, кровью и гноем, выжимается из окружающей среды, и её рост в частном домохозяйстве по закону сохранения вещества и энергии – равен её сокращению в области фондов общего пользования.

Когда я стал искать подтверждения своих сельских мыслей в городских условиях, то я обнаружил любопытнейшую статистику: оказывается, число владельцев (собственников) жилья в странах пост-социализма НА ПОРЯДОК ВЫШЕ, чем в ведущих странах наиболее развитого капитализма (о периферийном, бразильском капитализме я и не говорю!).

В стране миллиардерских дворцов большая часть населения (я не шучу!) вынуждена арендовать жильё, снимать чужие углы, не имея в собственности своего дома или квартиры! А ведь некогда мы полагали ситуацию с жильём в СССР катастрофической, ссылаясь на чудовищные разрушения жилфонда в Великой Отечественной войне и на чудовищные расходы, связанные с урбанизацией во второй половине ХХ века…

И тут получается, что СССР, несмотря на все его форс-мажоры, обеспечил подавляющее большинство горожан жильём в собственности, а США – никаких форс-мажоров не испытав (и даже наоборот – в благоприятнейших для них обстоятельствах) – не удосужились этого сделать…

Кратко подводя итог – рыночные отношения истощают как первичную (экологическую) так и вторичную (антропогенную) инфраструктуры жизнеобеспечения.

Возьму близкий мне аграрный пример – гречку. До ценового всплеска у селян брали гречку по 6,5 – 7 рублей при себестоимости 6,8 рубля за килограмм. Когда начался ажиотажный спрос – выиграли запасливые перекупщики, все же предложения брать гречку по новым ценам к аграриям ничего не дали, потому что аграрии уже всё продали по нижайшим ценам.

Обогащение на гречке, на цену которой производители влиять не могут – сопровождается разорением всей гречкосеящей инфраструктуры и её непосредственных производителей. Прибыль извлекается посредниками при очевидной недоплате производителям продукта.

И так – повсюду, как может видеть исследователь проблемы.

Тимур САВЧЕНКО, аналитик "ЭиМ", Южный федеральный округ.; 2 декабря 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше
  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.