Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

​«СТРАНА УКРАИНА» = «ПОРУЧИК КИЖЕ»

​«СТРАНА УКРАИНА» = «ПОРУЧИК КИЖЕ» Как быть, если страны и народа не существует, но кто-то очень страшный и могущественный хочет, чтобы они существовали? Срочно родить по заказу? Или сшить из кусков разных тел, как Франкенштейна? Или заниматься очковтирательством, делая вид, будто несуществующее существует, подыгрывать пустому месту? Странная история полубытия современной Украины раскрыта ещё в старинном анекдоте о «Киже».

В своих «Рассказах о временах Павла I» Владимир Даль со слов отца рассказывает такое: однажды придворный писарь, составляя со слов императора очередной указ о производстве в следующий чин офицеров, при написании первых двух слов фразы «прапорщики ж [такие-то] — в подпоручики» ошибся — написал «прапорщик Киж», в результате в тексте указа перед реальными фамилиями оказался вписан никогда не существовавший прапорщик Киж.

Когда указ подали на подпись, император почему-то решил выделить первого из новопроизведённых подпоручиков и собственноручно дописал к указу «подпоручика Киж в поручики». Поручик Киж, видимо, запомнился императору, во всяком случае, уже через несколько дней император произвёл его в штабс-капитаны. Подобным образом Киж очень быстро рос в чине и вскоре был произведён в полковники, и на этом, последнем приказе о производстве в чин император написал: «Вызвать сейчас ко мне». Сообщить императору об истинном положении дел никто не осмелился. Вместо этого подчинённые доложили, что полковник Киж скоропостижно скончался, из-за чего прибыть на аудиенцию не может. Император вздохнул и сказал: «Жаль, хороший был офицер».

В 1927 году Юрий Тынянов опубликовал повесть «Подпоручик Киже». Автор переименовал главного героя, заменив фамилию «Киж» на «французскую» «Киже́» (одновременно подредактировав фразу императора, заменив устаревшую форму «прапорщики ж» на более современную «прапорщики же»).

В повести Киже, помимо производства в чины, был поставлен в караул, наказан за крик под императорским окном, высечен, сослан в Сибирь, прощён, дослужился до генерала, получил награды, а буквально перед кончиной ему были пожалованы императором имение и тысяча душ.

Тыняновым показаны непосредственные исполнители, которые совершают нелепые, очевидно абсурдные действия, лишь бы их нельзя было обвинить в нарушении предписаний.

Они секут плетьми деревянную «кобылу», на которой нет наказываемого, конвоируют пустое место, лечат несуществующего больного и хоронят несуществующего покойника, в общем, ведут себя так, как будто Киже реально существует, при этом никто не показывает, что происходит что-то необычное.

+++

Совершенно очевидный факт: Украины нет. И это видно любому, кто не боится разгневать сумасбродного и жестокого Павла I наших дней, всемогущую Американскую Империю.

Её нет ни в каком смысле: ни в историческом, ни в политическом, ни в экономическом, ни в языковом. Притворятся, что краевой диалект – отдельный язык может только тот, кого сильно напугали, или за деньги.

Другой, столь же очевидный факт: Америке хочется, чтобы Украина была. Хочется – и всё тут! Как капризной принцессе подснежников зимой. И начинается история с поручиком Киже, но только в виде мировой, планетарной трагикомедии.

Одни за деньги, другие из страха, а чаще всего – из страха потерять деньги и все прочие блага – начинают выдуриваться, чтобы не нарушить монаршего предписания. Они точно так же, как в анекдоте Даля и Тынянова, то секут, то лечат, то конвоируют, то одаривают пустое место. И делают это с серьёзными лицами, не стыдясь ни седин своих, ни орденов на груди…

Абсурд длится почти 100 лет[1], то затухая в хорошие времена, то вдруг вспыхивая с неистовой силой – когда у Запада очередной припадок русофобии. Когда Франкенштейн, сшитый из кусков разных трупов, разваливается (а он это делает всё время) – его со всех сторон старательно сшивают, сбивают скобами, поят микстурами, и гальванизируют, чтобы дёргался – как лягушачью лапку в школярском опыте.

Простой заменой «ы» на «и» делают из того, что не имеет собственной грамматической основы подобие языка. Выдумыванием «ї» изображают подобие собственного алфавита.

Весьма почитаемый укронацистами Маркиян Шашкевич, который, по их мнению «первый решился говорить на украинском языке на торжествах во Львовской духовной семинарии»[2] - ни о каком «украинском» языке вообще не знал.
Он был ведущим деятелем в «русской тройке», к которой, кроме него, принадлежали Иван Вагилевич и Яков Головацкий. По определению фантаста М.Грушевского эти трое сыграли – цитирую - «роль пионеров народной литературы в Галичине», «стали предвестниками и будителями большого общенационального сдвига». Но ведь эта галицийская тройка – «русская»[3] - они сами себя так называли…

Ну и наплевать! Америка же велела, чтобы она стала украинской – она и стала, посмертно…

Основатель украинской школы языкознания, академик Потебня, чьё имя носит институт языкознания НАН Украины, с чьим лицом почтовые марки Украины выпускают – чёрным по белому писал, что отдельного украинского языка нет[4].

Но американцы же лучше Потебни разбираются в вопросах языкознания вообще и славистики в частности!

Ученостью меня не обморочишь;
Скликай других, а если хочешь,
Я князь-Григорию и вам
Фельдфебеля в Вольтеры дам,
Он в три шеренги вас построит,
А пикните, так мигом успокоит.

Всё, чего только ни есть у исторических народов – случайно выгороженной общности малограмотных хуторян приписывают задним числом. Надо, чтобы получилась отдельная нация! Что значит – «её нет?!» Сказали вам – надо, чтобы была!

+++

А она несовместима с реальностью, понимаете?

Она уже давным-давно умерла бы, если бы мир оголтело не закачивал в неё миллиарды долларов «не в коня корм» средств, на возврат которых никто в мире даже и не надеется[5] (если только вагонами с чернозёмом, почками доноров и костной мукой).

Если бы это чудовище не напитывали совершенно дармовыми, невозвратными кредитами (разрешив заодно не выплачивать миллиарды долларов долга, занятого в РФ) – его бы уже не было. Но ему, как хвост коту, снова и снова оттягивают дефолт. А своей экономики у чудовища давно уже нет…

Потому что оно – отрезанная конечность, нога или рука, не разлагаться может только в формалине.

Одно слово – «украина». Цех промежуточной сборки, не только отделившийся от остального завода, но ещё и затеявший войну с бывшим своим заводом…

+++

Раз Америке приспичило, чтобы Украина – была, то берут живых, реальных людей, как Прокруст, и начинают их выкручивать, выворачивать, принуждать к иному, непривычному языку, выскребают ложкой мозги, одновременно заломив руки…

Раз уж миллиарды долларов на подкуп подонков вроде Порошенко, не пожалели, то разве людей пожалеют?

Украина должна быть, хоть ты тресни, вот вынь да положь! И с барином не поспоришь – выпорет… С выдуманным поручиком Киже производят самые разные действия, пытаясь изобразить его реальное существование. Гигантские пространства заполнили ряжеными и полоумными, доказывая, что вот оно – «потерянное колено израилево», обнаружено во плоти!

Возник феномен государства-фейка, государства-идиота, за которое думают, говорят, и трактуют его невменяемые жесты другие государства. Миллионов 15-20 (сколько точно - считать запрещают) с 1991 года просто вымерло. Остальные бегут, как с тонущего корабля.

Выходящее на Украине нацистское издание «Апостроф», славящееся своей русофобией высшей пробы – пишет: «Безлюдная страна. Почему «рабочие руки» бегут из Украины. Около 9 миллионов украинцев работают за пределами родины. Трудовая иммиграция вряд ли остановится в ближайшее время, считают эксперты. Скорее всего, ее темпы только ускорятся».

Трудоспособное население бежит из государства-идиота миллионами, но те, кто выслуживается перед Америкой, изображая, что поручик Киже жив и полнокровен – продолжают бодрые рапорты…

+++

Можно сказать, что это издевательство над население Украины – слишком слабым и запуганным, чтобы сбросить ярмо «страны Киже». Можно сказать, что это издевательство над нами, россиянами…

Но правильнее всего сказать, что это издевательство над историей и здравым смыслом, которое унижает всех: и тех, кто слушает, и тех, кто изрекает.

Главный смысл притчи о поручике Киже – в том, что тирания (в данном случае американская) глумится над здравым смыслом и самим фактом человеческого существования.

Так и запишем.



[1] Это признает и украинствующий историк-фантазер М. Грушевский в своем “Очерке украинского народа”. (М. Грушевський. “Про старі часи на Украли”. Київ, 1918, стр. 427): “Я напоминаю еще раз, что в Галиции удержалась и доселе традиция русского имени”.

[2] В 1834 заговорил на торжествах, а в 1836 г. произнес на родном языке проповедь в кафедральном соборе св. Юра во Львове.

[3] Создали альманах «Заря», который начинался портретом Богдана Хмельницкого и содержал очерк о нем. Нехарактерно для галичан называться «русскими» и почитать Богдана Хмельницкого?

[4] Потебня являлся горячим патриотом своей малой родины, тогда называвшейся Малороссия (а Украины и в помине не было), но отрицал идею о самостоятельности украинского языка и его способность к разработке как литературного языка. Он рассматривал русский язык как единое целое — совокупность великорусских и малорусского наречий, и общерусский литературный язык считал достоянием не только великороссов, но и белорусов и малороссов в равной степени; это отвечало его взглядам на политическое и культурное единство восточных славян — «панрусизму». Его ученик, Д. Н. Овсянико-Куликовский вспоминал: Приверженность к общерусской литературе была у него частным выражением общей его приверженности к России, как к политическому и культурному целому. Знаток всего славянства, он не стал однако ни славянофилом, ни панславистом, невзирая на все сочувствие развитию славянских народностей. Но зато он, несомненно был — и по убеждению, и по чувству — «панрусистом», то есть признавал объединение русских народностей (великорусской, малорусской и белорусской) не только как исторический факт, но и как нечто долженствующее быть, нечто прогрессивно-закономерное, как великую политическую и культурную идею. Я лично этого термина — «панрусизм» — не слыхал из его уст, но достоверный свидетель, профессор Михаил Георгиевич Халанский, его ученик, говорил мне, что Александр Афанасьевич так именно и выражался, причисляя себя к убежденным сторонникам всероссийского единства.

[5] Публикации выходят под заголовками: «Вечный должник Запада: чем расплатится Украина? Сможет ли Украина когда-нибудь рассчитаться с долгами?» Вопросы риторические. На начало 2018 года, сообщает Reuters, госдолг Украины превысил 2,1 трлн гривен и уже приблизился к 80% ВВП. На обслуживание внешних кредитов страна ежегодно тратит $4,7 млрд — почти в полтора раза больше, чем страна рассчитывает получить от МВФ в 2018 году. Украине все чаще стали напоминать, что по долгам нужно платить. Государственный долг Украины превысил 2 трлн гривен и это не предел. «Безусловно, государственный гарантированный долг на самом деле уже достигает триллионов. На сегодняшний день, а именно по состоянию на 1 января 2018 года, он составил немногим более 2 трлн, а именно 2,14 трлн гривен ($77,7 млрд)», — заявила на этой неделе председатель государственной казначейской службы Украины Татьяна Слюз. Только Международному валютному фонду (МВФ) украинские Нацбанк и Министерство финансов должны $12,1 млрд. Текущая ситуация, когда госдолг перевалил за $77 млрд, не сулит украинской экономике и ее бюджету ничего хорошего кроме проблем с кредиторами и запуска неконтролируемого механизма по разгону инфляции.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 14 сентября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..