Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

​«Мужи битвы» и капризные дети

​«Мужи битвы» и капризные дети Почему дети плачут, а взрослые – нет? Мы понимаем, что из этого правила есть исключения. Хотя дети плачут гораздо чаще взрослых – и взрослые порой, вспомнив детство золотое, рыдают. И чем выше уровень инфантильности, тем чаще они это делают. Смысл в том, что на крики и вопли, капризную истерику ребёнка – прибегут папа и мама. И чем безотказнее этот вызов помощи "больших и взрослых" - тем чаще к нему прибегают люди, чтобы самим не возиться с проблемами. Плохо ли? Завыл, заныл, как сирена - и вот уже кто-то спасает тебя вместо тебя самого... Странно, но дети понимают это порой лучше остепенённых дядек на кафедрах психологии…

Знаменитый К.И. Чуковский, тончайший знаток детской психологии, даже целую книгу написал: «От двух до пяти». В ней он рассказывает, что маленькие дети порой удивительно трезво понимают природу плача:

- Ну, Нюра, довольно, не плачь!
- Я плачу не тебе, а тете Симе.

Или:

-Я плачу только вечером, когда приходят папа с мамой. А при бабушке не плачу.
-Почему?
-Бесполезно!

Вроде бы смешно, как анекдот, но мы говорим о вещах, серьёзнее которых трудно и придумать. Взрослея, человек понимает, что плакать уже бесполезно – и прекращает это занятие. Раз на плач не прибежал никто, два, три – и всё. Зачем бесполезное делать? Но это если человек взрослеет. А если не взрослеет, до седых волос остаётся ребёнком – то он и плачет до пенсии. И после неё (хотя её отменили уже).

Великовозрастные капризные дети не могут понять, что никто уже на их рёв не прибежит соплей утирать. Именно поэтому и возникают такие детские формы борьбы, как голодовка, кричалки, скандалы и т.п.

Они возникают из глубинного убеждения, что власть – твоя родная мама, и увидев, как ты мучаешься, она вынуждена будет уступить.

Понимание того жестокого факта, что если ты сдохнешь – только место под Солнцем другим освободишь – могло бы отрезвить человека. Если бы пришло.

Порой оно приходит слишком поздно – или вообще не приходит никогда.

+++

Крайне низкий «порог невыносимого» - показывает крайнюю степень инфантильности пост-советского человека. У каждого человека есть «порог невыносимости» - запредельности страданий, после которых следует обморок или капитуляция. Но чем взрослее и серьёзнее человек – тем выше у него этот болевой порог отключения. Взрослость – это в том числе и понимание, что Смерть – Единожды и Не Понарошку.

А ребёнок убеждён, что в последний момент взрослые его перехватят в падении, что Смерть – это только игра, что можно будет, как в компьютерных играх – перезагрузиться. Отсюда и капризное современное – «ну, я так не играю!».

Если условия, диктуемые выживанием, стали ужесточаться – современный, избалованный чрезмерной опёкой в солидные лета человек говорит «я так не играю» - и ждёт, что на его вопли прибегут гипотетические мама с папой…

+++

Современный россиянин в упор не может понять – как можно жить и сопротивляться с венесуэльской гиперинфляцией и постоянными перебоями товаров в магазинах? Для современного пост-советского обывателя это – запредельный порог невыносимости, и он на месте латиносов давно бы уже отключился, сдался на милость мясников, лишь бы не «терпеть эти невыносимые лишения».

Но малейшее знакомство с историей, даже на любительском уровне (не говоря уже о профессиональных историках) доказывает, что у нас сегодня – ПАТОЛОГИЧЕСКИ-низкий «порог невыносимости».

Где-то ближе к 80-м годам ХХ века мы все превратились в «стеклянных людей» и «бумажных человечков», катастрофически утративших представление о том, насколько тяжел и мучителен труд под названием «выживание».

Как смогли наши предки вынести блокаду Ленинграда? Откуда у них взялась такая воля к жизни, настолько мощный инстинкт самосохранения – что они три года не пускали себе пули в лоб и не просили «помочь с этим» гитлеровцев? Посмотрите хотя бы бегло на кинохроники, на которых солдаты вручную тащат пушки по грязи – и задумайтесь: как они избежали соблазна сдаться расстрельной команде?

Да современный человек пошёл бы с просьбой расстрелять его после трёх дней такой тяжкой тяги вручную по осенней распутице!

+++

Одни ли русские таковы? Вовсе нет! Как бы ни стонали наши классики о невыносимой жизни русского мужика – жизнь, например, английского простолюдина была куда тяжелее. Почитав вовсе не литературные, а вполне документальные свидетельства о жизни английского рабочего класса в XIX веке (о предыдущих веках уж и не говорю!) – поражаешься, как они могли так жить и в петлю не полезть, и на расстрел не попроситься?!

А вот они же, но в Америке. Они примитивным инвентарём пашут землю, а в другой руке ружьё: индейцы могут пожаловать за скальпами в любое время. И это длится не год, не пять – а всю их жизнь, сколько они себя помнят. Они рождаются с этим, с этим живут и с этим стареют…

Их желание жить, не сдаваться Смерти настолько сильно, что какие бы жёсткие условия не ставило выживание – они их принимают. Они терпеливо сносят и голод, и холод, и бесконечность войны – не желая уступать своего места под солнцем никому. Живут и всё, вопреки всем усилиям враждебных сил природы и конкурентов!

+++

В таких обществах сурового выживания (сегодня их напоминает Донбасс) дети рано взрослели.

Ребёнок, если хочет жить, понимает, что там, буквально за плетнём, бегает сумасшедший садист с бритвой в руке, мечтающий снять с него скальп (укр-бандеровец). И когда его отстрелят, как бешеную собаку – приходит другой такой же, пятый, десятый… Земля снова и снова, из своих хтонических глубин выделяет эту орочью мразь, и что с этим сделать?

И это знание, как и у колониста в США – всегда с тобой. Это не гроза, которая налетела и ушла. Соседство с садистом-психопатом длится годами, и у слабаков сдадут нервы. Мол, гори всё синим пламенем, чем так жить – лучше уж сразу в гроб!

На истерический вопрос «да сколько же может продолжаться арабо-израильская война?» старый мудрый еврей как-то при мне ответил очень спокойно: «столько, сколько потребуется».

Он намеренно отказался от конкретизации сроков, он показал лишь одно: евреи не уступят. Они считают эту землю своей и не уйдут с неё. А воевать будут столько, сколько нужно. И не потому, что им нравится война. А потому что такова жизнь! Или ты отражаешь вызов Смерти – или не живёшь.

+++

Ребёнок при виде монстра кричит «мама, мама!» - как донецкий шахтёр или одессит зовут Россию. И хорошо, если мама с винчестером появится вовремя и прикончит бешеную людоедскую тварь.

А если мама умерла? Или не умерла, но лежит в тяжёлой форме болезни, и бессильна встать, прибежать на твой зов?

Если мама не успевает тебе на выручку – остаётся только два варианта. Или самому убить монстра – как бы трудно это ни было при малом росте. Или дать монстру сожрать себя. Ребёнок (по психологии) выбирает второе: он верит, что потом сможет перезагрузить игру. Возмужавший отрок в том и проявляет своё возмужание, что берёт винчестер сам.

-А ты знал, что в Африке 11-летние дети убивают копьями львов? – спрашивает мудрый старик в одном из старых фильмов у городского разгильдяя, попавшего в крутой переплёт.

Конечно, ничего хорошего нет в том, что 11-летний ребёнок с копьём противостоит льву. Было бы лучше, если бы львом занялись его родители (а украинствующими – Россия). Было бы лучше, если бы вместо копья у ребёнка был «Калашников» с полным магазином патронов…

Много чего было бы лучше, чем с палкой идти на льва в 11-летнем возрасте.

Но возмужавший и повзрослевший человек, сколько бы лет ему ни было, оценивает не прекрасные мечты, а реальность, какой бы она ни была.

Мамы рядом нет.

Мама лежит при смерти, и вокруг неё скачет с бубном шаман Сурков, кстати, ещё не худший из пещерных «целителей» (шаман Улюкаев и вовсе прописывал пить ртуть от всех болезней).

И автомата нет. А есть только вот это копьё. Увы. И никто, кроме тебя, не заинтересован сильнее, чтобы лев тебя не растерзал, чем ты сам!

+++

Смерти можно безвольно сдаться – что сделал наш народ в «перестройку», посчитав «невыносимыми» перебои с поставками сосисок и туалетной бумаги.

Такого низкого «порога невыносимости», превращающего людей в беспозвоночную слизь, история ещё не знала - скажем со стыдом…

Смерти можно сопротивляться. Сопротивляются Смерти тем, что под рукой, а не воображаемо-идеальными средствами.

Главная черта инфантильности человека – убеждение в том, что кому-то со стороны его жизнь нужнее, ценнее, дороже чем ему самому.

И что кто-то посторонний проявит больше прыти в его спасении, чем он сам. Этакий «комплекс принцессы», которая ждёт рыцаря, освобождающего от дракона.

И хорошо, если рыцарь успеет спасти. Хорошо, если он вообще есть. А ну как его нет? Тогда, быть может, «принцессе» взглянуть на собственные руки, и оценить их способность держать оружие?

Люди в Венесуэле, нахлебавшиеся до гланд и выше американского диктата, морившего их, как тараканов дустом – ведут сегодня очень тяжёлую и почти безнадёжную борьбу. Где борьба – там и боль. Я не хочу добровольно глотать яд – и мне больно, когда меня валят на пол, силком разжимают мне зубы, рвут рот при этом, чтобы влить яду… А я до последнего продолжаю вырываться, сажая синяки себе и другим, я выкручиваюсь, заодно, конечно, на всякий случай ору о помощи – но не слишком надеясь на постороннюю помощь.

Я понимаю, что не пить яд – важнее всего именно для меня. Не для какого-то далёкого и малознакомого Путина, который, теоретически, может прибежать на крики и выбить чашу с ядом из рук отравителей…

И только ребёнок будет ждать – пока он прибежит. А взрослый – продолжая кричать – постарается и сам что-то сделать.

Не потому, что он хочет, чтобы ему порвали рот.
А потому, что не хочет, чтобы ему влили в глотку яд.

+++

Так и происходит разделение народов на живых и мёртвых. Жизнь достаётся только «мужам битвы» - для которых желание выжить важнее вероятностей боя, рассчитанных до боя.

А есть ещё капризные дети, до последнего ждущие, что «страшного не случится, потому что мама прибежит и выручит».

Такие не будут в 11 лет копьём убивать льва. Такие лягут подо льва и будут оттуда звать маму – пока не прервётся крик.

+++

Мужи битвы предпочитают жизнь с проблемами и болью – беспроблемной и безболезненной смерти. Они умеют выбирать из двух зол меньшее, понимая, что в реальной жизни ничего идеального не бывает.

Они умеют противопоставить верной смерти союз и сотрудничество даже с теми, кто им не очень нравится – но необходим для совместной борьбы[1].

Мужи битвы умеют мириться с любыми неудобствами быта – если эти неудобства необходимы для победы над их истребителями.

+++

Самое странное – и самое страшное – то, что капризные великовозрастные детины иногда дожидаются того, кто приходит послушать их нытьё.

США наловчились вербовать нытиков во всех странах путём даже не подкупа, а сочувственного выслушивания. Понятно, что коллективный навальный никаких проблем капризных идиотов - нигде, никогда не решал и решать не будет. И не собирается.

Просто ему нужна массовка на съёмочной площадке, где снимается фильм про «народную революцию». Отработав там, и зачастую даже суточных не получив – капризные дети разгоняются пинками по своим конурам, и потом долго ищут слушателя – рассказать, как жестоко их в очередной раз обманули.

Но они не находят слушателя – до тех пор, пока в стране снова не нужен переворот. И тогда им снова присылают «отзывчивого» оборотня, который принимает их, как доктор Айболит, со всем их вздором. И снова "кидает".

Сколько раз такое было только на нашей с вами памяти, аюшки?!

+++
Капризный ребёнок не может в нашем мире ни победить, ни выжить. Его ожидания «помочей» имеют чёткую и недвусмысленную точку финиша: его смерть. Окончательную, одноразовую и после непреодолимую.

Задача как духовной, так и физической ликвидации русских поставлена так чётко и открыто, что просто поражаешься – насколько же они верят, что мы «бумажные человечки». Эта задача последовательно реализовалась сперва в Чечне, сегодня на Украине, и ещё много где – чтобы не оставлять сомнений: вам хана, ребята!

Физическое истребление, сгон с земли, запрет на язык, уничтожение памятников материальной культуры, всестороннее стирание до ноля, до уровня археологического артефакта – делаются сегодня настолько открыто и недвусмысленно, что не дают словоблудам ни одного шанса увильнуть от ответа, истолковать политику англосаксов как-то иначе.

+++

На это физическое истребление, на стирание языка и культуры по заветам Гитлера, по плану «Ост» - можно дать ответ или не давать ответа. Не давать болезненного ответа предпочитают те, кто по детски верит в какие-то суды и процедуры, в то, что он сможет обжаловать свой смертный приговор в какой-то неведомой инстанции, и т.п.

Это всё чушь, и прелюдия к закапыванию с последующим забвением.
Будем помнить, что в Африке 11-летние дети копьями убивают львов.

И будем помнить, что детям это даётся очень нелегко. Им очень страшно. И очень тяжело. И порой очень больно – потому что лев умирает не сразу даже после удачного удара, кусается и царапается напоследок…

+++

Самое главное в науке выживания – поднять свой «порог невыносимости», не говорить «лучше смерть» на простую нехватку мыла или ещё какой-нибудь второстепенной дряни.

Не кокетничайте со Смертью, как капризули с мамой: Смерть кокетства не понимает, а за слабость карает беспощадно. Она не поспешит утирать вам сопли, как сделала бы родная мать, видя, что вы плачете без желанной игрушки. Она ходит не с носовым платком, а с косой.

И вся пост-советская история бесчисленными ямами с трупами доказывает только, единственно и исключительно это!



[1] Не думаю, что Сталин был в восторге от Черчилля, а Черчилль – от Сталина. Однако, когда верная гибель встала перед обоими во всей своей очевидности – они, ненавидя друг друга, сумели объединить усилия, понимая, что необходимы друг другу.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 15 февраля 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.