Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

"Человечество?! Проект закрыт" (Чума либерализма)

"Человечество?! Проект закрыт" (Чума либерализма) ​В цивилизацию нет 10 путей или 100, оставьте эти иллюзии! Дорога в цивилизацию одна – что соответствует базовому постулату рациональной науки, Единству Истины. Ошибок много – истина одна. Точно так же форм варварства много, они вычурны и изощрённы в своих придурях. Но цивилизация выглядит одинаково, и всякая разумная жизнь, в отличие от придурковатой, всегда похожа на другую разумную жизнь. Нельзя в арифметической задаче дать десять разных, но одинаково правильных ответов. Десять ошибочных – легко, а десять правильных – так не бывает. 5х5 = 25 хоть в Австралии, хоть на Таймыре.

Соответственно, и формы ЦОЖ[1] - склонны к конвергенции. Древние города были очень разные – современные мегаполисы – как близнецы во всех частях света. Современный дом имеет набор удобств, идентичный для всех континентов: кухню, ванную, унитаз, электричество, водопровод и т.п.

Если мы говорим о возвращении в цивилизацию – то, конечно, речь идёт только и единственно о развитии советского опыта. То есть - его плановой экономики (разумная деятельность и планируемая деятельность – синонимы!), образования и здравоохранения. Его систем социальной защиты (например, безработица – дикость в современном обществе, а в СССР её не было), науки и культуры. Его систем общественной безопасности и фактического (а не формального) равноправия и т.п.

У варварства, как у хаоса отношений – множество форм, но цивилизация, как упорядочивание отношений, преодоление хаоса – единообразна без вариантов. Выглядеть принципиально иначе, чем в СССР, цивилизация не может. По количеству – да, естественно, могут быть формы цивилизации, в которых больше колбасы или квартир, автомобилей или космодромов. Но это называется «тех же щей гуще влей». Это называется – «всё то же самое, только больше и доступнее».

Ни одну из тенденций СССР нельзя развернуть наоборот – и прийти в цивилизованные отношения. Не может повышать уровень цивилизационного развития рост безработицы или рост наркомании, рост нищеты и расслоения общества, рост неграмотности или растущая недоступность медицинских услуг. Или отмена пенсий!!!

Надеяться прийти «в приличное место», шельмуя и отвергая опыт СССР – просто бред и безумие. Нельзя, даже чисто технически, сделать «ему наперекор» - и повысить при этом уровень цивилизационного развития.

Нельзя же, согласитесь, считать «развитием» - умственную, нравственную, физическую, юридическую, духовную, культурную, экономическую деградацию человека и общества! Какое же это «развитие»?! И куда оно приведёт в итоге?

+++

Выражая всё это в трёх словах, человек цивилизованный (вид «человек разумный») – это человек, стремящийся к общему благу[2]. Наличие таких людей:

1) Предотвращает резню и самоистребление общества (если все друг у друга начнуть отбирать блага).
2) Поступательность и преемственность развития цивилизации, при которой живущие поколения заботятся о будущих поколениях.
3) Обеспечивает обобщающее единство правовых и гуманитарных норм.

Если же мы поставим во главу угла личную прибыль и личные удовольствия особи, отделяющей себя от вида, эмансипирующейся вплоть до отказа рожать грядущие поколения (а уж тем более что-то делать для них, а не для себя) – то мы получаем истребительную войну на всех уровнях. Ненависть человека к человеку[3], предприятия к предприятию (конкуренция), ненависть отрасли к отрасли[4], села к городу и наоборот, ненависть народа к народу[5].

Естественное следствие ненависти – разрушение. Естественное следствие всеобщей ненависти – всеобщее разрушение.

Либеральный реванш, который нам сегодня угрожает острее всего, на волне народного недовольства (народу очень трудно сформулировать адекватное выражение своего социального протеста, вероятность перехвата этой протестной энергии асоциальными элементами, либералами, очень остра) – что это?

Это, прежде всего, «размораживание» всех гнилостных и смертоносных процессов распада и расчленения страны и жизни конца 80-х-начала 90-х годов, которые кое-как, кустарными методами, приморозила действующая власть РФ. Она не устранила их причин, а просто засунула в политический морозильник, отчего вони стало поменьше, а времени одуматься и отойти от края пропасти – побольше.

Что я могу сказать о нынешней власти в РФ? Это люди, в большинстве своём жадные и мелочные, узколобые, не очень даровитые, далеко не гении, имеющие в голове некоторые представления о «нормах жизни», которые, однако, столь расплывчаты, что не стоит преувеличивать их значения. Современной власти в РФ свойственны концептуальная и прогностическая нищета (при раздражающем и циничном личном обогащении), шаткость основ и принципов, разброд и шарахания в рядах.

В сущности, эта власть – продукт выделения «умеренных» из стана либерального беспредела. Жизнь отсортировала в этой либеральной среде (среде метафизического мародёрства, мародёрского фундаментализма) боязливых и осторожных, которые опасались рубить наотмашь топором и сразу все корни жизни. Это те же самые Собчаки и Гайдары – но только напуганные делами рук своих. А которые совсем уж бесстрашные и отмороженные на всю голову – те ушли в либеральную оппозицию.

Понятно, что пребывание власти в руках серых бездарей, единственное достоинство которых – «умеренность и аккуратность» («вежливые люди» - так они сами себя любят определять в пику хамлу либерализма) – большая проблема для цивилизации.

Плохо иметь в машинистах человека, который не знает, как водить тепловоз, как он устроен, сколько в нём вагонов, как работает железная дорога, но при этом (единственное достоинство) – не хочет уронить поезд под откос. То есть как это сделать – не знает, но на эмоциональном уровне очень не хочет…

Но наше положение никак не облегчит власть тех, кто полон решимости и жажды пустить весь поезд цивилизованного бытия под откос.

Вообразите ужас своего положения: вы после 1991 года в руках двух криминальных бандитов, связаны и скованы, и один бандит намерен вас пристрелить немедля, а другой колеблется, не может переступить какую-то ему одному понятную черту. И мешает тому, первому, решительному, вас пристрелить. Не слишком весёлое положение, но наши симпатии – на стороне второго, нерешительного бандита…

+++

Концептуальная нищета и обобщённое слабоумие свойственны не только российской власти. Это беда вообще всего мирового либерализма. Там все концептуально и идейно нищи, от Трампа до Си Цзин Пина.

Екатерина Шульман, политолог весьма и весьма интересный, остроумный, пытается выгородить это слабоумие либерализма следующим образом:

- «…тоталитарные политические модели основаны на правящей всепроникающей идеологии. Самые массовые репрессии возможны, когда для них есть идеологическое обоснование. Если вы строите светлое будущее, которое, по вашему представлению, наступит не сегодня завтра, то это является естественным оправданием для уничтожения тех групп граждан, которые препятствуют наступлению этого светлого будущего.

…она и еще и светлое будущее строит в соответствии с некой идеологией, которая признана единственной истиной. Точно так же, как самые жестокие войны — религиозные (весьма спорно[6]-ЭиМ), самые страшные государства — это идеологизированные. Поэтому, кстати, когда вы в следующий раз будете сокрушаться, что нет какой-то единой картины будущего, вот это этого всего, имейте в виду, что наличие картины светлого будущего довольно опасная вещь.

Здоровая картина будущего состоит в том, что дела будут идти приблизительно так же, как они идут… Если есть картина светлого будущего – то… вы открываете портал в ад
»[7].

Здесь талантливым человеком в концентрированном виде выражена либеральная апологетика… отсутствия будущего. То, что у других размазано и невнятно – Шульман собрала в пучок и выдала формулой: захотел светлого будущего – открыл портал в ад. В ад не попадёт только тот, кто никакого будущего не хочет – и вообще не видит.

А с точки зрения здравого смысла – портал в ад открывает именно борьба с идеологией, которая суть есть борьба против любой принципиальности. Понятно, что с деструктивными сектами всегда боролись и будут бороться. Но бороться вообще против всякой «единой картины будущего» - мягко говоря, странно.

А как быть, например, с общим для всех запретом на людоедство? На убийство посреди улицы? Это что, не идеология? А что тогда?

Какой может быть «плюрализм мнений» по отношению к каннибализму или бандеровщине?! Мол, для себя лично я это отвергаю, но другим не препятствую? Мол, я сам убивать не буду, но другим убить себя не помешаю?!

+++

Каков путь от первой, смутной идеи цивилизованного образа жизни – до СССР? В принципе, его можно иронично описать поговоркой «коготок увяз – всей птичке пропасть».

Вначале у человека появляется представление о законе – которого у животного просто нет. Для животного закон – это доступный ему произвол. Для человека закон – норма, которая действует постоянно. Не только когда тебе это выгодно, а вообще всегда. И человек формулирует «не убий, не укради» и далее по списку.

Вы поймите, он же не просто так формулирует это, он это формулирует в жестокой и яростной борьбе с миром, в котором убийство, воровство и всё прочее – обычная, привычная, повседневная реальность.

В заповедях нет ведь нормы «не нарушай законов гравитации, дабы не упасть в холодный космос» - она и не нужна. Не могут нарушить закона притяжения те, к кому Моисей обращает завет! А вот закон «не убий» они нарушить могут, часто и охотно это делают.

Поэтому становление закона происходит в яростной борьбе с беззаконием, с тем естественным миром тотальной конкуренции особей, в котором внутривидовая борьба острее межвидовой. Закон призван преодолеть эту самую сильную, внутривидовую конкуренцию, в котором богоподобие возводят к воровству и грабежу[8], а слово «брат» происходит от слова «брать»[9].

И вначале закон (что неизбежно) – чисто формален, он существует только как мечта и далёкий ориентир. Если бы человек в древнем мире всерьёз стал жить по заповедям «не убий, не укради» - он был бы быстро сожран, уничтожен. Он это проповедует – но его бытовая практика мало отличается от языческой (за что и вечные упрёки в лицемерии). А выхода у него иного нет: он может мечтать о мире закона, что-то делать для его строительства, но живёт-то он пока в мире беззакония!

Если человек решил построить дом – это не значит, что он сразу начал жить в придуманном доме. Между идеей дома – и заселением в дом будет ещё много ночёвок под открытым небом.

Но человек потому и человек (не животное) – что он упорен и устойчив в своих мечтах. Раз задумавши мир закона, человек упорно возводит его здание. И он начинает обобщать в голове:

-Не убий, не укради, говорите? Если я убил топором – плохо. Если я убил ножом – плохо. Если я подушкой задушил – тоже плохо. Но ведь топор, нож и подушка – разные вещи! Правда ведь? Отсюда обобщающий принцип: убийство ближнего плохо, каким бы орудием ни было совершено. Закон осуждает за убийство – и неважно, каким орудием оно было совершено.

А раз так, то не только нож с топором, но и злонамеренное неоказание помощи бедствующему ближнему попадают в разряд убийства. И воровством считается не только кража карманника, но и более сложные схемы мошенничества.

Через это правосознание человека приходит к пониманию того, что капитализм (рыночные отношения) – убийца и вор. Ведь не обязательно убить именно топором, чтобы тебя осудили за убийство! А если фабрикант заморил рабочих голодом и нищетой, нуждой и бесправием – это куда отнести? К благодати небесной?! А все нетрудовые доходы подпадают под категорию «воровство», о чём говорит ещё Евангелие и Конфуций (и коммунисты тут не столь уникальны, сколь хотели бы казаться).

Так человек, начавший со смутной и формальной идеи торжества закона над зверством произвола – шаг за шагом идёт в СССР, потому что больше-то он прийти по этой дороге никуда не может! Если ты говоришь «два», потом говоришь «умножить на два», то в итоге всё равно обречён сказать «четыре». И не три, и не пять – это же не вопрос желаний или выбора человека, это вопрос железной логики!

Если ты начал с того, что убивать и воровать нехорошо, безбожно (язычники думали наоборот, потому в их языке «богатство» - это куча барахла), то с той или иной скоростью ты приходишь к социалистическим нормам жизни, запрещающим строить своё счастье на несчастьях других[10].

А если тебе социализм не нравится – то ты приходишь к апологии убийства, воровства и мародёрства, разбоя и зверства. К этой апологии всех форм зверства, восхищению и преклонению перед ними, последовательно пришли антихристианские силы: социал-дарвинизм XIX века, фашизм ХХ века, приватизаторы, бандеровцы, лжеисламисты XXI века, и т.п.

Но следует понимать, что антисоветизм демонтирует вовсе не символьный ряд порой действительно уродливых памятников: за сносимыми символами стоит ненависть к Закону и Законности, как таковым. К тем самым «не убий, не укради», которые веками восходили от простейших форм к сложной организации самовоплощения.

+++

Потому у либералов-западников, апологетов рыночных отношений никакого будущего нет, даже в теории. Оттого самая умная из либералов (её реально приятно слушать), Е. Шульман приходит к патологическому выводу: «наличие картины светлого будущего довольно опасная вещь». Вы прочитайте фразу ещё раз. И задумайтесь над масштабами «заявочки», сделанной человеком, который не тупоумен, как большинство либералов, умеет формулировать мысли! Мол, люди мира, у вас не только нет будущего, но и самой мысли о нём не должно быть…

Мы (либералы) доедим то, что имеется в наличии, пропляшем, прошутим и прохихикаем наследие предков, в пьяной оргии животного экстаза станем купать в шампанских винах своих коней и женщин… А потом опустится занавес тьмы, мы умрём, а те, кто останутся – будут жить в джунглях, выросших на руинах городов. См. Голливуд – у него каждая вторая кинолента про «мир пост-апокалипсиса»…

Почему такое упадничество, уравнивающее картину будущего с тоталитаризмом? Потому что весь набор либеральных ценностей несовместим с качествами, необходимыми для цивилизационной пригодности человека. Цивилизация исходит из взнуздания, дрессировки человека (именуемой воспитанием в строгости), а либерализм – из потакания и поблажек «человеческим» (животным) слабостям.

Это означает, что если тягостно и не хочется воевать, держать фронт – то надо бросить нафиг все эти «Афганы, Украины, Сирии» и дезертировать поближе к бухлу и перинам. Если не хочется зарабатывать тяжёлым трудом – надо пуститься в афёры и хищений – «ну, не заставлять же себя делать, чего не хочется!». Если недорослю тягостна учёба – то не учиться, а тусоваться в режиме весёлого слабоумия. Если не хочется отдавать – то не отдавать, ни милостыни нищему, ни лепты храму, ни дани будущему.

Либерализм делает человека массы из служителя, созидателя и хранителя – паразитом. Этот паразит пассивен и тих в благополучии, но становится агрессивным, если проедаемые ресурсы убывают (а они убывают, куда ж ещё им деваться?). По мере того, как уменьшается пирог балдежа – тихие и кроткие паразиты становятся всё более свирепыми и жестокими.

Начинают они с истребления самых слабых: младенцев в утробах и стариков. Либерал не только жесток и жаден, но и труслив: ему легче убить младенца, чтобы с ним не делиться благами, чем не делиться благами с мускулистым взрослым молотобойцем. Будущее прожирают не только в том смысле, что тает духовная и книжная культура, наследие предков. Но и в самом прямом, биологическом: истребляя из жадности потомство, чтобы с ним не делиться своими шмотками. И – плюс к тому – «не напрягаться»: младенец же ночами спать не даст, орать будет, а без него спишь, сколько хочешь, и зашибись…

Паразит не в состоянии понять, что сам он появился на свете – потому что кто-то (его родители) жертвовали чем-то ради него. Он не понимает, что жизнь – эстафета: получил, и передай дальше. Эта эстафета касается всего: дали тебе жизнь, сам дай жизнь следующему поколению, научили тебя чему-то – сам научи следующее поколение, подарили тебе что-то – сам подари идущим следом, и т.п.

Паразит замыкает на себе всё. Он не только центр Вселенной в собственных глазах, но и конечная точка Вселенной. На нём, бездарном паразите, мир, цивилизация, история – обязаны закончится.

Как этот комплекс рыночного паразита (брать как можно больше, и ничего не отдавать) – совместить с цивилизацией? Никак. Начинается всё проклятиями в адрес СССР, который пытался (удачно или не удачно – другой вопрос) решать основные задачи цивилизации, как таковой. А дальше что?

Основные вопросы цивилизации перестают не только решать, но даже и ставить! Их просто начинают игнорировать, яркий пример чему – переход от борьбы с наркоторговлей (признанной неудачной) к легализации наркотиков в ряде стран современной Европы. То есть вопрос, который не сумели решить наличными средствами – вообще снимается с повестки дня. Формируется общество, состоящее из наркоманов, смирившееся с тем, что оно состоит из наркоманов – а это даже не животные, это ниже уровнем с точки зрения выживания.

У животного мотивации примитивны, но они хотя бы здоровы, естественны. А что есть наркоман? Задумайтесь! Аналогичным путём либерализм «снимает вопросы» борьбы с проституцией, с гомосексуализмом, и т.п. Поскольку многие годы противостояния им не ликвидировали их – надо их просто легализовать. Но по этой логике – нужно легализовать убийство (отчасти уже легализовано[11]) и воровство: ведь века борьбы с ними тоже не привели к их полной ликвидации!

Начинали с антисоветизма, не понимая его органической связи с общей логикой цивилизации, прогресса человеческого вида – а закончили в прямом и буквальном смысле небытием, растворением, угасанием, исчезновением из истории и из жизни.

Не мы говорим, что у либералов нет будущего; они сами нам говорят, что у них нет будущего! О чём тогда ещё дискутировать?!



[1] ЦОЖ – Цивилизованный Образ Жизни

[2] Откуда и взялось прилагательное «всеобщее» по отношению к снабжению, образованию, здравоохранению, трудоустройству, выходным и отпускам, праздникам, пенсионной системе, безопасности и т.п. Имеется в виду, что всякое благо в идеале и пределе развития становится доступным каждому члену общества. И то, что сегодня не у всех – завтра будет у всех.

[3] Формула очевидна: «всё, что есть у меня – я отобрал у него; Всё, что есть у него – он отобрал у меня».

[4] Совершенно очевидно, что в случае дороговизны медицинских услуг – это выгодно врачам, и невыгодно всем остальным. А бесплатная медицина или дешёвая – выгодна всем, кроме врачей. Свекловодам выгодно, чтобы свёкла была очень дорогой, а солярка – очень дешёвой. Производителям топлива, которые кушают свёклу – наоборот.

[5] Что и называется – расизм, фашизм, нацизм, и вырастает, в сущности, из попыток переделить ресурсы мира, его блага в свою пользу за чужой счёт.

[6] С нашей точки зрения, самые жестокие войны – это войны зоологического типа за перераспределение благ и жизненного пространства. Когда грабитель никакой веры или идеологии тебе не несёт, а просто всё отбирает и лишает тебя всего имущества. Дикие орды, нападавшие на Византию или Русь, Гитлер с его идеей жизненного пространства для немцев, англичане, убивавшие китайцев за право продавать им опиум – ни в какой мере не относятся к религиозным войнам. Их мотив – «всех убить, всё отнять». Самые жестокие войны ведут приватизаторы, наиболее далёкие от любой религии и идеологии. Их цель не в том, чтобы сделать из покорённых христиан или коммунистов. Их цель – по итогам просто истребить покорённых. Т.е. ликвидировать их всех без разбору, без разделения на хороших и плохих, на идейно-близких и врагов идеи.

[7] https://echo.msk.ru/programs/status/2447085-echo/

[8] Слово «богатство», то есть богоподобие возникло в языческие времена и означало (как и сегодня) обладание большим количеством материальных благ, жратвы и шмоток, добывавшихся древним человеком, как и современным приватизатором, в набегах, грабежах и хищениях.

[9] Ненависть брата к брату весьма распространена в дохристианских обществах: брат пришёл брать отцовское наследство, рождение брата означает, что ты получишь только половину наследного домена, а не всё в нём.

[10] Ярчайший пример – платная медицина, в которой доктора по свободным ценам продают свои услуги. Чем больше болезней и чем они страшнее – тем лучше докторам-предпринимателям. Логика бизнеса на чужом горе ведёт к тому, что болезни начнут попросту выдумывать, создавать в лабораториях – бесплатно раздавая всем яд, а потом предлагая купить противоядие…

[11] Отчасти убийство уже легализовано на Западе в институте эвтаназии, рамки применения которой становятся всё шире, расплывчатей и «добровольней». Например, недавно в Нидерландах помогли умереть подростку по причине депрессии, проигнорировав мнение родителей подростка…

Александр Леонидов; 21 июня 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..