Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ТОРГОВЦЫ РУСОФОБИЕЙ: БАНКРОТСТВО

ТОРГОВЦЫ РУСОФОБИЕЙ: БАНКРОТСТВО 60% граждан Молдовы живут на грани бедности. По прогнозам специалистов в ближайшее время страну ждет голод, цены растут, а доходы населения сокращаются. На сегодня около 60% граждан живут за чертой бедности в Молдове. Согласно данным предоставленным Национальным бюро статистики, в 2012 году средний ежемесячный доход граждан не превышал 1500 леев, хотя потребительская корзина превышала – 1600 леев.

Если учесть, что в среднем 40 процентов от этой суммы идут на расходы на питание, то денег совсем не остается.  В сравнении с предыдущим годом продукты подорожали на 5,4 процента. Население считает, что еле сводит концы с концами.

Такая ситуация в городах, а если брать села, то там дела обстоят еще хуже. В селах нет работы, а основной доход молдаван, это переводы из-за рубежа.

Министр экономики отказался комментировать социально-экономическую ситуацию в стране.

Валерий Лазэр, министр экономики РМ: - Я предлагаю вам ознакомиться с интересным документом – вычисление индекса бедности. Этим занимается Министерство экономики и Бюро статистики. Когда вы изучите этот документ, мы с вами поговорим о том, как в республике обстоят дела с бедностью.

Валентина Булига, министр труда, социальной защиты и семьи: - Если абсолютная бедность в 2008 году была на уровне 26 процентов, то в 2012-м – на уровне 16,6 процента. Социальная помощь, направлена на снижение уровня бедности, в 2012 году составила 382 миллионов леев, а в 2013 ожидается на уровне 453 миллионов леев.

Для справки: На сегодняшний день в Молдове 650 000 пенсионеров, средняя пенсия по стране составляет 960 леев. В апреле почти 40 000 семей получили социальную помощь - в среднем по 700 леев.

Единственное, чем бывшие советские республики могут торговать с Западом - ЭТО РУСОФОБИЯ. Товар, в котором максимальная враждебность к восточному соседу предполагает некоторую оплату, по схеме - "еда в обмен на ненависть".

С брежневским чувством глубокого удовлетворения сообщаем, что плата оказалась мизерной, и с жизнью несовместимой. Преступных тунеядцев, сидящих на ставке штатных русофобов в Прибалтике или Молдове откармливали преимущественно помоями, и не просто так, а в кредит.

Настал миг расплаты - 2013 год. И вот уже Телеграф Lv публикует злонравия достойные плоды: "Национальной напастью в Эстонии стали кредитные обязательства, которыми оказался повязан каждый второй эстонец. Банки тысячами отбирают за долги дома и квартиры. Недвижимость, в одночасье ставшая для многих обузой, скупается россиянами по демпинговым ценам".

Каждый второй эстонец в долгах. При этом нужно понимать, что если бы не борьба с Россией, скаредный Запад никогда не дал бы в долг историческим и геополитическим банкротам. Но он все же давал - чтобы на Восток не смотрели...

По данным исследований эстонских экономистов, каждый второй эстонец должен банкам или другим кредитным учреждениям за приобретенную в лизинг машину, холодильник или компьютер, взял кредит на учебу или купил жилье. Каждый пятый житель Эстонии обременен жилищным кредитом (119 тыс. семей): либо сам взял, либо является поручителем, либо предоставил свою собственность в залог. Многие из этих кредитов превратились в непосильную ношу в период экономического кризиса.

Как уверяют банковские маркетологи, трудности с возвратом кредитов чаще испытывает русскоговорящее население или сельские жители — эстонцы. Как уверяют экономисты, у селян доходы меньше, да и работу им найти сложнее. И наконец, бесстрастная статистика уверяет, что каждый пятый житель республики каждый месяц отдает за кредиты и проценты по ним более трети своего дохода. Каждый десятый должник кусает локти, что повелся и взял кредит, а больше всего страдают от долговой удавки эстонские семьи с малыми детьми.

Почти треть клиентов шведского Swedbank, взявших кредит на покупку жилья, оказалась сегодня в «мышеловке». Такая же примерно ситуация и у клиентов другого оперирующего в Эстонии шведского банка — SEB. Во времена раздутого мыльного пузыря на рынке недвижимости люди вовсю вкладывали деньги в жилье, цена которого к настоящему времени упала до такой степени, что продать эту недвижимость можно только себе в убыток. Многим приходится так и поступать, оставаясь и без жилья и с кредитом на шее. Банкиры, тоже измученные проблемными кредитами, надеются, что рост занятости, превысивший пессимистические ожидания, скажется положительно на подъеме экономики и, соответственно, на рынке недвижимости и продаже жилищных кредитов. Основные надежды возлагаются на местных покупателей жилья, но все большую роль начинают играть покупатели из России.

Собственно, за вражду к русским эстонцам дали возможность получать гражданство евросоюза -  и теперь эти убогие торгуют этой возможностью выдать европейский паспорт, потому что больше они выдать ничего не в состоянии.

В итоге россияне... вовсю скупают недвижимость в Прибалтике. Покупка не требует преодоления слишком больших бюрократических барьеров. 

Вид на жительство в стране ЕС (или шенгенская виза) приобретается по факту наличия в собственности недвижимости: будь то шикарная вилла на рижском взморье, или однокомнатная распашонка в хрущевке. 

Если в период экономического подъема эстонская недвижимость — дома и квартиры — представляла интерес, прежде всего, для сравнительно состоятельных россиян, то сегодня скупать дешевые квартиры в эстонской провинции принялись гости с Востока со средним достатком. 

В прошлом году более трети сделок с недвижимостью на северо-востоке республики, в районе Нарвы, совершили приезжие иностранцы. Кто побогаче, вкладывал деньги в курортный поселок Усть-Нарва, в котором и до революции, и в советское время любила проводить летние месяцы питерская интеллигенция. Кто поскромнее — не гнушаются бывшими рабочими поселками.

Шахтерский городок Пюсси за последние десять лет почти обезлюдел, но формально его многоквартирные дома — вовсе нет. Эстонцы в шахтерскую глубинку жить не едут, а пустеющие квартиры уходят россиянам за цены вполне символические: от полутора тысяч евро за трехкомнатную квартиру до 16 тысяч за пятикомнатную. Земельный департамент республики зафиксировал в прошлом году только в одном уезде Ида-Вирумаа две тысячи сделок по продаже недвижимости россиянам. Маклеры потирают руки и кивают на политику, что-де пока российские власти будут оказывать давление на предпринимательство, россияне будут вывозить деньги и покупать недвижимость даже в рабочих поселках Эстонии.

Среди покупателей из России много тех, кого интересует возможность получать шенгенскую визу. «Они ищут как можно более дешевую недвижимость, например, в городе Кохтла-Ярве была квартира, где было практически невозможно жить, но она стоила 500 евро», — приводит пример руководитель маклерской фирмы Pindi Kinnisvara Пеэп Сооман. Вслед за питерскими покупателями на рынок эстонской недвижимости вышли и клиенты из Архангельска и Мурманска.

Согласно оценкам экспертов, за последние пару лет из-за непосильных банковских кредитов без жилья в Эстонии остались примерно 4 тыс. человек, а проблемы с выплатами по кредитам имеются почти у пятой части жителей Эстонии. Причем за последние годы количество принудительных продаж жилья, инициаторами которых стали банки, значительно выросло, уверяет газета Eesti Paevaleht. Экономические трудности, в которых оказались многие семьи, делают для них неподъемными ежемесячные платежи по кредитам и закладным. В одном только прошлом году действующие в Эстонии банки отправили на принудительную продажу минимум 850 домов и квартир. Правда, эта цифра показывает лишь, сколько домов было выставлено на принудительную продажу, но не указывает, сколько домов к настоящему моменту уже продано.

Представители банков утверждают, что далеко не все дома уходят с молотка. Тем не менее, тот факт, что в маленькой стране без малого тысяча домов и квартир все же были выставлены на продажу, выразительно описывает масштабность проблем, с которыми сталкиваются живущие в Эстонии семьи. Статистика принудительной продажи квартир в любом банке является тайной, официальной статистики не существует. В прошлом году горы открытой информации, объявлений о продаже недвижимости, перелопатили журналисты эстонской газеты Postimees. На их запросы ответили только самые крупные банки. В результате удалось насчитать в 2011 году как минимум 833 случая принудительных продаж. А за два года жилья лишилось свыше полутора тысяч эстонских семей.

Банковские клерки в Эстонии хором утверждают, что ни один банк не заинтересован выкидывать должников на улицу. Банки не видят выгоды в досрочном расторжении кредитных или ипотечных договоров. Банкиры понимают, что кредиторы, набравшие обязательств в тучные годы до кризиса, начавшегося в 2007 году, и по прежним условиям, сегодня оказались в затруднительной ситуации.  Должники жалуются, что банкиры их дурачат, не открывают всю информацию, применяют разные виды пеней и штрафов. Банкиры же уверяют, что сами-де клиенты просто не желают вдумываться в условия кредитных договоров.  

Не меньше проблем возникает не только у самих должников, но и у их поручителей и тех, кто предоставляет под кредит залог. Обычно это — родственники и друзья.

Тем временем некоторые эстонские банкиры предлагают ввести в Эстонии американскую систему: если домо— или квартировладелец возвращает банку ключи, то банк аннулирует остаток долга. Это результат своего рода договоренности между обществом и банковским сектором. Правда, эстонские банкиры не готовы говорить о гарантиях от выселения и принудительной продажи жилья ни для многодетных семей, ни для тех должников, кто не смог своевременно выплачивать долг и проценты из-за тяжелой болезни. С их точки зрения это «несправедливо» прежде всего, по отношению к тем, кто «добросовестно выполняет взятые на себя финансовые обязательства».

Никого в Эстонии уже не удивить и даже не разжалобить историей, когда из-за кредита в пару другую сотен евро люди теряют дома, семью, здоровье. Широко рекламируемая в республике услуга получения кредита по СМС это — типичный беззалоговый краткосрочный малый кредит. В начале 2000-х массовые кредиты давали только банки, затем финансовое законодательство было смягчено, мобильные телефоны стали не только средством связи, но и кошельками и паспортами. Появилась возможность раздавать кредиты, не заботясь о конторах, нотариусах и гарантиях. Простота и доступность такого рода кредитов на какое-то время породила в Эстонии натуральную долговую эпидемию. Высокий уровень рисков банки или кредитные учреждения — а чаще всего такими кредитами занимаются маленькие фирмы — компенсировали высокими процентами и отлаженной в маленькой Эстонии машиной взыскания долгов.

В прессу попала типичная история женщины, которая угодила в кредитную мясорубку, потеряв работу, квартиру и здоровье. «После всех этих ударов судьбы депрессия была настолько большая, что я заболела тяжелым мышечным воспалением», — рассказывает ставшая инвалидом 53-летняя Вероника, которая каждый месяц теперь выплачивает фирме СМС-кредитов проценты со своей пенсии по потере трудоспособности.

Говорить о своей кредитной нагрузке с журналистами мало кто хочет. На призыв газеты Eesti Ekspress отреагировало только несколько человек.

Например, 39-летняя Кристина Тамм, которая живет в пригороде Таллина, в уютном домике. Мать-одиночка работает на нескольких работах, чтобы выплатить банку жилищный кредит, взятый 5 лет назад. Платеж забирает более половины ежемесячного дохода. Еще недавно женщина крутилась на трех работах сразу — сначала 8 часов в день продавцом, затем, вернувшись домой и поев, бралась за работу помощника бухгалтера и трудилась допоздна. Ночью у нее находилось время на искусство — это ее хобби и третий источник дохода. На сон оставалось около пяти часов, никакой личной жизни. Такой образ жизни женщине диктовал кредит, взятый осенью 2008 года. Отказываться от дома Кристина не хочет, но готова и к худшему. Из 500 с небольшим евро, которые женщина получает в месяц, на еду у нее остается порой всего 14 евро.

По сути, новости 2013 года из Молдавии и Эстонии, с двух разных концов "санитарного кордона", воздвигнутого Западом против России, доказывает, что ТОРГОВЛЯ РУСОФОБИЕЙ ОКОНЧАТЕЛЬНО ОБОНКРОТИЛАСЬ. РУСОФОБЫ ЭКОНОМИЧЕСКИ НЕСОВМЕСТИМЫ С ЖИЗНЬЮ!

Федор Сверлов; 28 июня 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.