Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

​ЗАМИНИРОВАННЫЙ РЕЖИМ

КРЕМЛЬ: ПОЛЕТ ВЕРХОМ НА БОМБЕ

​ЗАМИНИРОВАННЫЙ РЕЖИМ «Пикалевский реактор», значение которого недооценивают многие в России, покрыт бетонным саркофагом путинского приказа. "Запрет" на закрытие монопроизводств, появившийся после инцидентов в Пикалево, сугубо неофициален, и заключается в формуле «Владимир Владимирович запретил». Пикалевское табу стало одним из краеугольных камней шаткого и хрупкого социального мира в рамках особой системы «путинизма», причудливо сочетающей в себе либеральные и социал-демократические черты. Нет, конечно, ничего хорошего в неофициальности, «неписанном» характере запрета на сокращение людей. Но само его присутствие спасло и продолжает спасать РФ от социального взрыва, мощность которого трудно измерить…

Разворот в политике сокращения персонала – важное требование как либеральных, так и национал-патриотических групп российского общества. Патриоты, естественно, требуют, чтобы личный устный запрет «царя» обрел бы институциональный вид закона, четкой и ясной инструкции.

Либералы подступают с другой стороны. Они ложно представляют дело так, что пикалевское табу действует у власти только в отношениях с крупными промышленными группами, в том числе в моногородах. Это полуправда, которая хуже лжи. Конечно, «пикалевское табу» в своей невнятной и бесформенной конфигурации защищает В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ моногорода и комбинаты-гиганты. Но в общем и целом (во вторую и третью очередь) оно защищает (причем в имеющемся виде ненадежно) всех нас.

По оценке видного экономиста, академика ЕврАПИ В.Авагяна рыночная потребность в рабочей силе в РФ – от 30 до 40 млн. Остальное население для прокрустова ложа рыночной глобальной экономики «лишнее», и рыночные волки пытались его отсечь в 90-е годы, пытаются и сейчас – чтобы «даром хлеб не тратить на ненужных людей».

Именно с 2009 года, когда основной идеей по отношению к увольнениям в "Русале", "Норникеле", в машиностроительных группах стал полуофициальный запрет на увольнения, наметился социальный мир между группами населения РФ.

Потеряв возможность сокращать и увольнять «лишних», рыночные волки стали искать возможность задействовать навязанную им социальную ответственность в том или ином роде. Пикалевское табу открыло перспективу расширения вакантных предложений, вовлечения людей в более производительное, чем трубопроводное, сырьевое, хозяйствование.

Либералы, однако, никогда не оставляли своих планов по геноциду «экономически избыточного» населения. С лета 2013 года, в том числе с подачи нового министра экономики Алексея Улюкаева обсуждалась отмена «пикалевского табу». Велась тяжба перед престолом о разрешении сперва «незначительного» "планового" роста безработицы в 2015-2016 годах.

Как пишет «Коммерсантъ» у которого своя непонятная экономическая наука, ничего общего не имеющая с научной экономикой – «эта мера была призвана снять напряжение на рынке труда (сложившееся в ряде регионов из-за аномально низкой безработицы) и простимулировать развитие малого бизнеса».

Для не-экономистов поясню: «снять напряжение на рынке труда» наращиванием безработицы» - все равно, что тушить пожары керосином. Стимулировать развитие малого бизнеса путем снижения платежной способности населения (за счет роста безработицы) – все равно, что сохнуть под дождем.

К чести В.Путина, с которым мы в «ЭиМ» далеко не во всем согласны, но который выработал у себя развитое чутьё на политическую подставу, вкрадчивые улюкаевские «списки очередников на геноцид» были отправлены (пока) в корзину.

Высшая кремлёвская бюрократия, которой не улыбается внутренняя резня собственного народа перед лицом мощного внешнего противника, выносит на обсуждение другой подход.

"Разрешение" на закрытие «старых», с точки зрения рыночных волков, «лишних» рабочих мест в моногородах (да, видимо, и всюду, ибо вся Россия, кроме нефтегазовой трубы, сегодня «моногород») предполагается выдавать. Но выдавать их будут только в обмен на подтверждение инвестиций определенной суммы в новые рабочие места. Грубо говоря – чтобы сократить работника, получавшего 10 тыс., сперва прими работника с зарплатой в 20 тыс. и т.п.

Либералы, кудринцы и улюкаевцы в панике: они «даже не могут предположить», как такая мера может быть оформлена юридически.

Одно совершенно понятно: в рыночную схему устройства экономики она вообще никак не вписывается, но стране абсолютно необходима. Мы не можем устраивать голодомор для миллионов сограждан только потому, что мировой рынок научился прекрасно обходится без работников из России…

А. Леонидов-Филиппов.; 30 апреля 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..