Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

​"ОБЩЕСТВО НА САМОМ ДЕЛЕ" – 1

​"ОБЩЕСТВО НА САМОМ ДЕЛЕ" – 1 Искусство построения успешного государства сводится, в сущности, к тому, чтобы равномерно распределять нагрузку. Не раздавить одни слои населения чрезмерной нагрузкой, и не вызывать зависти чрезмерно лёгким положением других слоёв. То есть умение выстроить то, что в своё время назвали «равноудалённостью олигархов от власти». Теоретически, равномерное распределение нагрузки (что другим принципиально недоступно, и у тебя быть не должно; что доступно тебе – то должно быть доступно, хотя бы в будущем, если не сейчас – каждому) могло бы быть названо «демократией». Но у нас за «демократией» прочно закрепился имидж системы промывания мозгов и манипулирования сознанием масс. Так что «столик забронирован за другим».

Впрочем, здоровое и полноценное государство само по себе всегда является народным и работает на всеобщее благосостояние. Иным может быть только государство больное, государство-мутант. Государство, которое само про себя заявило бы, что не для блага жителей, а для вреда им создано – просто немыслимо. Что бы ни вытворяло конкретное государство – память о том, что некогда оно создавалось для всеобщего блага и защиты справедливости всегда сохраняется в его идеологии.

Государство есть культ[1], в котором духовное единство перевешивает естественный антагонизм[2] биологических особей. Если такого перевеса веры над выгодой нет, то особи, составляющие государство, просто разбегутся: одни спасаясь от хищников, а другие (хищники) – преследуя убегающую добычу.

Но тогда как и почему государственный аппарат в некоторых случаях оказывается антинародным? Ответ на это нам даёт теория масонерии, в которую значительный вклад внесла именно западная, в первую очередь американская политическая наука (а она существенно отличается от дешёвых и плоских пропагандистских клише США).

Разными вариациями теории масонерии стали на Западе «железный закон олигархии»[3], «железный закон меритократии»[4], «железный закон бюрократии»[5], теории «патриарха» американской политологии, авторитетнейшего на Запада Р.Даля о сугубо-пропагандистском смысле термина «демократия»[6]. Коллективные исследования ученых Принстонского университета в 2015 году поставили точку: «США и близко не демократия»[7]. Их поддержали все серьёзные учёные: Ноам Хомский[8], нобелевский лауреат Джордж Уолд[9] и др.

+++

Как строится изначально государство, если представить до него некое пустое место? Ну, представьте, что потерпевшая кораблекрушение группа людей высадилась на необитаемом острове.

Перед ними стоят задачи совершенно очевидные: найти покушать, отразить нападение хищников, обустроить как-то жизнь. Это и составляет первичную основу их единства (как и единства нормальной семьи, в которой все заботятся обо всех).

Поэтому успех государства и сводится к тому, чтобы всю существующую нагрузку распределить равномерно на всех: не раздавить одних, и не избаловать других. У всех равные права и равные обязанности, а тот, кто выше других – поднялся туда, потому что он полезнее других. В описанной ситуации лидером делает человека полезность обществу[10].

+++

Внутреннее вырождение общества, как большой семьи, формирует ту или иную форму заговора узкой группы против широких слоёв: масонерию. Масонерия строится по прямо противоположному государственности принципу.

Как заговор, концентрирующий карьерно-финансово-информационные рычаги в руках одной группы, она стремится к максимальному освобождению одних людей от любых тягот и неудобств, с перекладыванием всех тягот и неудобств на плечи других.

Тем, кто не входит в правящую группу, карьера закрыта, финансы выделяются по остаточному принципу, и о них не говорят в СМИ. В реальной жизни им очень тяжело, но формально, номинально – их просто нет.

Информационные потоки построены так, что государство их в упор не видит. Месть обделённых заключается в предательстве такого государства.

+++

Закон жизни прост и неоспорим. Если что-то ценное действительно ценно, то его всё время, так или иначе, покушаются захватить с разных сторон. А если его никто не покушается захватить – тогда это не ценность, а мусор.

Помойка, свалка – единственные места на земле, которые можно оставить без вооружённой охраны. Всякое иное место, будучи не охраняемым, окажется разграблено и растащено, чему и я и вы многократно были в жизни свидетелями, правда? Почему на двери вашей квартиры замок, а? У вас там что, Рембрандт в подлиннике на стене? Или там самые простые вещи – но, тем не менее, и их нельзя просто так на проходе оставить?

Главное безумие теории демократии заключается в том, что в этой теории власть – «концентрация всех благ и дефицитов общества», то, что владеет сразу всеми ценностями без исключения – распределяется, по её мнению, в бесконфликтном режиме.

То есть создаётся такая "машина правды" - которая автоматически, без террора и подавления, без заговоров и гражданских войн - передаёт власть из рук в руки. Словно бы вся живущая в людях алчность волшебно испаряется к моменту выборов...

То есть часовой не стреляет в злоумышленников, а злоумышленники всё равно продолжают обходить его стороной. В реальной жизни такого, конечно, быть не может, и любой серьёзный политолог (включая и американских) – с этим согласится. Ценности либо охраняются люто – либо их растащат. Третьего не дано.

Если ценности охраняются люто – то это «Сталин, Берия, ГУЛАГ» и всё такое прочее. Как поётся в популярной песне – «ЧК! Она была во все века!», и с этим трудно поспорить.

Если ценности не охраняются – то они будут похищены, иной раз – многократно, пока не найдётся тот, кто будет их люто охранять. Но это снова «Сталин, Берия, Гулаг»…

+++

Для современного человека, с его страшной политико-экономической безграмотностью и карго-культами в голове выборы предстают чем-то вроде продуктовой лавки, в которую приходит покупатель, выбирая, что ему хочется (и по карману), отвергая то, чего не хочется. Продавец, предлагающий будущее, видимо, чем-то прикован за прилавком, потому что никто не рассматривает вариант, когда он выскочит к покупателю и приложит его «фейсом об тейбл».

Идут бесконечные разговоры о том, чего люди хотят или не хотят, чего они выбрали или не выбрали «для себя». Делаются наивные выводы, что люди, «вкусившие прав и благ» - «не захотят» обратно в бесправие и безысходность, прекрасно описанные классиками XIX века. Далее следуют упрёки людям, которые «выбрали Ельцина», «перевыбрали Ельцина». Людям, которые хотели себе «капитализма вместо «совка», или ещё чего-то неправильно «хотели».

Все эти разговоры «в пользу бедных» - находятся в ложной сфере веры в выборы, в то, что исход голосования действительно был исходом голосования, и т.п. Правда же в том, что жизнь – вовсе не продуктовая лавка, в которую мы приходим за покупками, а продавец не прикован за ногу, как цепной пёс и чаще всего именно выскакивает из-за приливка.

Жизнь – это лесная ночная дорога, на которой нас встретила банда разбойников. Разговаривать о том, чего мы хотели или не хотели в такой ситуации – попросту глупо. Сразу или не сразу мы поняли, что разбойники – это разбойники, а не аниматоры из ближнего санатория, выскочившие перед нами похохмить – вопрос интересный, но практически не важный.
Ну, допустим, мы сразу поняли, что кистени у банды Ельцина настоящие. Или не сразу. Один понял, а другой хлопал в ладоши, думая, что это театральная бутафория. Он – дурак, с чем его и поздравляем. Но и только. Разницы между тем, кого прирезали «с пониманием» и тем, кого «без понимания» - в итоге нет: оба трупы.

Самое главное, что я хочу вам сказать – что мы никогда в режиме без конфликта не выбирали и не выбираем. Мы:

- или защищаемся от нападающих,
- или не способны защищаться.

Политика – не ценники в магазинах, и даже не торг с жуликоватым продавцом на рынке.

Политика – это столкновение с бандами, решительно настроенными убивать. Выбирать гражданин может только из трёх состояний:

- сопротивление,
- бегство,
- покорность жертвенной овечки.

Политик не предлагает себя: это вас жестоко обманули, наивные детишки! Политик себя навязывает. Он навязывает свою власть всеми инструментами, включая самые жестокие. Ставя на кон большой кровавой игры собственную жизнь, политик ставит на кон и вашу с моей. Если уж он свою жизнь потерять не боится (например, П.Порошенко с конца 80-х годов ходил под расстрельной статьёй) - то уж тем более он и ваши жизни потратить, как расходный материал, никогда не откажется.

Захватив власть, политик всем и каждому рассказывает, что его на выборах люди избрали. Он рассказывает это охотно и навязчиво, но вы-то детьми не будьте! Вы поймите простую вещь:

- фраза «я честно победил на всенародных выборах» звучит солиднее, чем «я просто перебил всех соперников и всех за горло взял. На каком основании? Да, признаться, без основания…».

Всякий узурпатор непременно рассказывает байки про свою «всенародную поддержку»...

Ну, так дурак он, что ли, что-то другое утверждать?! Что вы ждёте от него услышать?

На самом деле легитимность власти не имеет никакого значения. Если власть сильна, то она наведёт глянец и глазурь, напечёт «итогов голосования», как пирожков. А если слаба – то никакая степень легитимности ей не поможет.

Ирония политической жизни в том, что власть, увлекшаяся формально-правовыми процедурами вместо террора – всякий раз оказывается Сальвадором Альендой перед лицом своего Пиночета.

То есть быстрее всего падает именно безупречно-легитимная вертикаль власти, холодная и равнодушная к самосохранению, лишённая «эроса власти» (т.е. болезненной страсти, одержимости удержаться у власти любой ценой). Такую власть просто приходят – и убивают.

Нечто подобное мы наблюдали в «перестройку» и в 1993 году: тогда наиболее очевидно против легитимной власти выступали беззаконные банды, но наделённые эросом, похотью власти, волей к власти. Закон всякий раз оказывался макулатурой и ботвой.

+++

Демократия – пустое и антинаучное слово, из лексикона пропагандистов. Всякий, кто употребляет слово «демократия» - имеет под ним в виду себя. По принципу – «сам себя не похвалишь, весь день как оплёванный ходишь».

Соответственно под «врагами демократии» всякий раз понимаются враги того, кто их так называет.

Если они были «демократически избраны» - это ничего не значит, потому что они были «неправильно» избраны. Деление выборов на «правильные» и «неправильные» лишает их смысла. Оно лишает их, природы факта, который (если он факт) – или есть, или нет.

Глупо признавать законными любые выборы. Но присвоить себе право делить выборы на законные и незаконные – означает подменить выборы собой (чем масонерия США и занимается сверхактивно).

В её исполнении (как, впрочем, и в исполнении КНДР, только с обратными знаками) – «демократическими» называют проамериканские режимы, а врагами демократии – антиамериканские. Учёный никогда так подменять понятия не будет. Если человек – враг США, то при чём тут демократия? Геополитический противник – он и есть геополитический противник, и многопартийность, выборы тут совершенно ни при чём.

+++

Масонерия, как предмет реальности, может существовать в монархическом обществе, без республики.

Но обратной ситуации нет. Республика без масонерии существовать не может.

По своей природе республика (буржуазная демократия) – это очень зыбкая, неустойчивая, неумолимо тяготеющая к распаду штука.

Республиканские и демократические механизмы не могут работать сами по себе.

Скажу больше: если бы они могли работать – человечество никогда не завело бы других форм правления. Они теоретически симпатичные. Всякое общество на новом месте пытается начинать с них...

Но в том-то всё и дело, что при всей теоретической привлекательности республиканизма – на практике он сам по себе лишь пролог гражданской войны и резни «всех против всех».

Человечество вышло из общинного равноправия первобытности не потому, что сильно этого хотело. Наоборот, оно очень не хотело и упиралось, как могло.

Но равноправие может быть только в первобытной общине, где все одинаковым образом обрабатывают одинаковые участки земли (да и даже там оно уж под вопросом).

Стоит из монотонного труда-близнеца выделиться каким-то престижным, привлекательным формам занятости – как равноправие сменяется или тиранией, или дракой.

+++

США применили против СССР простой, но очень эффективный приём: запуск прямой, без симуляторов и имитаторов, реальной демократии. СССР, дурачок, радовался…

Но вы понимаете, что произошло? И что всякий раз происходит в таком случае?! Если дать всем право «качать права» на площади – то никто ничем не будет заниматься, кроме как «качать права» на площадях. В бесконечной свистопляске амбиций любое начальство будет приходить только на час, потому что через час толпа уже найдёт за что на них обижаться.

Получая равные права с первым лицом – каждый начинает вести себя, как первое лицо: то есть отдаёт приказы и не думает выполнять ничьих приказов. В итоге иерархия власти, законность и культура, государственность и цензы испаряются, словно капля на раскалённой сковороде. Это и случилось к 1991 году, это снова и снова случается то там, то здесь…

Республика не может существовать без «закрепителей», которые не отражены в её «демократическом» законодательстве. Там, где нет явных, легальных сословий и номенклатур – должны появиться тайные их заменители, социальные заговоры, правящие ложи. Если этого не случится – то любые выборы сведутся к гражданской войне, потому что проигравшая сторона будет настаивать на незаконности чужой победы.

В обществе равных обязательно нужен тот, кто равнее всех остальных – а если его не будет, то общество развалится, как солнечная система, потерявшая гравитацию. Именно притяжение принудительно заставляет множество небесных тел вращаться по взаимосвязанным орбитам. Уберите притяжение – и что случится? Каждая Луна полезет в Солнца, как и вышло в «перестройку»…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)



[1] Храмовая теория возникновения и функционирования государств предполагает, что государство возникает как комплекс оборонительных сооружения для защиты определённого круга святынь, совместно обороняемых единоверцами. Вначале город-государство – это в прямом смысле слова оборонительная стена вокруг храма и храмового хозяйства.

[2] Естественный антагонизм особей – связан с уменьшением делимых благ. Всё, что досталось одному, не достаётся другому и наоборот. Именно поэтому крупные хищники отгоняют мелких от своей добычи, и т.п. Социальное отражение естественного антагонизма особей – в сюжете советского фильма «Гараж», в записанной В.Далем народной поговорке «рыба рыбой сыта, а человек человеком», в теории Гоббса о «войне всех против всех» как естественном состоянии любого безгосударственного скопища, в английской поговорке «человек человеку волк» и т.п.

[3] Принцип теории элит, впервые сформулированный Робертом Михельсом в 1911 году. Он состоит в том, что любая форма социальной организации, вне зависимости от её первоначальной демократичности либо автократичности, неизбежно вырождается во власть немногих избранных — олигархию. Михельс пришёл к выводу, что стремление к олигархии заключено в самой природе социальной организации. «Говоря „организация“ — говорим „олигархия“», — писал Михельс. Причинами существования этого закона Михельс считал объективную необходимость лидерства, стремление лидеров ставить во главу угла свои собственные интересы, доверие толпы к лидерам и общую пассивность масс. Из железного закона олигархии следует, что демократическое управление невозможно в сколько-нибудь крупных сообществах индивидов. Чем больше организация — тем меньше в ней элементов демократии и больше элементов олигархии.

[4] Сформулирован Кристофером Хейзом: «Неравенство, рождённое системой вознаграждения по заслугам (меритократией), приводит к тому, что «социальные лифты» отказывают.

[5] Сформулирован Джерри Пурнелем: в любой бюрократической системе те, кто работает на благо самóй бюрократии, всегда захватывают власть. Те, кто выполняет задачи, ради которых бюрократия и существует, делают всё меньше и меньше работы, а иногда и исчезают полностью.

«Например, в образовании есть учителя, которые работают и жертвуют собой, обучая детей, и есть члены профсоюза, которые работают, чтобы защитить права всех учителей, даже самых бездарных. Железный закон заявляет: люди второго типа всегда захватят в организации власть, и всегда будут писать правила, по которым организация работает.

[6] Роберт Даль - один из патриархов американской политологии, призвал заменить термин «демократия», как совершенно ненаучный, эмоционально-пропагандистский, на термин «конкурентная олигархия».

[7] США не демократия, поскольку политические решения, принимаемые государством, служат не потребностям граждан, а интересам небольшой кучки людей, представляющих так называемую экономическую элиту. Этот вывод ученых Принстонского университета в 2015 году германское деловое издание Deutsche Wirtschafts Nachrichten называет "поразительным". Результаты исследования, проведенного одним из старейших и наиболее престижных американских университетов на сотнях страниц показывают то, что политические и общественные группы, представляющие интересы американцев, а также сами американские граждане в большинстве своем "имеют незначительное влияние или вообще не имеют никакого влияния на политику своей страны". Изучив многочисленные опросы общественного мнения, ученые пришли к выводу, что основной принцип американской конституции — подчинение власти воле большинства — никак не реализуется на практике. Во власти доминируют мощные экономические организации и небольшая группа влиятельных политиков.

[8] «США испытывают глубокое презрение к демократии» - написал Ноам Хомский, профессор, знаменитый американский публицист.

[9] «Мы, американцы – люди с самыми промытыми мозгами на земле» - сетует Джордж Уолд, нобелевский лауреат.

[10]Откуда, например, появились «бояре»? Впоследствии выродившаяся в социальных паразитов прослойка в своём имени несёт своё происхождение: «наиболее яростные». Никто из этого тайны никогда не делал: даже в куда более поздние эпохи, при Петре I, солдат, получивший за доблесть офицерский чин, вместе с чином получал и дворянство, входил в круг аристократии, тогда понимавшейся прежде всего как орден меченосцев-защитников престола. «Бояре» - те, кто дрались лучше всех, защищая города и сёла, и потому попали в ближнее окружение к военному предводителю национальной обороны.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 6 сентября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..