Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Закон и "закон": есть разница...

Закон и "закон": есть разница... Принципы права — это руководящие нормы права,определяющие содержание и направления правового регулирования. Они представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всё. Поскольку в них логика и смысл законов, то принципы права определяют пути совершенствования правовых норм, выступая в качестве руководящих идей для законодателя. Они являются связующим звеном между коллективным разумом общества и правовой системой. А важнейшим принципом права, лежащим в основе всего законодательства - является выбор между постулатом "закон един для всех" и постулатом "закон - оформление на бумаге силового превосходства".

Проще говоря, это принцип единозакония и принцип записывания. Записывание является механическим актом: оно само по себе не предусматривает никаких общих рамок для законодателей и подчинённых им людей.

Приказ, отданный восточным деспотом, имеет силу принудительного закона, но никоим образом не распространяется на самого деспота или его фаворитов. Ни сам деспот, ни его фавориты и жрецы не принимают на себя тех обязанностей, которые навязывают подданным. Они никак не связаны законом: их законы - лишь протоколирование их воли, осуществлённое в виде записи. Самого законодателя эта запись никак и ничем не связывает.

С точки зрения принципа силы - "законом" можно назвать (что и делают) любое волеизъявление в письменном виде. От устного приказа оно будет отличаться только тем, что имеет форму письменного текста, и всё. Именно такие "законы" и действуют в буржуазном обществе, хотя на его кафедрах достаточно демагогов, утверждающих, что закон един для всех. Но позвольте, господа, В КАКОМ ЖЕ МЕСТЕ он един?!

Принцип единозакония заключается в том, что закон един для всех. Но ведь из этого автоматически вытекает система, обеспечивающая равную оплату за равного объёма труд[1], равную планку выхода на пенсию[2] и т.п. Или, к примеру, конституционное право на жилище. Давайте применим к нему принцип "закон един для всех". Если каждый гражданин имеет, согласно Конституции, право на жилище, но у одного 10-15 квартир, а у другого нет ни одной, то как это коррелирует с единством закона для всех граждан?!

Разве не очевидно, что гражданин, УЖЕ получивший одну квартиру, должен ждать, пока квартиру получит другой гражданин, а не вторую загробастать? В СССР это принцип действовал: получаешь новую квартиру - сдай старую, под расселение других нуждающихся в жилье. Теперь - нет. Потому что ликвидировано единство граждан перед РЕАЛЬНЫМ законом.

Конечно, в буржуазном обществе единозакония нет и быть не может. В этом обществе один (представитель рецессивных страт) не может выйти на пенсию даже в 60 лет, тогда как параллельно ширится направление «ранних пенсий» (у представителей доминирующих страт).

Смысл ранней пенсии в том, что, пользуясь своим финансовым превосходством, человек прекращает трудится в 30 или в 25 лет, живёт на отложенную ренту. Итог процесса: пенсионное обеспечение для одних – никогда, для других – всегда (много есть и таких, кто вообще ни дня нигде не работал). Конечно, говорить, что в таком обществе «закон един для всех» - только людей смешить.

Единый закон для всех – это не декларации, а реальное равенство подходов во всех сферах жизни (не только экономической, но и образовательной, культурной и т.п.). Иначе принцип теряет смысл: он сам по себе, а жизнь сама по себе.

Декларативность (по сути, лживость) – живая душа номинализма. Она позволяет «повысить» зарплату, не повышая её[3], «предоставить», не предоставляя, «обеспечить» не обеспечивая, «провести» не проводя, и т.п. Декларативность уводит нас в демагогию выдуманных миров, отчего мы можем потерять чувство реальности.

Знают ли люди, например, что такое хозрасчёт? Это когда в основе действий хозяйствующего субъекта лежит его материальная выгода в качестве главного бытового и воспитательного приоритета. И это очень страшно, но не все понимают, как это страшно…

Вообразите, что к вам в квартиру ломятся бандиты, с целью вас убить, и поселиться у вас дома вместо вас. Кроме личного топора и газового пистолетика, вы, вероятно, уповаете на органы правопорядка. Вы рассчитываете, что органы вас защитят, а бандитов накажут.

Переведём ситуацию в логику хозрасчёта. Полиция в этой логике начнёт высчитывать, кто ей больше может заплатить: вы или бандиты. Она встанет на ту сторону, которая платит. Защита – это товар, который реализуют правоохранители, и любой продавец хочет продать товар тому, кто больше платит.

Либеральная демагогия возразит на это, что хозрасчёт фирм и фирмачей – одно, а полиция, прокуратура, школа, больница – другое. То есть существуют две логики: одна для простых людей, другая для госслужащих.

Но это же словоблудие! Как может полицейский или прокурор жить в обществе и быть свободным от базовых ценностей этого общества? Его что, в пробирке выращивают? Он учился в той же школе, прежде чем стал полицейским или прокурором. Его воспитывали на общих с торгашами базовых приоритетрах. У него – общий со всеми образ успеха в голове.

Вы же не можете укомплектовать все полицейские участки и прокуратуры инопланетянами! Все кадры правоохранителей (или учителей, врачей, и т.п.) черпаются из социальной среды. А эта социальная среда отравлена культом финансового успеха, отравлена жаждой наживы. С какого места этого гнилого болота вы бы не зачерпнули кадры – всё равно в ковш попадёт отравленная вода. Потому что священники, прокуроры, врачи, учителя – живут среди людей, они такие же потребители, отцы и дети, такие же граждане, как и все остальные.

И в итоге получится, что правоохранительная система и криминал срастаются (что, собственно, и вышло). В обществе хозрасчёта куда бы ни шёл человек – он идёт туда делать деньги. В кооператив или на завод, в торговлю или в полицию, он уже заранее, через детство, заряжен базовыми ценностями того общества, в котором родился и живёт.

А если правоохранительная система и криминал срослись (став филиалами друг друга), то вместо принципа единозакония вступает принцип простой записи, простого упорядочивания на бумаге криминальных, по сути, отношений. Надо же как-то упорядочить отношения в обществе, в этом и мафии заинтересованы!

И тогда появляется принцип простой фиксации отношений «под запись», амбивалентный к идеям справедливости и единства закона для всех. Люди, назвавшие себя «законодателями» далее называют «законом» любую собственную запись на бумаге. Тут важно не что записано, а кто написал.

Такие «законы» с точки зрения общей теории права и общего богословия – фальшивы. Они не отражают ни логики единства, соответствия правовой системы (в которой законы не должны противоречить друг другу), ни логики справедливости.

Настоящий закон – един для всех и каждого, соответствует ценностям всех других законов, и отражает в себе, в своём предмета общее представление данного общества о справедливости. То есть он неизбежно опирается на идеологию, пронизан той или иной идеологией, а не сам по себе. Он (настоящий закон) принят не потому, что «законодателям» моча в голову ударила, а потому, что его потребовала общая логика осуществляемого цивилизационного строительства.

Простая запись, фиксирующая на бумаге произвол сильных хищников, ничего такого в себе не содержит, хотя и принимает имя «закона». И, хотя активно декларируется «равенство закона для всех», никакого отношения к жизни эти декларации не имеют: один уже в 20 лет «персональный пенсионер», а другой и в 64 года продолжает горбатиться у станка…

Нужен ли цивилизации принцип «закон один для всех»? Попробуйте мысленно его отменить, что получится? Работает ли этот принцип в условиях зоологической свободы особей, рынка, хозрасчёта, капитализма? Нет. Принцип этих систем лаконично и полно выразил лозунг Бухенвальда: «каждому своё».

Фашизм в наиболее завершённом виде противопоставил этот принцип «каждому своё»[4] - базовому правовому принципу цивилизации «закон един для всех».

Цивилизация вышла из животного мира и запустила историю именно потому, что её активисты пытались (чаще всего безуспешно) заменить «каждому своё» из мира животных на единозаконие из мира людей. Вся история – и есть история этих попыток.

Деструктивная природа капитализма заключается в том, что он движется в обратную сторону. И в окончательной своей стадии, в фашизме, отбрасывает всякую демагогию по поводу «закон един для всех». Не един – и это уже на уровне деклараций: есть «люди», которым полагается право на жизнь, и есть «колорады», «личинки колорадов» - которые можно и нужно уничтожать, сжигать – потому что у них право на жизнь отсутствует. Эта идеология современного украинского фашизма неразрывно связана с общей логикой капитализма, в которой люди живут вместо друг друга.

Постоянно видя в другом конкурента, люди учатся видеть в другом врага, и постепенно наращивают средства подавления конкурентов-врагов. Прямая и грубая «зачистка жизненного пространства» приходит не сразу. До неё обычно бывает стадия буржуазной филантропии: возвращение «из милости» обобранным частички того, что отобрал. Но это, поверьте историку, проходит, и быстро проходит.

Человек или перестаёт быть убийцей, или перестаёт стыдиться того, что он убийца, перестаёт это скрывать, делает своё дело с гордостью и публично, ничего уже не стесняясь. Тут уж – одно из двух.

«Стыдливые убийцы» буржуазной благопристойности – промежуточный типаж.

И мы стремительно этот типаж "проезжаем" под фашистские разговоры о "колорадах", которых убивать семьями - не преступление, а наоборот - доблесть нациста...



[1] Принцип тарифной сетки.

[2] Единые стандарты предоставления пенсий, в том числе и с обоснованными категориями ранних пенсий.

[3] Номинальные деньги ничего не значат: рост номинальной зарплаты при росте цен и затрат на жизнь может означать снижение реальной зарплаты.

[4] По сути, это опрокинутый в правовую сферу принцип дарвинизма: выживание, борьба за существование, случайность жизни, отсутствие всяких правил в борьбе (победитель получает всё, победитель всегда прав и т.п.), ликвидация моральных норм даже на формальном уровне.

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 28 мая 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..