Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          

Современость и ловушка безумия - 2

Современость и ловушка безумия - 2 ​Для неадекватного недоумка Истина недоступна. Она недоступна для него и в том случае, если он, по неизвестным причинам, вдруг захочет ею овладеть. У него нет самого аппарата её обретения. Что касается смертопоклонника[1] – то для него Истина и не нужна. Здесь речь идёт уже не о недоступности, а о нежелательности её постижения. Смертопоклоннику нужны краткосрочные операции локальной эффективности – которые дают желанный эффект здесь и сейчас. В каком отношении эти эффекты к предвечным законам Вселенной, в каком они отношении к объективной истине – совершенно неважно в данном случае. Смертопоклоннику важно не познать, а использовать текущий процесс.

Продолжение. Начало: https://economicsandwe.com/D5B83658BF4EE3AE/

Это снимает в кругу смертопоклонников и фундаментальную науку и всякую нравственную оценочность.

И теоретическое знание, и практическая добродетель равно не нужны, если они выходят за рамки биологической локации особи, охваченной смертопоклонничеством. Обуздать деструктивные хищнические практики смертопоклонников извне в эпоху кризиса разумности некому – они окружены неадекватными недоумками.

Так мы получаем теоретическую модель пост-общества, свойственную, например, «перестройке» или украинской современной политике. То есть подонки делятся на успешных и обманутых, использованных, но в целом все одинаково подонки.

Кризис Разума двудольный – его составляют неадекватность и паразитизм. Люди, которые не понимают мира, и люди, которые хищнически используют их непонимание, составляют единую экосистему.

+++

Познание в конце ХХ получает два удара: облегчение условий жизни горожанина снимает принудительно-необходимую мотивацию умнеть, а смертопоклонничество, рассеиваемое всепроникающим атеизмом – снимает сакральность знания, его престиж и представление о познании, как священном при любой идеологии занятии человека.

Познание становится и житейски-ненужным, и социально-непрестижным. Успех дегенераты видят вовсе не в доказательстве сложнейшей теоремы или «красоте» уравнений. Представление животного об успехе – это вкусная добыча и уютное логово. Для недоумка это очевидно без доказательств, а для смертопоклонника – считается «доказанной истиной».

И здесь мы должны понять очень важную вещь. Дело в том, что цивилизация, по самой сути своей, блокирует целый ряд «простых решений» - не оставляя выбора, или, иначе говоря, оставляя сложные решения проблем безальтернативными. Например: каннибализм, как средство насыщения, воровство, как средство обогащения, убийство, как средство обретения жизненного пространства и т.п.

Но простые решения не исчезают, они лишь блокированы культурой человека! С эрозией культурного уровня эродирует и блок. Простые решения начинают проступать, как переводная картинка, сперва неявно и контурами, а потом и «во всей красе».

Почему цивилизованный человек отвергает каннибализм при любой степени голода? Такие решения, как каннибализм он полагает «немыслимыми», «недопустимыми». Цивилизация ограничена целым рядом неприкосновенных «табу» и может существовать только в их обрамлении.

Можете себе представить, вооружённые этим знанием, что происходит при осуществляемом либералами «растабуировании» общественных процессов. Из клеток, снизу, из преисподней в жизнь врываются «простые решения», «кратчайшие пути», имеющие преимущество эффективности перед цивилизованными, сложными и непрямыми.

Например, в 1980-м году как обеспечение жильём так и продовольствием рассматривалось в цивилизованной сложности: ТОЛЬКО через прибавление, без применения отнимания. Если растёт физическое количество колбасы или квартир – то их получают больше (равномерно) сразу все граждане. Но если растёт цена на колбасу, или бесплатное жильё становится вдруг непосильно-дорогостоящим, то ведь их физически больше не стало. Их не стали больше делать – просто к ним доступ усложнили.

Такое (варварское) решение – устраняет проблему МОМЕНТАЛЬНО. Для изобилия колбас по твёрдым ценам необходимо увеличение их производства, а для изобилия по свободным ценам – достаточно лишь поднимать эту цену, пока люди не откажутся от покупок.

Современный администратор не хочет долгого и сложного цивилизованного решения проблемы, связанного с ростом количества благ, он стремится решать любую проблему методом «отсечения лишних», не требующим ни ума, ни организаторских способностей, ни времени, ни напряжения сил. Единственное, что требует такое простое решение – власти.

Отсечь тех, кто не вхож во власть, чтобы у вхожих всего хватало. Уровень производства при таком решении совершенно не важен, растёт он или падает – дело десятое. В мире животных и варваров все проблемы именно так (по линии наименьшего сопротивления) и решаются. Вода, например, всегда течёт вниз, пока её не заставят течь иначе. Вода стремится в низины, а вовсе не орошать поля.

Любой понимает, что дав свободу воде – мы уничтожим все искусственные оросительные системы. Почему же тогда не любой понимает, что то же самое случится, если дать свободу стихии предпринимательства?!

+++

Но что такое бытовые табу в человеческом поведении? Мы их сами себе придумали? Нет – мы их придумали не сами, а получили с пелёнок при воспитании. Их нам придумали другие люди? Нет – какое значение имеет для нас мнение равных нам других людей? Тем более живших в другую эпоху и не понимающих специфики нашей? Нам наше мнение важнее мнения чужих людей…

Бытовое табу – это табу, изначально религиозное, но ставшее настолько привычным, что перестало восприниматься как часть богослужения[2]. Вначале было – а потом настолько глубоко проникло в жизнь, что перестало отделятся от быта. Возвышенное, особое состояние человека при богослужении должно постепенно переходить в обыденное, бытовое, и это одна из важнейших функций цивилизации. То, что вчера считалось подвигом, сегодня считается само собой разумеющимся поступком для каждого, а завтра – отклонение от этого будет караться законом.

Например, «рыбный день» вводили и средневековая английская монархия, и советская власть. Но для средневекового короля помогать бедствующим было милостью и правом, совершенно добровольной благотворительностью. А для советского начальника – уже обязанностью и долгом.

Милосердие при цивилизационном развитии общества из простой возможности и выбора человека превращается в предписанное неукоснительно самим законодательством, и это нормально. Хуже, если наоборот: это значит, что общество покатилось вниз.

+++
Бывают ситуации, когда цивилизация откатывается от высших форм к низшим. А бывают и иные: когда она разом ломается, прекращает своё существование, не соответствует уже никакой стадии цивилизованности, ни высшей, ни низшей. Так машина и телега являются транспортными средствами, просто телега уступает автомобилю в скорости и комфорте. А автомобиль без колёс уже не является транспортным средством, ни на автомобильном уровне, ни на уровне телеги.

Нужно отличать деградирующую, откатывающуюся цивилизацию – от слома всякой цивилизованности вообще. Например, примитивизацию и помутнение законов – от полного и сознательного беззакония в основе жизни.

+++

На практике разницу мы видим между цивилизационно-деградирующей Россией и цивилизационно-конченной Украиной (вместе с рядом других пост-советских псевдогосударств). В одном случае цивилизация откатывается на нижние уровни, в другом – исчезает всякое представление о цивилизации и её нормах.

Ничего хорошего в цивилизационной деградации нет, кроме того, что снижающееся может быть поднято обратно, а упавшее и разбившееся вдребезги – утрачено навсегда.

У обоих процессов есть общая природа, общие движущие силы – и единый источник, «перестройка» в СССР. В конце 80-х-начале 90-х годов произошёл хорошо знакомый диалектикам переход количественных изменений в качественные. То есть долго копившаяся масса умственного смертопоклонничества одних и слабоумия других произвела резкие, обвальные, итоговые перемены.

Непостижимое разумному человеку сочетание: «равнодушная любовь-ненависть». Для человека цивилизованного оно невозможно: он любит одно, ненавидит другое, равнодушен к третьему. Для хищника – это не только возможное, но и естественное состояние.

Любит ли лев антилопу? Как мясо, как пищу – конечно, любит. Можно ли сказать, что лев ненавидит антилопу? Он её убивает, расчленяет, пожирает – то есть ненавидит. Можно ли сказать, что лев равнодушен к антилопе? Безусловно: в его нападении нет ничего личного. Антилопа лишена лица и имени, льву безразлично, кого он сегодня съест, было бы мясо.

Хищник не видит разницы между Кореей, Сирией или Венесуэлой, хотя они очень и очень разные. Но если видеть в них только мясо – то совершенно безразлично, кого скушать сегодня: Корею или Венесуэлу. Кто меньше лягается и тише бегает – того и слопают…

Современный начальник-ельциноид, сын чудовища приватизации, Россию любит, ненавидит и равнодушен к ней одновременно. Он любит её, как источник пищи – и даже защищает от других хищников. Так лев убивает другого льва, если тот придёт на его охотничий участок. Он её ненавидит – поскольку расчленяет и калечит, и он совершенно равнодушен к ней в тех аспектах, которые не относятся к его питанию.

Из такого сложного сочетания можно выйти только назад, в цивилизацию, или в окончательную смерть. Наивно приглашать против льва другого льва – их отношение к антилопам идентично.

Смертопоклонничество, идущее с Запада уже полтораста лет – соединяет в нерушимый сплав любовь, ненависть и равнодушие. Для Разума с его классификациями, с его базовым разделением всех явлений на Добро и зло – это смертельно. Категории и классификации, подтверждения истинности и опровержение ложности – снимаются в смертопоклонничестве.

Рождение и смерть Вселенной в нём сводятся к жизненному сроку хищника, «до» и «после» не существует, оттого и абстрактных истинности и ложности тоже нет.

+++

Советский человек – первая, но не последняя жертва пост-индустриальной Цирцеи[3] «общества изобилия». Дело в том, что потребительская халява отрицает сама себя. Она взращивает собственных могильщиков – точно так же, как оранжерея, помогая растениям, убивает в них способности к сопротивлению естественным условиям произрастания.

Человек попадает в благословенные условия, теряет там разум – а потеряв разум, теряет и условия. Его выбрасывают обратно в первобытную борьбу за существование – но уже слабого, лишённого смекалки и трезвости дикаря, заточенного на то, чтобы «своего не упустить».

Что можно выделить в этом процессе? Прежде всего, массовое слабоумие.

Слабоумие – неспособность к отражению в уме происходящих вокруг тебя процессов, скомканность и оборванность, отрывочная случайность этих отражений в голове. Это когда дом горит – а человек жалуется на неприятный запах гари, ничем иным не беспокоясь…

Далее, где массовое слабоумие – место трезвого разума занимают бесы.

Бесноватость – внешне выражающаяся как высший накал параноидальной истерии при полной утрате логики высказываний и поступков.

А там, где одни беснуются – другие цинично строят своё земное благополучие.

Цинизм – подмена Истины выгодой. Всеядность – когда человек преследует цель урвать при любых обстоятельствах…

Сочетание слабоумия, бесноватости, цинизма и слабовольного страха тех, кто «всё понимает, но сказать боится» - мы видим сегодня на Украине. Это – вариант нашего страшного Завтра, наша антиутопия, напоминание нам, какими можем стать мы, и уже почти стали…

+++

Существует очевидная каждому думающему человеку БЕЗДНА между болью и лечением. Боль – приходит сама по себе, к любому. Исцеление – лишь к тому, кто овладел аналитическим мышлением, и способен устранить причину боли, а не просто выражать ярость от её присутствия.

Мы находимся в страшной ситуации, когда недовольство существует без осмысления причин, в его животной версии.

Это когда человек говорит «мне не нравится» - но не может толком описать, что именно ему не нравится. Столь же бессилен он описать и то, что должно прийти взамен предмету его неудовольствия, непостижимому для него. И ещё более смутны его мысли о средствах решения проблемы – которую он не в состоянии даже точно диагностировать.

Человек, который не представляет себе, что такое здоровье – не сможет понять, что он болен. Человек, который не понимаем, чем болен – не может лечить болезни. Человек, который думает, что любая болезнь лечится придорожным папоротником или толчёным мелом – безнадёжен и как пациент, и как лекарь.

Между тем «перестроечный человек» постсоветский либерал – именно таков. Он находится в состоянии животного раздражения, животного гнева – однотипного с гневом носорога или гориллы. Его что-то злит и бесит, но он не в состоянии сформулировать – что именно, что должно прийти на смену, и каким образом одно может заменить другое.

Гнев горилл рождает через булыжник мостовой – смену Горбачёва на Ельцина, Кучмы на Ющенко, Януковича на Порошенко – то есть горилла, пытаясь бить болезнь – бьёт себя в собственное больное место. Она думает, что своими ударами по собственной печенке накажет поселившегося там печёночного червя…

Именно гнев горилл, ничего и близко не понявших в раздражающих их проблемах – лежит и в основе движения навальнистов, «ельцинизме 2.0.» и в основе бурчания большинства тёмных леваков-идолопоклонников. Мол, у нас болит голова, и если бить себя по больной голове дубиной – то-то несладко нашей боли придётся!

+++

Поучиться бы у техников – как удаляется и заменяется неисправная деталь механизма! Ремонтник отличается от обывателя тем, что не пытается вернуть изображение телевизору, лупя его сверху или сбоку со всей силы. И не пытается починить сломанный автомобиль, остервенело пиная по колёсам.

Ремонтник, если он профпригоден – не враг, а друг механизму в целом. Он выясняет, какая именно деталь испортилась, почему и в какой степени, когда и от чего. Затем происходит удаление именно испорченного узла – а не всех сразу. Но само удаление ничего не даст, что прекрасно знает любой технолог. Удалив, нужно заменить сломанную деталь на новую. Не на любую, какую попало – а именно того же типа, но исправную.

Чтобы всё это проделать – нужно понимать, чего вы хотите от механизма. Недовольство сломанным телевизором включает в себя образ работающего телевизора, точное представление о том, как должен вести себя исправный телевизор.

Нельзя в здравом уме быть недовольным телевизором за то, что он вам кофе не варит. Или за то, что он без электропитания не работает.

Но послушайте – скажет читатель – ведь «прорабы перестройки» или майдауны так и делают! Они недовольны системой, понятия не имея, чем именно в системе они недовольны! Они болтают, что недовольны бедностью – и наращивают бедность, они болтают, что недовольны беззаконием – и сами же наращивают беззаконие до максимума. Им «мало было свободы» - в связи с чем они, приходя к власти, ликвидируют остатки демократических свобод, и они требовали единства народа – усиливая его поляризацию…

Это и есть «починка» телевизора ударами по его корпусу со всех сторон – авось, потрясённый, заработает! Вы недовольны государством и режимом – не имея даже расплывчатых представлений о том, что такое государство или режим, в чём именно они испортились, и как они должны действовать в их полноценном виде!

Всё ваше недовольство сводится к тому, что вам неизвестным вам образом должны со всех сторон сразу сделать хорошо, причём не всем вместе, а каждому персонально.

Такую «политическую программу» описывал ещё в XIX веке Салтыков-Щедрин, имея в виду деструктивные течения своего времени:

- А программа наша вот какова. Чтобы мы говорили, а прочие чтобы молчали. Чтобы наши затеи и предложения принимались немедленно, а прочих желания чтобы оставались без рассмотрения. Чтобы нас содержали в холе и в неженье, прочих всех в кандалах. Чтобы нами сделанный вред за пользу считался, прочими всеми, если бы и польза была принесена, то таковая за вред бы считалась. Чтобы об нас никто слова сказать не смел, а мы о ком задумаем, что хотим, то и лаем!

Дело не в том, кому именно приписывал эту «программу» Салтыков-Щедрин, а в том, что перед нами – типичный для любого политического и экономического слабоумия продукт. Это программа либеральной «демократизации» - то, что требует любая площадная толпа, и то, что никогда не может быть реализовано – если сохраняются хотя бы остатки государственности.

Для того, чтобы по настоящему оттолкнутся от ненавистного государства – нужно сперва сформулировать очень ясный и однозначный образ государства своей мечты. Объяснить – какие функции у этих двух государств разные, а какие совпадают. Объяснить – для начала самим себе – чем мы недовольны и что именно видим мы взамен неприятного.

За пределами произвола любой толпы – объективные законы природы, которые нельзя переспорить ни митингами, ни голосованиями. За пределами произвола – теория государства и права, имеющая свои ограничения «вкусов». За пределами произвола и «хотелок» - ОТЦ, Общая Теория Цивилизации – суть которой в том, что общества бывают разными, но не все из них цивилизованные. У цивилизации есть свои черты, независимые от вкусовщины конкретных людей.

Приняв за неизменность законы естества и законы строения государства и права, законы цивилизованного образа жизни – человек осознаёт, что его возможности что-то менять на свой свободный вкус весьма, и весьма ограничены. Всякий раз инициатива толпы выскакивает то за рамки возможного, то за рамки правового, то за рамки цивилизованного.

Никто не даст, да и не может дать – человеку жить по его собственной дури в государстве, пока оно остаётся государством. Человек не может вахлачить и кривляться, как ему вздумается – пока он находится в государстве[4].

+++

Режим Порошенко, как и в целом украинизм – яркий и нуждающийся в теоретическом осмыслении пример антиисторического, антицивилизационного и античеловеческого режима. Поясню, что я имею в виду: одновременный сюрреализм как средств, так и целей режима полоумных. Идеал истории и цивилизации – решение рациональными средствами рациональных задач. Это когда и цели понятны, не вызывают сомнений, и методы движения к ним – вполне объяснимы логически. Бывали в истории тирании, которые применяли иррациональные средства к рациональным целям. То есть цель была духоподъёмная, светлая, но избранный путь к ней подвёл, не подумавши, был принят. Были тирании, которые применяли рациональные средства к иррациональным целям.

Самый яркий образец – гитлеризм. Как историк, я довольно основательно изучил в своё время ту бредятину (иного слова не подобрать), которая вдохновляла верхушку НСДАП. И говорю не только о расовых бреднях, но и о теориях «мирового льда», представлениях о мифе у Розенберга, мракобесии «Аненербе», оккультизме, проекте "Источник жизни"[5], создание сатанинского «ватикана» в Вавельсбурге, и т.п.

Тем не менее, при всей чудовищной иррациональности целей, германский нацизм был необычайно эффективен в технических средствах, что и обеспечила гитлеризму такую адскую устойчивость под ударами сил союзников. Немецкие дороги, немецкие автомобили, немецкое оружие и бытовые приборы, просчитанная до мелочей тактика – делали гитлеровский сюрреализм житейски-сильным, механически-крепким.

Режим П.Порошенко, как и весь украинизм – это нечто новое в истории. Это гитлеровский бред без гитлеровской техники. Это режим, сюрреалистический как в средствах, так и в целях своего причудливого антицивилизационного бытия. Такое сочетание адской злобы, нацистской жестокости – с феноменальной тупостью вызвано, видимо, гибридностью украинского фашизма. Его создавали как вспомогательный фашизм для недочеловеков (каковым, он, в общем-то, и остаётся), его задача не в том, чтобы построить собственный Рейх, а в том, чтобы помочь Рейху уничтожить славянство. В украинском фашизме изначально и глубоко посажен «ген холуйства» - их никто не приглашал в «высшую расу», их создавали для обслуживания представителей «высшей расы».

+++

Загадочным (хотя, почему, в целом известном[6]) путём вспомогательный фашизм для недочеловеков надолго пережил нацизм «сверхнации». Послужив прекрасным материалом для исследований в области деградации человеческой природы и психики, украинский фашизм позволил отделить мозги операций от её тел. Получились «беспилотники» - машины убийства на основе человеческого тела, управляемые извне и издалека, но без всякого сопротивления или сомнения с их стороны.

Кстати сказать, они именно в таком формате изначально и проектировались гитлеровцами: как лица, зачищающие жизненное пространство не для себя, а от себя. Немцев понять можно: они хотели убить славян, чтобы поселится на их земле. Но понять славян, которые стремятся уничтожить себя, чтобы кто-то чужой жил на их земле[7] – в рациональном режиме невозможно. Это именно человекообразные беспилотники (зомби?) – тела, дрессированные на выполнение команд извне.

Бандеровский дегенеративный человеческий материал дал лабораториям Запада уникальные ресурсы по биопрограммированию, выборочному разрушению психики человека (так, чтобы человек утратил все аналитические способности – но при этом не превратился в «овощ», двигался и был активен, физически силён). Война нового типа – это соревнование на предмет у кого из враждующих в составе населения окажется больше дегенератов и лиц с суицидальными комплексами. Ядерное оружие сделало иную войну невозможной.

+++

Антиисторичность украинизма заключается в том, что он не имеет в истории не только достаточных оснований, но и вообще каких-либо оснований. Весь украинизм – это экранизация сомнительного фентези, но только не на съёмочной площадке, а в масштабах целой страны. Доказано, что любая, даже самая бредовая выдумка, при определённых усилиях внушения и оплаты, может подменить память, включая и генетическую память человека.

Конечно, человек, который сам себя считает хоббитом из Шира – не вполне психически здоров. Это же можно сказать и о людях, которым целенаправленно привили целиком ложную память с элементами явного абсурда. Но ведь исполнители самогеноцида и не должны быть психически здоровы, не должны уметь анализировать. Некритическое восприятие, слом логических противоядий внушаемому бреду – важная часть западного «украинизаторского» проекта.

Происходит подмена понятий на противоположные: чужие предки именуются твоими, а твои чужими. Жизнь называют смертью, а смерть – жизнью, путь в Африку – путём в Европу, зло – добром, добро – злом, чужое – своим, своё – чужим, и т.п. Так производится генерация детоубийц и отцеубийц. Им внушают, что их собственные родители – «орки», а они сами «эльфы» или что-то вроде того.

Если обычный фашизм видит в своей нации «сверхрасу», а в своём государстве – мировую державу, то украинский фашизм для недочеловеков содержит в себе важную компоненту собственной ущербности и странную идею уничтожения собственного государства в угоду чужим. Как собака на охоте несёт добычу хозяину – так и версия фашизма для недочеловеков приучает нести власть над миром не собственному «фюреру», а заокеанским дистанционным руководителям.

(Продолжение следует)



[1] Смертопоклонничество - обожествление смерти, как единственно вечного, единственно неизменного, единственно-абсолютного состояния. Вечность и закономерность смерти противопоставляются краткости и случайности жизни. При таком взгляде всякое бытие – кратко и случайно, является лишь искажением нормы, которой выступает небытие.

[2] Например, слово «спасибо» превратилась в бытовую благодарность, никак не связанную с религией, но изначально это было сочетание «Спаси Бог». Здесь видно, как религиозная практика, проникая в быт, становится бытовой привычкой.

[3] Цирцея — по Гомеру, коварная волшебница. В "Одиссее" (10, 337-501) рассказывается, как с помощью волшебного напитка она превратила спутников Одиссея в свиней. Аллегорически так называют всякого, кто делает из человека скот.

[4] Много и безнаказанно хулиганивший в РФ психопат – «художник» Павленский попытался так же вести себя в «свободной и демократической» Франции. 16 октября 2017 года поджёг здание Банка Франции и сфотографировался перед ним. Фото художника также выложила в Twitter активистка Сара Константен. Она заявляет, что Петр Павленский поджёг здание банка, чтобы «разжечь огонь революции по всему миру», начав с Франции. В итоге последовало заключение судебного психиатра: «бредовые навязчивые идеи», «пограничное расстройство личности» с нарциссическими основаниями, «инстинктивная потребность преступать закон и предусмотренные им ограничения», а также высокий риск рецидива. В начале августа 2018 года Павленский был помещён в карцер. 10 января 2019 года Павленский был приговорён к 3 годам лишения свободы. Кроме того, осуждённые обязаны выплатить Банку Франции 18 678 евро в качестве компенсации материального ущерба и 3000 евро — за моральный ущерб. По свидетельству газеты «Le Matin», Павленский в ответ выкрикнул по-русски «Никогда!».

[5]Расселение голубоглазых и светловолосых детей по всему миру, которые должны были захватить сначала государственные учреждения, а затем и все территории. Их воспитывали практически в условиях инкубатора, кормили по отдельному режиму и постоянно облучали ультрафиолетом. Так потомки становились блондинами, было плеватьна опасность для здоровья и жизни, тесты на живых людях шли полным ходом. Если "не получалось ничего толкового", о чем не писали в отчетах, так называемых бракованных детей передавали на усыновление в семьи высокопоставленных чиновников СС.

[6] Бандеровцы после поражения Гитлера были взяты под опеку Западом, превративших выродков в чернорабочих диверсии. Понятно, что бандеровцы не могут ни самостоятельно действовать, ни даже просто самостоятельно выжить (без подкормки от спонсоров). Бандеровский материал уже в середине ХХ века лёг в основу западных изучений дегенератизма, продолживших исследования гитлеровцев по превращению рабов в недочеловеков на физическом и психическом уровне. Ближе к концу ХХ века начался большой кризис рациональной цивилизации, вида «хомо сапиенс» и вспомогательные ранее труды по дегенератам и дегенератизму неожиданно даже для тех, кто ими занимался, вышли на первый план. Деградация человеческого материала, массовая психическая невменяемость стали основным оружием в новых, гибридного типа, «пост-атомных» войнах. Социальный дегенерат, который, с одной стороны, не может в силу своей конституциональной ущербности бросить вызов Хозяину, а с другой – не может выжить без поддержки Хозяина (нежизнеспособен) – показался американским стратегам очень интересной и перспективной «бомбой». Такое существо в человеческом облике очень напоминает одомашненную собаку: заведомо рабское, неспособное выжить в естественной среде и агрессивное по воле Хозяина. От собаки его отличают некоторые остаточные высшие функции психики, и, главное, облик – гражданина и избирателя. Конечно, можно наполнить майдан дрессированными псами, и они будут лаять по команде, но это не зрелищно. Совсем другое дело, если дрессировщик выпускает туда «бывших людей», сохраняющих человеческое подобие, но при этом типологически более близких к домашним животным, нежели к виду «человек разумный».

[7] Майданщица льет крокодиловы слёзы: о геноциде заговорила О.Богомолец, «икона украинства» времён майдана «… Нас становится меньше — каждый год на 200 тысяч человек. За 5 лет это целый миллион. Можно брать и резиночкой с карты стирать Ивано-Франковск, Тернополь… Главная цель государства — сохранять человеческий потенциал. Так получается, что некому будет защищать страну, работать, платить налоги.

А. Леонидов-Филиппов.; 11 февраля 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..