Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОТ

МЕХАНИЗМЫ САМОУНИЧТОЖЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОТ Простейшие плавательные средства были ЛИЧНЫМИ. На них, как правило, человек плавал один (первобытные плоты, пироги, каноэ) или очень маленьким коллективом. Это имело большое преимущество: чужих на плотах не было, только все свои. Но маленькие плотики могли переплыть только через маленькие водоемы. Чем дальше устремлялся морской или океанский маршрут, тем больше становились лайнеры, тем все больше людей, совершенно чужих друг другу, оказывались зависимыми друг от друга и обязанными морским правом помогать друг другу в беде. И сегодня на маленьком пруду можно выстроить личный, ни от кого не зависимый, и только вам подчиненный плот. Но переплыть на таком океан – утопия. И тем более утопично расплыться посреди рейса с океанского лайнера на личных маленьких плотах в разные стороны. Логика высокотехнологичного мореплавания делает ПЛОТ ЗАПРЕТНЫМ. На суше, если подумать, все так же, как и на море…

Игнорирование административно-плановых институтов в развитых странах Запада в российской экономической мысли настолько тотально, что наталкивает на мысль о своеобразном познавательном заговоре. Не изучаются и даже не озвучиваются мощные и эффективные системы государственного планирования в США, странах Европы и в Японии. Не рассматриваются и крайне негативные последствия демонтажа этих систем в начале нового века в упомянутых государствах. Между тем в США давно отменена коммерческая тайна, за ценами следит сразу три государственных ведомства (если одно проморгает неоправданную спекуляцию – другое подсобит), и частная собственность постоянное отчуждается по мотивам общественного блага. Наиболее яркие примеры – дело США против Морганов и против Билла Гейтса. В США искусственно (путем государственных закупок и дотаций) поддерживалось существование 70%(!) убыточных в конкурентной среде хозяйствующих субъектов (фермеров, малого бизнеса, сферы сервиса, научных разработок и т.п.).

Давайте зададим себе вопрос – а могло ли быть иначе? И что было бы, если бы Ф.Рузвельт, вместо копирования у СССР пенсионной системы и диктатуры профсоюзов двинулся наоборот, в сторону «всеобщей приватности», столь мифологизированной в сознании англосаксов? Ответ очевиден: США в таком случае перестали бы к концу ХХ века существовать и как геополитическая величина, и просто как государство.

Для защитников «либерализации» неплохо было бы заглянуть в учебник своего собрата, профессора ВШЭ Липсица «Экономика», в котором указано, что в Нью-Йорке до Рузвельта только за один год (без войны и блокад!) умерло от голода несколько тысяч человек. И если их убил не рынок – тогда, скажите на милость, что?!

Необходимо понимать, что по мере усиления взаимозависимости членов общества друг от друга (в процессе разделения труда) растет и необходимость их взаимной ответственности друг за друга. Образцовая в техническом отношении страна, «нация-механик», Германия в 1945 году открылась нашим комендантам с неожиданной стороны. По свидетельству Г.Климова, в этой стране уже 70 лет не менялось рабочее законодательство и трудовое право. Жесткие ограничения произвола хозяев и большие права наемных рабочих создали в итоге невероятную для территориально-малой страны устойчивость и сплоченность нации, доказанную в двух мировых войнах, ведшихся, фактически, со всем миром.

Знаменитый Карл Цейс, например, по свидетельству того же Г.Климова, к концу своей жизни сделал всех рабочих своей знаменитой фабрики совладельцами производства. Германское трудовое право уже при Бисмарке явочным порядком ввело государственное планирование и реальный социализм (без троцкистcких извращений 1917 года). Это и понятно: закон джунглей не может править нигде, кроме джунглей, где дикость и примитив, иначе его не  ассоциировали бы с джунглями.

Переход человека от животного эгоизма к общественному долгу и служению ближним не мог совершится сам собой. Он произошел под воздействием мировых религий, как элемент фанатической (не рассматривающей своекорыстных аргументов) веры  и сам из себя (при всей своей материальной товарной фактурности) представляет своего рода чудо. Ведь в режиме свободной конкуренции разрушители всегда в конечном итоге побеждают созидателей.

Почему?

В народе давно известна поговорка – «Ломать не строить!». Это непосредственное наблюдение народа, взятое из повседневной практики. Однако в нем нет формулы обоснования. Все знают, что ломать легче, чем строить. Но почему?

Формула объяснит нам общая теория энтропии. Если существует закон сохранения энергии, то существует и закон самовозрастания энтропии. Энергия не может возникнуть сама собой и из себя, а энтропия (распыление энергии, антиэнергия, процесс примитивизации сложных систем) может. Свойство накопления энтропии – естественно для всех материальных систем.

Человек, вырабатывающий энергию, плывет, фигурально выражаясь, против течения. Человек, вырабатывающий энтропию, плывет по течению.

Усложняя и совершенствуя системы, мы имеем формулу T-E = Z (личные усилия  минус общая энтропия = конечная выгода), в которой энергетика деятельности снижается энтропическим естеством. Громя и круша систему, мы имеем формулу Т+Е = Z (личные усилия плюс общая энтропия = конечная выгода), в которой энергетика деятельности дополняется сопутствующей и союзной силой естественного накопления энтропии.

Поэтому при двух равных T в двух формулах результат Z у созидателя всегда будет значительно скромнее, чем у разрушителя. И если созидатель с разрушителем конкурируют на равных, то выиграет конкуренцию всегда разрушитель. На грядке садовода всегда победит сорняк, а не культурное растение, на свободном рынке – рвач и циник, а не романтик и благотворитель.

Особенно нужно отметить, что насаждение частнособстеннической психологии в массах – это принципиальный отказ от общего дела и общего блага.  Общее дело и общее благо потому и выделены семантически из понятий «выгода» и «прибыль», что лично отдельно взятому человеку не выгодны или выгодны не настолько, как их противоположность.

Частнособственническая идеология, культ личного интереса и самоублажения несовместимы с достаточным деторождением. Деторождение вообще есть процесс самопожертвования и самоотречения, и потому общества с культом личной выгоды с необходимостью утрачивают его, вымирают.

Частнособственническая психология не может быть распространена изолированно от сотрудников правоохранительных ведомств. Но если она распространяется на сотрудников силовых ведомств, то с неизбежностью (опять-таки, математической формулы) требует от них ИСКАТЬ ЛИЧНУЮ ВЫГОДУ. Невозможно и немыслимо отделить частнособственническую психологию от поиска личной выгоды.

Но если мы признаем, что это очевидно, то вынуждены будем признать и следующее: каждому частнику безопасность придется ПОКУПАТЬ, и все дороже и дороже. Понятно, что силовики, зараженные частнособственнической психологией, начнут разбирать дела плательщиков охотнее, чем неплатежеспособных, и тем охотнее – чем крупнее платеж.

Значит, безопасность в таком обществе станет постоянно дорожающим товаром, стоимость которого тяжким бременем ляжет на производственную рентабельность. Не будем забывать, что после определенной величины стоимости безопасности человек просто закрывает дело, производство, бизнес; так, например, до разрушения хищного Крымского ханства никто не обрабатывал лучшие в мире черноземы Южной Украины. Постоянные грабежи превратили эти райские для хлеборобов места в «Дикое поле».

Но кто сможет заплатить за безопасность дороже – созидатель или разрушитель? Мы уже видели выше формулу, которая доказывает, что энтропическая тенденция дважды влияет на бизнес: отбирая часть усилий у созидателя и добавляя фору разрушителю. Личное коммерческое преимущество разрушения над созиданием очевидно. В народе говорят – «самая плохая спекуляция лучше самой хорошей работы». Или – «от трудов праведных не построишь палат каменных». Или… Впрочем, читатель сам может продолжать экскурс в фольклор народных наблюдений за буднями предпринимательства.

Но если разрушитель более платежеспособен по формуле энтропического преимущества, то он, соответственно, выкупит всю безопасность у зараженных частнособственнической психологией силовых ведомств. И они станут защищать не созидателя от разрушителя, а наоборот – разрушителя от созидателя, потому что экономически и лично ИМ ТАК ВЫГОДНЕЕ.

Только последовательное регламентирование деятельности экономических субъектов административными методами может аннулировать сверхприбыли разрушителей и дать созидателям шанс исполнить их мечту – сделать наш мир лучше и комфортнее…

А. Леонидов-Филиппов.; 25 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..