Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ – СВЕТИТЬ!

​ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ – СВЕТИТЬ! Есть свет дня – а есть свет Дня литературы, уникального издания современной России, одного из немногих, взявших на себя миссию быть «настоящим» изданием. Издательский мир, как и вообще мир вокруг нас – стал слишком уж игривым и «понарошковым», работающим в режиме лицедейства, маркетингового притворства – и особенно в нём тяжело тем, кто остаётся самим собой и отстаивает нечто Настоящее. При этом я не дерзну утверждать, что настоящая литература – всегда высокая, всегда совершенная. Настоящее – не всегда стоящее. Но оно всегда живое.

То есть осознаёт себя как самоцель и самоценность, а не существует для посторонних игр, например, коммерческих, в которых книга – только притворяется книгой, а на самом деле – бухгалтерская единица товара, неотличимая от лопат или тапочек.

Настоящая литература не всегда стоящая – но она существует для себя самой, а не для дебетовой колонки амбарной книги. Это зеркало живой, реальной жизни – а не те фантомы и миражи, которые пытаются выдать за «бестселлеры», напрямую, в самом имени явления увязав его культурную ценность с торгашеской выручкой[1].

Удивителен, ярок и разнообразен круг авторов «Дня литературы», он в хорошем смысле слова демократичен. Сквозь шум и треск рекламных помех, почти заглушенный воем «станций оглушения» - доносятся до нас голос и мысль настоящей России. Потому что (пишу это с чувством глубокой благодарности к духовному подвигу, подвижничеству маленького коллектива) – узок круг тех мест, где властвуют настоящий демократизм и настоящая Свобода.

Спросят, конечно: неужели они такие уж самые смелые, самые бойкие, самые развязанные, что свободнее их нет? И таковым вопросом, навязшим на зубах современного человека, угодят в ложные категории Свободы и Народности, в которых главным полагается «слабоумная отвага» и злобосекундная трескучесть лозунговой «гомозы»…

Давайте я вам объясню, что я имею в виду. Не в треске слабоумного бодрячества и «яканья» рождается подлинная Свобода Духа, а в Свободе Мысли! А где мыслей нет или их на полторы извилины – там вся «свобода» сводится к вопросам в стиле Дудя о практикуемых интервьюером половых извращениях. Как «свежо», как «смело», как «остро»: «дрочите ли вы?»…

Никто из нас никогда не станет Свободным – пока не научиться отличать Свободу Мысли от либеральных «свобод» кривляться и безобразничать.

По моему глубокому убеждению, свободным может быть только мыслящее существо. Не бывают свободными бездумные черви: они если падают, то падают. А если попали в ураган, и их возносит – то и тут нет никакой свободной воли: куда несёт, туда и летят. Только мыслящее существо способно придумать летательные аппараты и рули, чтобы двигаться и жить самостоятельно, по собственному выбору. Понимая это, мы понимаем и величайший обман либеральной среды: схема «вначале свобода, а потом мышление» не работает, она невозможна в реальном мире. Если поставить в основание свободу, то потом не будет ничего…

Но если свободным может быть только мыслящее существо, всякое же иное – заложник внешних сил, то мыслящим существом может быть только существо с хорошим развитием эстетического восприятия, со способностью к воображению и фантазии, способное как создавать, так и понимать вымысел и творческие метафоры. Математический ум, по большому счёту, является зеркалом безысходного заложничества у сил и законов природы, действующих вокруг своего носителя.

Логическая машина не умна: даже сами создатели суперкомпьютера «Дип Блю» говорили про него, обыгравшего всех гроссмейстеров в шахматы, что он – «не умнее цветочного горшка». «Умны были люди, которые его программировали» - добавляли они, загадочно улыбаясь…

И в самом деле: если с потолка станет вдруг падать штукатурка, проигравший Каспаров додумается отскочить, а победитель «Дип» и не подумает. Какая ему, мёртвой логической машине, разница, функционирует он или сломается? У него нет ни воли к жизни, ни желаний, ни страха смерти.

Никто из людей не умеет считать быстрее современных компьютеров. Но ведь и раньше никто из людей не помнил больше фактов и дат, чем большая энциклопедия на книжной полке! Мы ищем в энциклопедиях и компьютерах справки, но нам и в голову не придёт с ними беседовать на равных (а если начнут, как с современной «Алисой» - то ведь тут недалеко и до психического расстройства). Есть колоссальная разница и даже пропасть между «помнить» и «думать». Точно такая же разница между самыми утончёнными действиями по алгоритму, заложенному в программу, и способностью выйти за пределы навязанного извне алгоритма.

Так, стало быть, скажу парадоксальную вещь: истоки человеческого ума лежат не в энциклопедиях, а прежде всего в художественной литературе, зерцале воображения, фантазии и эстетического чувства! Сухие учебники могут помочь уму, как помогает машина оператору, но сформировать ум они не в силах, как не может машина сама себе давать задания. Вначале должен сформироваться живой человеческий ум, с нормальными потребностями и запросами, формирующимися через художественное воспитание (чаще всего в детских играх и фантазиях, в сказках и мифах, эпосах и романах) – и лишь потом он обращается к естествознанию за справками. Никак иначе.

Занимаясь логикой много лет, разными её подсистемами, я могу вполне компетентно сказать, что логика и математика равнодушны к своему существованию. Все их законы действуют объективно, непреодолимо – но бездумно. Логика или математика не могут принудить к себе, как не могут и осознать своего существования. Земля обладает тяготением не потому, что она так решила, она не принимала такого решения, и не может от него отказаться, предпочесть ему что-то иное.

Так замыкается великий круг Свободы и Гражданственности: нет Свободы без ума, и нет ума без художественной литературы народа. «Угадайками», «ЕГЭйками» и «АБВДейками» можно заполнить досуг, повысить эрудицию (низшую, неоперативную часть ума) – но даже самый лучший вариант ЕГЭ произведёт на свет лишь механического исполнителя чужой воли.

Если выращивать «технических людей» (как вода делится на питьевую и «техническую») – то никакой Свободы и просто самости никогда не выйдет. Ум нации выковывается в кузне его литературы, и не может созреть, если её нет, или если она – фикция «наилучших продаж», самими же продавцами и спровоцированная с помощью маркетинговых манипуляций.

Как не бывают свободными ни черви, ни калькуляторы – так не будет самоосознания нации без таких изданий, как «День Литературы». То, что их круг узок – трагедия, отголоски которой мы ежедневно ощущаем в кошмарах нашего быта. То, что они есть – надежда и достояние. Народ осознаёт себя только в художественном образе, сотканном из родных ему слов. Не может народ осознать и понять себя в производстве пенициллина или творога – при том, что и пенициллином и творогом у нас не лучшее положение, конечно.

Сквозь толщу отравленных почв, безжизненных и ядовитых, пробиваются родники, подобные «молодёжному сборнику» Дня Литературы или лесное эхо таёжного скитальца Ю.Манакова. Новый, ранее никому не ведомый Писатель, как и родник не просто «выходит» в этом месте из-под спуда геологических слоёв, но и рождается именно здесь. Не только читатель его обретает, но и сам он обретает себя – если в правильном месте пробился ключом!

Лично для меня «День Литературы» - это мост между классиками и новыми именами. Когда с Крупиным или Ивановым, Личутиным или Прилепиным стоишь на одной полосе или выпущен в одном переплёте, то ощущаешь: вот Вечность, а вот ты, и между вами нет стены, между вами – мост. Без такого моста Вечность воспринималась бы мёртвой и холодной, как дальний Космос: она неизбывна вовек, но что ты для неё, или она для тебя?

Самые великие реки питаются от малых ручьёв – и река русской литературы не исключение. Что станет с её руслом, если иссякнут малые родники по берегам?

Смелое начинание – дать классикам и начинающим шагать в одном ряду. Смелое – но необходимое. Потому что литература, превратившаяся в памятник самой себе – это уже мёртвая литература. За нею по непреодолимой причинно-следственной связи отмирает язык, бессильный выживать в удушливых рамках вечных повторах «бытового общения». А за языком отмирает и Ум, как самоосознание и способность к собственной воле, народ становится в прямом смысле безумным – даже если бы каждый в нём умел бы складывать в уме кубические корни чисел (при том, что конечно, и это мало кто умеет).

Печальна и трагична судьба безумной нации, вся культура которой сводится к «кальке» и пародированию чужих духовных обносков, «секонд-хэнда» поношенных «первым хозяином» «джинсы». Эпигоны и подражатели сокращаются в истории человеческой так же неумолимо, как ноли в уравнениях. Ведь если не имеешь своего – то не имеешь и себя: отражение в зеркале не есть сущность, это лишь видимость!

Трагедия нашего Сегодня в том, что в национальной литературе видят отрасль и боковой отросток, одну из сфер жизни, причём далеко не самую важную. И не видят очевидного: это не ветвь, а Начало! Не протока, без которой река запросто может обойтись, вильнув руслом, а истоки, без которых и всей реки не будет…

Таков масштаб и значение «незримой брани», которую ведёт с силами небытия «День Литературы». То малозаметное, отодвинутое куда-то на периферию зрения, позабытое и немногочисленное Начало, тем не менее, всем дарящее Шанс на Будущее. Шанс на то, что у Великого Прошлого будет живое продолжение, и не одни руины Парфенонов и Колизеев останутся от него.

Свети, День! Всё громкое и пустое, сиюминутное, сгинет бесследно, растворившись во времени. Придёт будущее (если вообще придёт) – и нашу эпоху будут изучать по твоим страницам, ибо кому будут интересны через 100 лет разводы мёртвых олигархов и забавы мёртвых бонвиванов? И пляски давно мёртвых павианов? Слово же было вначале, и Слово записанное, сохранённое - есть Бессмертие.



[1] Бестселлер — от англ. best seller — «продаваемый лучше всех».

Александр Леонидов; 2 октября 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.