Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

А. ЛЕОНИДОВ: "ЗА ЦИВИЛИЗАЦИЮ!", г. 21-26

А. ЛЕОНИДОВ: "ЗА ЦИВИЛИЗАЦИЮ!", г. 21-26 Что такое дологизм? Это череда взаимно независимых вспышек отражения реальности в сознании человека[1]. По научному такое мышление называется «набором равноуровневых абстракций», т.е. таким нагромождением мыслительных конструкций, при котором ни одна не может объяснить или составить часть другой (потому они и названы «равноуровневыми»). На практике же его легче всего представить в виде бессвязного набора картинок, рассматриваемых отрешенным созерцателем.

Представьте: на одной картинке кошка, на другой – Эйфелева башня, на третьей – помидор, на четвертой – карта Крыма… Такой набор можно смотреть взад-наперед, в шахматном порядке, можно тасовать, как карточную колоду– смысла не прибудет и не убудет.

Уже пещерный человек достиг очень высокого мастерства в способности воспринимать образ внешнего мира и отображать его средствами искусства, что доказывает биологическое совершенство его мозга, вполне сопоставимого с нашим.

Образец наскальной живописи в Альтамире.

Технически этот безымянный, но очень способный художник, конечно, был в состоянии отобразить причинность и последствия изображения (причинно-следственную связь), соблюсти масштаб изображения, его перспективу, композицию, иерархию главного и второстепенного в изображении, выделить жанристику.

Однако ничего этого художник не делает, и не потому, что малоискусен, а потому, что этого ему не нужно, его психическая жизнь управляется ещё архаикой дологического (клипового, «кусочкового») мышления.

Взгляните на пещерные изображения лошадиных голов. С одной стороны – выдающийся натурализм, отобразительная (зеркально-отбрасывающая) точность налицо. С другой – лошади эти никуда не движутся, они ниоткуда и не следуют в никуда, их изображения наслаиваются друг на друга. Это очень похоже на характерный сбой в фотоаппарате – когда кадры накладываются друг на друга, каждый из кадров в точности отобразил свой момент и ракурс, но связь между ними абсолютно отсутствует. Естественно, при такой накладке двух отражающих впечатлений никакой идеи рисунка, абстрактного послания зрителю не существует. Было одно впечатление (вспышка в мозге) – оно отражено. Затем повернулся, перешел в другое место – другое впечателение (ещё одна вспышка в мозге). Отражается это другое впечатление на том же самом месте, где художник отражал предыдущее…

Альтамирское стадо быков (на иллюстрации) лишено даже единой для изображения линии горизонта. Быки не стоят на единой для стада земле, они как бы барахтаются в невесомости, у каждого – свой горизонт и свое искривление плоскости опоры.

Свойственен ли этот дологизм только первобытной живописи? Нет, он встречаем нами во всех доступных археологически и этнографически памятниках культуры первобытности. Песни и сказания, предания и мифы, памятники письменного творчества и религиозно-философские трактаты чем архаичнее – тем отчетливее несут на себе отпечаток дологической стадии жизни психики своих создателей.

Например, всеобщая характеристика мифа, как явления, отмечает его дологические свойства: миф лишен представления о времени и пространстве, о причинно-следственной связи, он происходит как бы «везде и нигде», не разделяет были и вымысла (что свойственно некритическому мышлению и восприятию), замкнут в круговой цикл и лишен понятия о развитии, линейном разомкнутом движении (т.е. лишен историзма). Миф не разбирается в таких категориях, как главное и второстепенное, по-детски перескакивает с предмета на предмет, не выделяет приоритетного и вспомогательного. Архаичные сказители – акыны, сэсэны – имеют свойство петь о том, что непосредственно в данный момент видят, точно так же, как альтаирский художник рисовал своих быков.

На фото: "завидный" выбор Америки...

22.

От этих свойств не избавились даже довольно поздние произведения искусства традиционных культур, выросшие из архаики дологического отображения реальности. Например, классический китайский роман «Сон в красном тереме» (многоплановое повествование об упадке двух ветвей семейства Цзя), подобно другим классическим китайским романам, отличается рыхлостью композиции. В романе вольно перемешаны элементы автобиографического бытописательства и выдумки, события повседневные чередуются со сверхъестественными происшествиями, неслыханная доселе забота о психологической достоверности не исключает фатализма. А ведь роман, переполненный бесчисленными персонажами, теряющимися в памяти читателя, написан не в глубокой древности, в в 17 веке!

Дологическую (клиповую) стадию мышления проходят и все дети в процессе взросления. Детской психологии так же свойственны бессистемная впечатлительность, непонимание причинно-следственной связи в действиях, отсутствие целепологания действий, уделение чрезвычайно большого внимания второстепенному, при невнимательном отношении или даже игнорировании главного, определяющего, основного.

Пробуждающийся юный разум уже опознаёт предметы и явления, но ещё не осознает их взаимоувязанности в единой картине мира. Он не классифицирует впечатления, не разделяет их по каким-то общим абстрактным свойствам. Он не понимает противоречий или создает собственные иллюзорные произвольные противоречия. Критическое мышление отсутствует. Предельная доверчивость совмещается с самодовольным ощущением собственной самодостаточности. Нет иерархии отражений бытия, предметов и явлений. Все совмещается и смешивается со всем…

Дологический разум весьма легко поддается манипуляции со стороны разума критического и логического. Отсутствие целепологания и понятия о причинно-следственном движении у клипового сознания позволяет легко увлечь носителя такого разума в любую сторону, внушить ему любое утверждение. Нехитрая система в преподнесении специально подобранных образов (картинок) пробуждает в дологическом сознании программируемое настроение: ярость, гнев, наслаждение, страх, депрессию, покой и т.п. В сущности, предсказуемые реакции клипового мышления – лишь высшая форма условных рефлексов (будучи параллельно низшей формой человеческого разума).

Клиповое сознание забывчиво, предсказуемо, шаблонно и стандартно, повышенно-эмоционально, рассеяно, может сочетать высокий уровень навыка (как привычки) с низкой степенью осознания (как понимания) того или иного дела. Клиповое сознание дрессируемо, в процессе дрессировки «кнутом и пряником» оно довольно точно усваивает тот или иной алгоритм действий, не понимая их смысла и конечной цели. Если цель дрессировщика в цирке – насмешить зрителей, то цель дрессированного медведя – получить кусочек сахара, о зрителях он может даже не догадываться.

Кроме того, дологическое мышление подражательно, оно склонно к слепому и точному копированию, тиражированию, воспроизведению случайно встреченного образца. Именно с этим свойством архаического мышления связаны проблемы с диссертантами из восточных республик: они видят в науке внешнюю церемонию для достижения определенных «кусочков сахара», сути же и назначения науки не понимают, а потому слепо, хотя и старательно, копируют своих руководителей, вместо того, чтобы создавать что-то новое.

Пережиток клипового мышления у современного взрослого человека – сновидения. Именно поэтому люди дологической стадии мышления производят на современного взрослого человека эпохи модерна впечатление лунатиков, живущих во сне или погруженных в транс.

У человека модерна есть твердые основания, к которым намертво привязаны умозаключения, и есть четкая цель работы психики, ради которой запускается весь процесс. Человек модерна движется с помощью психики от незнания к знанию, от слабости ко всемогуществу, от беспомощности к владению и т.п. Человек архаический не движется (или движется по кругу), и потому ему чужда торопливость модерна, железнодорожное расписание станций, через которые движется мысль по заранее определенному маршруту и с поминутной точностью. Очень много времени у человека архаического могут занимать пустое созерцательство, разного рода бесцельные занятия, пустопорожняя ритуалистика и т.п.[2]

23.

Но не всё так просто… Думая о механизме мышления, о совершенствовании этих механизмов – нам нельзя забывать и о той первопричинной энергетике, которая даёт механизму импульс двигаться.

Первопричиной мыслительной деятельности, тем перводвигателем, который даёт энергию всем умственным процессам является отделение Бытия от Небытия в момент вспышки пробуждающегося сознания.

Это, забегая вперёд, скажем – сразу и намертво связало мышление с инстинктом выживания. Тому, кто собрался (и тем более хочет) умирать – думать не о чем и незачем. Его сознание поглощается тем небытием, которого он алчет. Работающее же сознание сопряжено с жаждой жизни.

При всей аксиоматике этого утверждения оно странно звучит в контексте современной, упаднической культуры и философии, очень многое предпринявшей, чтобы, напротив, сделать Бытие и Небытие неразличимыми, слить «случайность» Бытия (превращающегося в этой схеме в какую-то патологию) с Абсолютом вечного, изначального и бесконечного Небытия[3].

Тем не менее, изначально мышление – это сверх-яркая вспышка, аналог «большого взрыва» Вселенной – слепящий свет в противовес слепой тьме.

С этим невозможно спорить, хотя и пытались. Для вульгарного материализма и механицизма ум человека – т.н. «Tabula rasa» (чистая доска)[4].

Сравнение ума с покрытой воском дощечкой для письма, которой пользовались уже в Древней Греции, появляется в сочинении Аристотеля «О душе»[5]. Идея о том, что человеческий интеллект при рождении представляет собой «чистую доску» высказывается, в частности, Авиценной[6].

Но широкую известность латинское словосочетание «tabula rasa» получило благодаря английскому философу Джону Локку, воспринявшему наследие предшествующей философской традиции и использовавшему данный термин для критики теории врождённых идей в своём трактате «Опыт о человеческом разуме» (1690)[7].

За ним стоит очевидная и легко доказуемая нелепость. Ну, в самом деле: если ученик – «чистая доска», то значит, на него можно нанести любые письмена! Если мы посадим за одну парту человека и собаку (или кошку) – один и тот же учитель будет преподавать им одно и то же – означает ли это, что они усвоят одни и те же знания, представления о жизни?

Конечно же, нет. Да и среди людей одарённость бывает разных степеней, и два ученика у одного учителя, при всех равных условиях и подходах – получат отнюдь не одинаковый объём знаний.

Способность к восприятию у кошки, собаки, а так же у разных людей – разная. Причем она врождённо-разная. Никакой, даже самый блистательный педагог, не сможет обучить высшей математике лягушку или клинического идиота.

Из этого, безусловно, вытекает: процесс обучения, образования – не столько восприятие нового, сколько раскрытие внутренних знаний, изначально «сидящих» в человеке. Человек как бы расшифровывает сам себя. Личность воспринимает только ту информацию, которая находит отклик внутри неё. Личность лишена способности воспринимать информацию, не имеющую аналогов внутри неё. Если вы попытаетесь донести до человека информацию, не находящую внутри него аналогий для понимания, то он такую информацию воспримет просто как тарабарщину, как пустой набор случайных знаков или изображений…

Человек имеет врождённые способности к восприятию определённых идей и знаний. Но как он их может иметь, ничего не зная о самих этих идеях? Как я могу взять футляр для скрипки заранее, если не знаю, что иду за скрипкой? Как я могу вычислить заранее размеры коробки для упаковки груза, если я понятия не имею, о каком грузе идёт речь?

Способность человека к восприятию знаний подразумевает, что эти знания в человеке УЖЕ находятся, но только в заархивированном, запечатанном, зашифрованном виде. А чего в человеке изначально нет – того он и изучить не может. Например, зрение – включает в себя способность различать цвета и краски, т.е. способность, которой лишена слепота и т.д.

Но ведь нелепо полагать, что зрение наше сперва должно увидеть красный цвет – и лишь потом обретёт способность его воспринимать. Наше зрение (если мы не дальтоники) – изначально рассчитано и спроектировано для восприятия, в том числе, и красного цвета. Мы можем не знать его названия, но мы сразу же, с первого видения, опознаём его отличия от других цветов…

Суть нашей гипотезы заключается в том, что в момент сверх-вспышки сознания, в момент отделения Бытия от Небытия – оно обладает всей совокупностью знаний, но предельно спрессованных в форме Всеединства. Сознание в первый момент не различает никаких отдельных предметов – но оно ощущает Бытие в целом, целиком, и в нём все предметы уже заранее включены.

По мере развёртывания (обратите внимание, мы избегаем эволюционистского «развитие» и говорим о развёртывании) Сознания всеединство Бытия в нём распадается на отдельные предметы, части, элементы.

На фото: Глава МВФ (К.Лагард) показывает, куда монетаризм зовёт пойти человечество...

24.

Этот процесс включает в себя конфликт между яркостью и точностью. Предельная яркость первых впечатлений от восприятия всеединства Бытия постепенно меркнет, тускнеет, переходит в сумерки, что, собственно, и даёт возможность различать всё больше и больше разных отдельных предметов.

Скидывая слепящую предельную яркость восприятия, Сознание наращивает точность восприятия, отлаживает тоны и контрасты отражений предметов в уме.

Яркость и Точность враждебны. В избыточном количестве и то, и другое – разрушает личность, убивает человека.

Слова «яркость» и «ярость», «Ярило(Солнце)» недаром восходят к древнему корню «яр»[8] (свет). Яркость душевных переживаний порождает и ярость в поведении человека.

Она проявляется в неотменности реакций определённого вида в схеме «если… - то…».

Точность, при всех её положительных сторонах – связана с источением, истачиванием, истощением восприятия. Карандаш, который точат – в итоге стачивается. Чем тоньше предмет – тем он более хрупок.

Главное, что утрачивается при растущей точности, в условиях производимого ею «охлаждения ума» - это принцип неотменности реагирования.

Поведение человека становится всё более необязательным, всё более непредсказуемым. Его мотивации – всё более тусклыми и стёртыми, а потом часто пробуксовывающими.

Человек не совершает ожидаемого поступка в ответ на вызов: в этом и проявляется его (как у карандаша) – стачивание. При растущей точности деталей всё становится более условным, многозначным, реакция ослабевает, растёт вариативность поведения человека.

По иронии судьбы то, что французские материалисты XVIII века называли словом «просвещение» - в реальности служит средством приглушения света, накалённости сознания.

Мыслей у «просвещённого» становится больше – но (в точном соответствии с законом сохранения энергии) – они мельче и тусклее. Причем чем их больше, тем они тусклее и мельче. А самая яркая и крупная мысль – та, что была в самом начале, потому что все остальные – не более, чем из неё лоскутами нарезаны. Вот разгадка нашей непреходящей любви к своему детству! Наши мысли в детстве были коротенькими, но мощными, наши чувства – наивными, но острыми. По мере удлинения и усложнения мыслей и чувств они становятся всё слабее и тупее.

Безусловно, определённая мера точности социопсихике нужна – но не менее нужна ей и определённая мера яркости. Конфликт между яркостью и точностью мыслей решается через их диалектическое уравновешивание. Если этого не сделать – учит история – общество разваливается, разлагается, деградирует, и в итоге исчезает из истории.

На фото: "выбор народа" перед последней стадией распада сознания...

25.

Как, с точки зрения социопатологии, складывается ЛЮБАЯ цивилизация?

ВНАЧАЛЕ возникает догматическое ядро – набор догм, утверждений, не подлежащих сомнению, обсуждению или пересмотру. Ярость фанатизма людей, утвердивших эти догмы, пламень их душ и настойчивая последовательность в их насаждении – определяет исходную силу цивилизации. За любое покушение на догматичское ядро цивилизация карает и жестоко карает – иначе её не станет.

ПОСЛЕ формирования ядра социопсихики – формируется КУЛЬТУРА. Культура – это комментарии к догмам, комментарии к комментариям, комментарии к комментариям комментариев и т.п., до бесконечности. На определённых уровнях и витках комментирования рождаются науки, узкие дисциплины – смысл существования которых в техническом обслуживании базовых догматических ценностей. Социопатология утверждает, что нет просто медицины или просто астрономии, а есть христианская медицина, или мусульманская медицина, или буддийская, или – разные варианты племенных медицин, астрономий и т.п.

Поэтому (что мы можем видеть в современной реальности) – при разрушении базового догматического ядра узко-специализированные технические науки теряют смысл, перестают развиваться, изучаться, перестают быть интересными людям.

Врачи в пост-христианском (и пост-советском) обществе становятся сплошь шарлатанами и рвачами, ракеты падают, не долетая до Космоса, студенты сдают экзамены за взятки, а профессора за дружеским столом ведут разговоры вместо своей науки – о барыше и о порнографии…

Это связано с тем, что всякая наука – обслуживающая система, она движется по орбите, она исходит из базовой ценностной догматики и (пока функциональна) – обязана туда вернуться, описав орбиту.

Чем сложнее культура цивилизации – тем длиннее орбиты научного поиска, тем дальше отлетает мысль от базовых начальных догм. Но горе ей (мысли) – если она не вернётся туда, откуда стартовала: она бесследно потеряется в бесконечности ледяного Космоса…

Поэтому (говорю как социопатолог) – цивилизация есть живая и динамичная связка догматического ядра (высших смыслов и базовых ценностей) с культурой (нагромождением комментариев к базовым догмам). Культура меньше цивилизации – и без догматического ядра становится мертвым и бессмысленным нагромождением абстракций, раздражавшим уже в 14-м веке Оккама с его знаменитой «бритвой».

Что же есть развитие цивилизации? Любой – а особенно христианской, разомкнутой, линейной, вне замкнутого круга циклов вечных повторений? Развитие двояко: комментирование догм расширяется, усложняется, увеличивается, пухнет в объемах. А само догматическое ядро – сохраняется, усиливается его охрана, защита, сбережение его неприкасаемой неизменности. Только когда оба условия соблюдаются – развитие цивилизации не сваливается в патологию, в предсмертную агонию культуры.

Если остановить рост комментариев – то возникнет застой цивилизации, а если повредить догматическое ядро – произойдёт распад цивилизации. Развиваться она не будет – она пойдёт вкривь и вкось, разбивая и калеча всё вокруг себя, как сорвавшийся с рельсов паровоз.

Именно это мы сейчас и наблюдаем под псевдонимом «пост-христианская эпоха» - когда обещали «развитие», «яблони, цветущие на Марсе» - а получили в реальности прогрессирующую АНОМИЮ[9].

На фото: вожди ЕС. Им смешно. А нам уже нет...

26.

Эталонирование – ключевой термин для социопатолога. Что под ним имеется в виду? Рассмотрим подробнее.

«Рассудок» – однокоренное слово с «судом». «Философия языка» подчеркивает главное свойство рассудка – способность судить, рассудить. То есть отделить плохое от хорошего, осудить злое, одобрить доброе.

Но что это такое по сути? С некоторым внутренним трепетом мы понимаем, что это – сопоставление отраженной реальности с неким идеалом, эталоном, чаще всего религиозного происхождения!

Грубо говоря: на дворе лужа. Наше сознание как бы «сфотографировало» эту лужу и теперь мы можем вообразить её с закрытыми глазами. Что это? Это – функция отражения объективной реальности. Лужа есть – и мы её отразили. Никакого рассудка в этой отражательной деятельности нет, как нет её и в зеркале.

Рассудок появляется, когда мы соотносим отражение с идеалом. Должна ли лужа быть на этом месте? И если не должна – почему тогда появилась? И если появилась вопреки идеалу – как её устранить?

Вот такого рода умственная работа и составляет предмет рассудка. Она безмерно далека от гегелевского «всё действительное разумно; всё разумное действительно», потому что – строго по определению терминов – человек, который Гегелю в этом поверит, как раз таки лишиться рассудка, а не обретёт его!

С утратой способности различать добро и зло (заранее данные в форме умозрительного идеала) – ум теряет и «рассудок», потому что уже не может «рассудить» и быть «рассудительным». Начинаются аномические патологии сознания.

Может ли наука дать идеалы? Конечно, нет. Идеал – в определённом смысле слова химера, его же в окружающей реальности нет (ещё?). Как же может наука заниматься химерами, если она занимается по определению, только объективной реальностью?!

Зачем?, а главное как? - науке заниматься тем, чего нет в природе, но, якобы, должно быть?!

Но в силу этого наука не может предотвратить сползание разума в аномию, утрату рассудка – как (в определенном смысле – прокрустово) ЭТАЛОНИРОВАНИЯ реальности, подгонки её под умозрительно-идеальное состояние.

С этим и связана массовая утрата рассудка у народов конца ХХ века и в наши дни – параллельно с расцветом научно-технической революции. Высокие технологии «вдруг» обнаружили свойство плодить высокотехнологичных маньяков, «хай-тек упырей».



[1] В.Г. Богораз-Тан доказывал, что первобытное восприятие жизни кинетично. Первобытный человек ощущает свою жизнь прежде всего как движение, и окружающий мир представляется ему вечно движущимся, несущимся прямо на него, мимо него и пляшущим вокруг него. Для чукчей все предметы и явления находятся в действии, а не в состоянии покоя. На чукотских рисунках, сделанных охрой и оленьей кровью на гладких деревянных дощечках и близких к пещерным рисункам эпохи палеолита, к бушменским рисункам на скалах, к таким же рисункам австралийцев, звери и люди неизменно куда-то бегут, как на кадрах киноленты. Копья и стрелы нарисованы брошенными в воздух, сказанные слова изображены зигзагообразными линиями, даже человеческие чувства и страсти получили графическое изображение. В языке североамериканских индейцев хопи слова «молния», «пламя», «волна» -- глаголы, а не имена существительные. «В языке нугка все слова показались бы нам глаголами, -- пишет американский лингвист Б. Уорф, -- перед нами как бы монистический взгляд на природу, который порождает только один класс слов для всех видов явлений».

[2] Сегодня, когда прогрессивные силы планеты настаивают на такой процедуре, как РЕАБИЛИТАЦИЯ РАЦИОНАЛИЗМА, явно репрессированного в последние 20 лет по полной, глобалисты, напротив, тащут человечество в первобытное состояние психики, которое было до явления РАЦИОКРАТИИ, и, следовательно, максимально соответствует нуждам кастового строя и нового рабовладения.

[3] Как писал известнейший философ А.Ф.Лосев: «Материалист… не может и даже не имеет права говорить о материи только как о таковой, т.е. только как об отвлеченном понятии. Он должен его абсолютизировать, т.е. представить в виде единственно возможного абсолютного бытия. Но как только мы допустим это, так тотчас же материя обращается во вселенское мертвое чудище, которое, будучи смертью, тем не менее всем управляет… Материализм утверждает, что все в конечном счете управляется материей и сводится на материю. В таком случае все управляется мертвым трупом и сводится на него… Тут с полной убедительностью выясняется вся необходимость понимать материализм именно как особого рода мифологию и как некое специальное догматическое богословие».

[4] Tabula rasa (лат. «чистая доска») — выражение, которое используется для обозначения эпистемологического тезиса о том, что отдельный человеческий индивид рождается без врождённого или встроенного умственного содержания, то есть чистым, его ресурс знаний полностью строится из опыта и чувственного восприятия внешнего мира.

[5] Аристотель. О душе. Книга 3, глава 4. 429b30 — 430a5.

[6] О взглядах Авиценны на природу знания (англ.). Internet Encyclopedia of Philosophy.

[7] Ю. С. Цыбульник. Крылатые латинские выражения. — М.: АСТ, 2003. — С. 65. — 830 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016376-2..

[8] Толкование слова яр: м. самый жар, огонь, пыл, разгар, в прямом и переносном значении.

[9] АНОМИЯ – полная утрата человеком представлений о норме и нормальном, процесс разрушения базовых элементов культуры, этики, представлений и мировоззрения. Крах всех и всяческих общественных идеалов и морали, утрата человеком чувства причастности к данному обществу. Аномия порождает социальные потрясения, распад государств и цивилизаций. По определению российских исследователей, аномия — «отсутствие чёткой системы социальных норм, разрушение единства культуры, вследствие чего жизненный опыт людей перестаёт соответствовать идеальным общественным нормам».

А. Леонидов-Филиппов.; 12 февраля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.