Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Март
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ПРИВАТИЗАЦИЯ: КОРОНОВАННЫЙ РАЗБОЙ

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНАЛОГИИ: НЕ В БРОВЬ, А В ГЛАЗ...

ПРИВАТИЗАЦИЯ: КОРОНОВАННЫЙ РАЗБОЙ Нет ничего нового под Луной! Приватизации общенародной (церковной, общинной, цеховой и пр. собственности) не раз порождали трагедии. Приватизация в Англии явилась как бы результатом бракоразводного процесса Генриха VIII. Этот король, который вошел в историю с заслуженной кличкой «Синей бороды», имел обыкновение менять своих жен очень часто, причем из восьми своих законных супруг он умудрился двух отправить на тот свет. Когда захотел развестись со своей первой законной женой Екатериной Арагонской, то римский папа отказался санкционировать этот pазвод. Пошли переговоры между Лондоном и римской курией.

Любопытно отметить, что до этого эпизода Генрих VIII был таким истым католиком что даже в конце 20-х годов 16-го века пустился в полемику с Лютером. Сохранился памфлет, направленный им против Лютера, и ответ последнего.

Нужно заметить, что памфлет Генриха VIII и ответ Лютера являются образцом «грубианской» литературы XVI в. Те эпитеты которые употреблял Генрих VIII по адресу реформатора, нецензурны. Лютер отвечал тем же самым. Это очень напоминает и сегодняшние дискуссии на религиозно-мировоззренческую тему, в том числе и те, что мы видим сегодня. Генрих думал, что папа исполнит все его прихоти, санкционирует развод и новый брак с Анной Болейн, придворной дамой королевы. Однако римский папа (в те годы они ещё бывали почтенно принципиальны) занял в этом вопросе совершенно непримиримую позицию. В итоге в 1533 г. Генрих VIII решил развестись и вступить в новый брак без санкции римского папы.

Папа отказался признать новый брак короля законным. В ответ на это Генрих V издал статут 1533 года, отменявший судебную власть папы. В свою очередь папа отлучил от церкви Генриха VIII и тех, кто его поддерживал в издании этого статута. После этого Генрих VIII издал в 1534 г. акт о супрематии. Этим актом власть папы над английской церковью была отменена и верховное руководство церковью передано королю. Так Генрих отпал от церкви и стал орудием в руках сатанизма.

Сатанизм мало интересовался половыми переживаниями короля, ему нужны были социально-экономические результаты грехопадения этого глупца и животного. Таков был ход возникновения английской приватизации. Она родилась из чисто половых приключений «плейбоя» Генриха VIII, но имела большое историческое значение, потому что реформированная церковь – собственность Христа, а по сути – общенародная собственность – должна была подвергнуться приватизации.

К королю перешло право назначения на все церковные должности, в его пользу должны были собираться аннаты, т.е. доходы первого года отправления той или иной церковной должности, кроме того клирики обязаны были уплачивать королю десятую часть своих доходов.

Сразу же после этих перемен в церковном устройстве правительство перешло к приватизации монастырского землевладения. Приватизация монастырских земель сыграла чрезвычайно важную роль в умерщвлении крестьянства в Англии.

Она была проведена двумя актами 1536 и 1539 гг. Сначала были приватизированы все монастыри, имевшие доход не свыше двухсот ф. ст., через три года были экспроприированы и все остальные монастыри, колледжи и аналогичные церковные учреждения. Приватизация не коснулась епископских земель; она охватила только земли черного духовенства. Для управления секуляризованными имуществами была образована особая курия прибылей.

Известный историк П.П. Щеголев так описывает этот процесс, в 1938 году (кажется, будто он описывает реалии 90-х годов в РФ): «Начинается расхищение церковных имуществ. Часть их отдали в подарок придворным и важным сановникам, часть распродали за бесценок. при раздаче первое место, по определению историка Савина, принадлежит «не породистым пэрам, но купцам и промышленникам, не чистым эсквайрам, а служилым людям и, по преимуществу, руководителям центрального государственного механизма».

В дальнейшем, однако, эти земли начали очень быстро менять своих владельцев, пока окончательно не перешли в руки купцов и нового обуржуазившегося дворянства — так называемого джентри. Приватизация вызвала те катастрофические изменения, которые без нее не происходили в аграрном строе Англии: на секуляризованных землях новые собственники заводили новые порядки — увеличивали арендную плату, сгоняли недоимщиков, производили огораживания. Монастыри, как это показал А. П. Савин, вели хозяйство по-доброму, они неохотно меняли традиционно-человеколюбивые методы обработки своих земель.

В противоположность им, новые собственники охотно прибегали к разведению крупных стад овец, к возведению изгородей, к захвату общинных имуществ. Особую роль играло то, что вокруг монастырей кормилось довольно большое количество всякого люда. Церковная благотворительность приводила к тому, что и сами монахи, и целый ряд других представителей людей, попавших в беду, подкармливались монастырским хозяйством. Все они теперь оказались за бортом, увеличивая массу экспроприированных пауперов.

 «Насильственная экспроприация народных масс, — читаем мы у Маркса, — получила новый ужасный толчок в XVI столетии благодаря секуляризации и сопровождавшему ее колоссальному расхищению церковных имений… Уничтожение монастырей и т. д. превратило в пролетариат их обитателей».

В некоторых старых работах (М. Ковалевского, английского историка-иезуита Гаске и т. п.) можно найти целый ряд цифр, при помощи которых эти историки пытались определить количественные размеры приватизированной площади. Однако последующие работы, в особенности исследования русского историка Савина, специально посвященные проблеме монастырской приватизации, в значительной степени подорвали нашу веру в те цифры, которыми оперировали буржуазные историки.

Так же, как в вопросе об огораживании, здесь придется оставить открытой проблему количественных размеров приватизации. Мы в точности не знаем, какую часть земельной площади до приватизации держали монастыри. Все соображения о том, что в руках монастырей (т.е. в общенародной собственности) находилось, примерно, от одной трети до одной пятой всей земельной площади, носят приблизительный характер. Савин, разработавший основной источник для выяснения истории приватизации, так называемую «Церковную оценку», содержащую опись земельной собственности секуляризованных монастырей, которая явилась результатом работы курии прибылей, воздерживается от каких-либо выводов по данному вопросу.

Во всяком случае, монастырские общенародные, ко всем приветливые земельные владения занимали значительную долю всей земельной площади Англии. Поэтому в данном случае мы можем говорить о чрезвычайно существенном ускорении процесса ломки старых аграрных отношений. Монастыри после двух указов, о которых упоминалось выше, буквально стирались с лица земли; церковная утварь была частично расхищена, частично передана в казну, которая потом продавала ее с молотка. Всякие святыни католической церкви, например раки с мощами католических святых, вскрывались комиссарами курии прибылей. Монахи были изгнаны.

Наконец, крестьяне, жившие под властью монастырей, должны были теперь столкнуться с новыми хозяевами, а эти новые хозяева были люди жестокие и прижимистые. Это были люди сатанинской ненасытной складки, которые хотели и умели выколачивать доходы разорительными методами, к чему не были способны представители католического духовенства.

Так произошла первая приватизация общенародной собственности в Англии.

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 25 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.