Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

"ОЛБАНСКАЯ" НЕЗАЛЕЖНОСТЬ...

"ОЛБАНСКАЯ" НЕЗАЛЕЖНОСТЬ... ​Почему Украина разваливается думаю уже всем ясно как божий день. «Дэржава Украина» это уродливое детище политических авантюр минувших дней и давно покойных тиранов. Она аналогична «Локотской республике», Сибирской Чехословакии, но пережила свои эфемерные аналоги. Украина слеплена из совершенно разных земель и народов. Три основные части этого образования: Новороссия, Малороссия и Малопольша, не могут сосуществовать на данный момент в одной стране, если она не контролируется жестко извне. У Украины в течении 23 лет был шанс создать точки соприкосновения враждующих сторон, однако Украина успешно проигнорировала этот шанс, как и экономику, армию, органы госбезопасности и пр. Не смогла она создать центростремительные социальные течения. Не смогла привести к власти личность, способную направить страну к солидаризму и развитию. И теперь мы наблюдаем финальную стадию существования Украины как страны.

Доподлинно, причем и самим украинствующим, известно, кто и когда создал так называемый «украинский язык». Вопрос об украинском языке стал здесь актуальным лишь во второй половине 19 века. Ещё каких-нибудь 120-150 лет назад, если бы кто-то вдруг заикнулся, что на Украине (т.е. на территории Малороссии) родной язык населения — украинский, а русский - для неё чужой, его сочли бы сумасшедшим.

Украинский язык создал Пантелеймон Кулиш — известный в XIX веке украинский языковед, писатель, историк и этнограф. Но и сам Кулиш расценивал ещё распад Руси в результате татаро-монгольского нашествия и захват малороссийских земель (с 1380 г.) польскими королями как великую трагедию русского и малороссийского народа! Воссоединение в 1654 г. Малой и Великой России в одно государство было, по его мысли, огромным благом и для страны, и для всего народа.

Якобы для распространения грамотности в простом народе, Кулиш придумал принцип “упрощенного правописания”. До Кулиша все пишущие ориентировались на правописание Мелетия Смотрицкого, предложенное еще в 1619 г., которое было общим для Малой, Белой и Великой Руси в течение длительного времени.

Этот факт общего правописания признается всеми учеными, в том числе и украинскими. Например, известный историк украинского языка Иван Огиенко совершенно недвусмысленно пишет об этом в своей «Історії української літературної мови». Именно по учебнику малороса М. Смотрицкого, составленному и изданному в Малороссии-Украине, изучал свой родной язык в далеком архангельском крае Михайло Ломоносов. Украинизмы всегда рассматривались учёными как местные, или диалектные, явления одного и того же русского языка.

Диалект был испорченным языком непросвещённой части населения, простого крестьянства, к тому же в основном безграмотного.

Мысль выдумать для диалекта, подобного жаргону грузчиков (с их «вира, майна»!) грамматику и правописание Кулиш лелеял в течение многих лет. Так, редактируя произведения Тараса Шевченко, он уже тогда на практике проверял те принципы, которые затем были закреплены в его грамматике (в 1857 г.).

Даже известный идеолог украинского языка историк Н. Костомаров при всем своей любви к этому языку утверждал, что «українська мова не здатна стати мовою великої літератури – вона тільки для хатнього вжитку, а для літературних потреб ми маємо мову «общерусскую» (с.149).

Костомаров отмечал, что русский язык — это общее культурное достояние как русских, так и украинцев. Правда, то время ещё не существовало надуманного противопоставления украинец – русский, поэтому у Костомарова речь идёт о представителях двух русских народностей. Он был уверен также в том. что любимый им украинский язык не может быть и языком науки. Поэтому все свои основные исторические работы он писал на русском.

Кулиш был просто чудаком на букву «м», городским сумасшедшим. Тогдашняя пресса пестрила насмешками по поводу перевода монолога Гамлета (“Бути чи не бути — ось де заковика”). А друг Кулиша Костомаров в «Киевской старине» в 1883 г. по поводу переводов Кулиша высказался предельно определённо: “Едва ли уместны переводы писателей, которых каждый интеллигентный малорус прочтёт на русском языке, который давно уже стал культурным языком всего южно-русского края; притом этот общерусский язык — не чужой, не заимствованный, а выработанный усилиями всех русских, не только великороссиян, но и малорусов”.

По мнению самого Кулиша и многих его современников, укро-язык должен был обслуживать потребности простонародья (См. статью «О роли Кулиша в малороссийской культурной жизни и об оценке украинского языка» в кн.: Николай Костомаров. Русские инородцы. М., 1996, с. 472 и след.).

Когда поляки стали активно использовать изобретение Кулиша в своей антирусской борьбе – Кулиш протестовал. Умные говорили: народ существует в веках, а правописанию Кулеша всего несколько месяцев…

Узнав о том, что поляки используют его изобретение, чтобы сеять на Руси раздоры и смуту, Кулиш в 1866 г. в письме к Якову Головацкому писал: «Правописание, прозванное у вас в Галиции “Кулишивкою”, изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я придумал упрощённое правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку. 

Они основывают на ней свои вздорные планы... Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя Русского единства».

Этого мировая закулиса Кулишу не простила: на Украине его забыли, его юбилеи не отмечают, его имя предано остракизму – хотя все и говорят на придуманном им языке…

Не чтут в Киеве и другого отца народа: немецкий генерал Гофман, начальник штаба Восточного фронта в 1919 г., заявил: «В действительности Украина – это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной воли русского народа. Я создал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России»… (За что получил от «незалежных» миллион пудов хлеба и возможность грабить «неньку»). Слова генерала опубликованы в интервью солидной британской газеты того времени, и вычеркнуть их из истории уже невозможно. Можно только замалчивать.

ГОВОРЯ ОБ УКРАИНСКОМ «ЭТНОСЕ» МЫ ИМЕЕМ ДЕЛО С АБСОЛЮТНЫМ НОВОДЕЛОМ, РЕКОРДСМЕНОМ ФАЛЬШИВОГО «ЭТНОГЕНЕЗА», ВОЗНИКШЕМ В БУКВАЛЬНОМ СМЫСЛЕ ИЗ ПАТОЛОГИИ, ЗАЯВЛЕННОЙ, КАК НОРМА.

Аналоги украинизации роятся вокруг нас. Приведу только один пример: сегодня в интернете происходит активное становление т.н. «олбанского» языка, формирующегося в точности так, как формировался украинский язык: из фонетического письма, узаконения ошибок неграмотной речи и разного рода лигнгвистических галлюцинаций.

«Падонкаффский», или «олбанский» йезыг или йазык падонкафф — распространившийся в Рунете в начале XXI века стиль употребления русского языка с фонетически почти верным, но орфографически нарочно неправильным написанием слов (т. н. эрративом), частым употреблением ненормативной лексики и определённых штампов, характерных для сленгов (хотя привычки настолько сильны, что «падонки», сами того не замечая, правильно склоняют слова—зайчег, зайчегу... -- и в результате фонетическая верность во многих случаях теряется). Чаще всего используется при написании комментариев к текстам в блогах, чатах и веб-форумах. Сленг породил множество стереотипных выражений и интернет-мемов, в частности, с ним связывают мем «превед».

Основная особенность стиля «падонкаф» заключается в намеренном нарушении норм орфографии русского языка (ориентированных на этимологию) при сохранении графических принципов чтения и в общем той же фонетической последовательности. Из омофонических способов записи в данной позиции выбирается то, которое не соответствует орфографической норме — употребление а вместо безударного о и наоборот, взаимозамена безударных и, е и я, цц или ц вместо тс, тьс, дс, также жы и шы, чя и щя вместо жи и ши, ча и ща, щ вместо сч и наоборот, йа, йо, йу вместо начальных я, ё, ю, взаимозамена глухих и звонких на конце слова или перед глухими (кросафчег), причём вместо ф в этой позиции может употребляться фф (по образцу старой западноевропейской передачи фамилий вроде Smirnoff).

Распространено также слияние слов воедино без пробела (ржунимагу). Иными словами, это «антинорма», основанная на последовательном (или близком к таковому) отталкивании от существующего нормативного выбора написаний (то есть для того, чтобы писать на жаргоне падонков, фактически надо владеть существующей нормой). Кроме того, реже используются средства, нарушающие графические принципы чтения: взаимозамена глухих и звонких не только на конце слова (дафай), а также твёрдых и мягких (например, медвед). Последние явления лексикализованы (связаны с конкретными словами).

Помимо этого, язык «падонкаф» включает специфическую лексику — обычно общелитературные слова, которым приписаны особые значения/употребления (жаргон в собственном смысле слова): таково само слово падонаг, а также выражения вроде жжош, аффтар, выпей йаду, аццки и т. п.

Стиль, основанный на нарочито неправильной орфографии, распространился в Интернете стихийно как гротескная реакция на многочисленные орфографические ошибки в интернет-публикациях и репликах.

Стиль получил распространение в Интернете, причём нарочитая нецензурность и цинизм стиля отступили, отчего области употребления значительно расширились.

Большое распространение жаргон падонков получил с появлением в Интернете блогов, в которых «падонки» оставляли свои «каменты» (комментарии). Жаргон оказал сильное влияние на развитие языковых штампов Живого Журнала, породившего ряд распространённых «каментов», таких как «первыйнах» (первый комментарий), «аффтар жжот», «убейся апстену», «выпей йаду», «йазва» (нечто нехорошее), «зачот», «аццкий сотона» и т. п. В соответствии с описанными нормами, в жаргон были включены также английские слова из общеинтернетовской лексики, элементы сленга и оригинальные выражения.

Уже сегодня пародийная группа «The Неподарки» исполняет песни на жаргоне падонков. И группа «Аццкая Сотона», пародийный блэк-метал, образовавшаяся по мотивам сетевой легенды, исполняет песни на жаргоне падонков.

В песне «Бабушка спросила» группы «Ландыши» есть строки:

Об этом уникальном феномене

Я рассказал Гордону на досуге

Гордон ответил мне на модной фене:

«Жжошь, сцуко!»

Это не какое-то новое явление. Фонетически правильная, но орфографически некорректная запись (так называемое «неграмотное письмо») существовала начиная с фонетических изменений XIV—XV вв. (появления аканья, отвердения шипящих, оглушения конечных, упрощения сочетаний), которые сделали возможными графически верные записи, не соответствующие принятой в книжном письме этимологической орфографии (сколь бы широки ни были её нормы в разные периоды до стабилизации русской орфографии в середине XIX века).

В бытовой письменности (грамоты, частные письма, граффити), особенно в кругу людей, не связанных с церковью или литературой (пусть даже высокопоставленных), такая графика всегда имела широкое хождение; например, Пётр I писал матери царице Наталье Кирилловне: А я, слава Богу, кроме сего натсажать себя иным не стану и поеду по мере не замешкаф; а Андурския <Гамбургские> карабли ещё не бывали. По сем, радасть моя, зравствуй, а я малитвами твоими жиф.

Нарочитого характера, в отличие от языка падонков, такая графика не носит, а обычно связана с неполным владением книжной орфографической нормой; соответственно не ставится и задачи последовательного отталкивания от неё (таким образом, на конце слова при «неграмотном письме» будет гораздо чаще писаться -к, чем -г, в соответствии с реальным произношением, а специальной замены орфографического -к на -г не будет; она возможна лишь в случаях гиперкоррекции).

Превращать ошибки неграмотного писца в язык – безумие или преступление. Если мы поддадимся американским негодяям, то уже лет через тридцать будем вести споры об «олбанском» народе и придании олбанскому языку статуса «второго государственного»…

А там и до Олбанской незалежной республики дойдет?!

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 15 мая 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.