Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

УГРОЗА СТРАНЕ: АНАЛИТИКИ-ПАРАЛИТИКИ

УГРОЗА СТРАНЕ: АНАЛИТИКИ-ПАРАЛИТИКИ ​Неумный и нездоровый человек, Владимир Пастухов (формально - доктор политических наук, такие вот у нас доктора) разродился статьёй в «Новой Газете» «Выбор шестого срока: Сталин или Мадуро?»[1]. Про статью можно сказать словами Булгакова: «Иван Васильевич, когда вы говорите, такое чувство, что вы бредите». Сама по себе статья – образец пустопорожней демагогии и никакого интереса не представляет. Но она – точный слепок с десятков и сотен подобных же пустословий, которыми явные и скрытые либералы заполонили нашу жизнь. Она отражает некий стандартный набор либеральных псевдо-идей, и потому, как яркий образчик либерального бреда, может быть рассмотрена.

Суть пастуховщины в том, что «популистская антикоррупционная кампания» рассматривается им как угроза «подорвать стабильность режима».

Вывод делается в таком духе: «…исторический «коридор возможностей» для России становится все уже… Актуальными останутся только два крайних сценария: либо тотальный террор, либо тотальная деградация»[2].

Где в этих тенётах место нормальному государству, которое не концлагерь и не Дикое Поле – Пастухов не указывает, потому что сам не знает.

И никто из либералов не знает. Либералы так устроены, что они боятся и «Левиафана» и погромов.

Они заточены и приспособлены жить только при иностранной оккупации, немецкой, а лучше – американской, при которой они бы играли роль бургомистров при гауляйтерах. Жить вне иностранной оккупации либералы не знают как, словно рыбы вне водной среды.

Национальное государство либералам откровенно ненавистно, а народа они откровенно боятся (и прекрасно знают, как они непопулярны в народной среде). Оттого ничего, кроме «бога из машины» в виде иностранного оккупационного корпуса, выдумать не в состоянии.

Если государство «власть употребит» - то это «проклятый Сталин» «большой террор» и «невыносимые репрессии». А если государство в коме и обмороке, и «помогите, хулиганы зрения лишают» - тоже не комильфо. А сделать так, чтобы и государство ничего не делало, и хулиганы вели себя, как мать Тереза – невозможно. Почему этого не понимают либералы – я не понимаю. Я не понимаю, как этого можно не понимать?!

Собственно, даже вожделенная ими иностранная оккупация, если случится – тоже ведь будет прибегать к старому, как мир, террору и подавлению. Иначе как она заставит население с собой считаться? Каким образом власть может оставаться властью, если не поддерживает себя силовыми методами?

+++

Человек так устроен, что когда он не испытывает над собой «железной руки» - сам себя начинает считать «железной рукой».

Это не зависит от эпохи, географии, национальности, языка. Зависит от вероисповедания, конечно, но не во всём и не всегда.

Нельзя пацифизмом остановить войну; точно так же нельзя остановить «захватное право» формализмом, устными и бумажными увещеваниями. Захватчик испытывает тебя на прочность: найдёт слабым, значит, заменит тебя собой. Именно так Ельцин и Собчак поступили с Горбачёвым и Лукьяновым.

Единственное, чего могут добиться либералы, реализуя свою бредовую программ - то, чего они и добились. А именно: всеобъемлющего криминального, зоологического террора, не за идею, а за перераспределение собственности. Так было, потому что их послушали, и так снова будет, если их снова послушают. Это как «дважды два четыре». Власть, не применяющая террора – оказывается жертвой альтернативного террора. И больше – никем и никогда!

Если Горбачёв не умеет расстреливать – его просто сменит Ельцин, который умеет расстреливать.

Неумение власти расстреливать – не ведёт к эпохе милосердия и ненасилия. Оно ведёт в обратную сторону – к захвату власти криминальными хищниками, которые «наверстают упущенное» в считанные дни.

Какую роль Коломойский сыграл в подавлении «Русской весны» на востоке Украины? «Тысячи пропавших без вести» - подводят итог политологи[3]. Днепропетровск ломали об колено: для того, чтобы остановить русское движение, в городе тысячи людей «пропали без вести». О чём подручные Коломойкого, Филатов с Корбаном сами тогда, в 2014 году, хвастались. Возникает вопрос: чем Коломойский лучше Сталина?

Чем Сталин лучше Коломойского – ясно. Сталин строил великую страну, создавал великое общество, осуществлял великий переход для всей человеческой цивилизации[4]. Жертвы Сталина оправдывались этим – а чем, кроме личной алчности, оправдать жертвы Коломойского?

Ещё раз, чтобы затвердить навсегда в вашей памяти: человек так устроен, что когда он не испытывает над собой «железной руки» - сам себя начинает считать «железной рукой».

И Коломойский тут не исключение. Всякая пост-советская власть взращена на даже не на «белом» (монархическом), а на «чёрном» (криминальном) терроре. Да иначе она и не могла бы взрасти! Вы понимаете, что власть по-другому не формируется?

Нельзя выйти на площадь и объявить, что теперь вы тут главный. Или вас расстреляют, или вам придётся расстрелять тех, кто попытается вас расстрелять за такую декларацию.

+++

Нельзя остановить диффузный зоологический террор всех против всех без государственного идеологического террора. Нельзя «никого не запугивать» и при этом «всех защитить», как нельзя сохранить кусок льда на раскаляющейся докрасна сковородке.

Что начинает делать любой человек по любую сторону любого океана, если он перестал бояться верховной власти? Он начинает утверждать собственную власть. Это похоже на сторублёвку на асфальте, про которую вежливый спросит:

-Эй, а кто деньги обронил?
И если в ответ молчание – даже вежливый скажет:
-Ну, тогда моими будут!

Власть, по определению – распоряжение всей совокупностью благ и дефицитов, которые имеются у общества. И если её теряет один – то немедленно подхватывает другой.

Власть, которая перестала «страшно» настаивать на своём – перестаёт быть и властью. Превращается для начала в избиваемого школьными хулиганами учителя (был властью, но его перестали бояться, судьба КПСС в 1990-м году), а потом и в ничто.

Всякий понимает: чтобы кого-то защитить, нужно напугать того, кто ему угрожает.

Иначе этот ребус никак не складывается. А раз так, то все либеральные конструкции – просто бред.

+++

Именно такой бред и иллюстрирует банальная в свой типовой комплектации пастуховщина. Рассуждая о борьбе с коррупцией и «громких посадках» - Пастухов сетует: «…речь может идти о глобальном влиянии этой кампании на вектор исторического развития России в течение ближайшего десятилетия».

Пастухов ранее «не думал», что когда-нибудь «впишется» за российскую коррупцию. Но потом понял, что между коррупционерами и российским «управленческим классом» сегодня поставлен знак равенства. Потому что был ведь у Пастухова хороший Горбачёв, которого бандиты пинками из Кремля выгнали, а Пастухов в это время плакал. Вопрос – почему «хороший» дал себя пинками выпроводить – Пастухов задать неспособен.

Он констатирует: власть в стране захватили бандиты и сформировали криминальный уклад. Ну, это мы и без него знаем. А что делать-то?

Пастухов полон «белых и пушистых» претензий к Ельцину. По его мнению, злой Ельцин не только незаконно захватил власть «оказавшись на танке», но и «вернул фаворитизм в Россию». Ельцин «…воссоздал касту «русских неприкасаемых», на которых никакой закон и никакая «борьба с коррупцией» не распространяются». Отсюда сформировался управленческий класс, для которого коррупция – как лёгкие для дыхания. И теперь, плачет Пастухов, по этому управленческом классу «…бьют с двух сторон одновременно: с кремлевских стен и из оппозиционного подполья»[5].

«Виноваты они или нет в многочисленных приписываемых им экономических преступлениях — вопрос вовсе не главный. Кто-то - да, кто-то — нет. В 37-м тоже не все поголовно пострадали безвинно, но это не меняет нашего отношения к той эпохе».

Наше – меняет. Отношение Пастухова «к той эпохе» - другой вопрос. Им хоть кол на голове теши!

Раз власть кого-то расстреляла – она плохая. А если она никого не расстреливала, и была ЗА ЭТО свергнута в рамках «захватного права» - она тоже плохая, что дала себя свергнуть.

В общем, куда не кинь – всюду клин. Тупик либеральной мысли, пытающейся совместить обуздание подонков с ненасилием и толстовством.

На практике это оказывается прямым, и не будем скрывать, весьма ценным для подонков пособничеством во злодействах. Либералы с их ригоризмом в отношении «инквизиций» создают идеальную дымовую завесу для колдунов-людоедов. Криминальные киллеры должны за это либералов-болтунов на руках носить. Что, впрочем, они и делают…

Либерал своей трепотнёй и софизмами парализует волю карательного аппарата к сопротивлению, за счёт чего и благодаря чему криминал получает монополию на насилие в несчастной стране, жертве либерального словоблудия.

Прокуроры бездействуют, трепеща кого-то обидеть, а мафии прокурорская санкция на убийство неугодных не нужна.

+++

Пастухов, как и вся «Новая Газета» - неистовствует. Любая попытка власти проявить себя, как власть, а не как таинственная «вещь в себе» - параллельная в мечтах пастуховых обществу – вызывает гнев.

- Разглядеть в шумной антикоррупционной кампании террор непросто, и уже сама постановка вопроса в такой плоскости вполне объяснимо вызывает скепсис. Как только речь заходит о терроре в сегодняшней России, сразу указывают на то, что его «абсолютные показатели» остаются весьма умеренными…

Над теми, кто так думает, Пастухов иронизирует:

- Однако террор как беременность — он либо есть, либо нет. Гибридной беременности пока не наблюдалось, насколько мне известно… Любой российский чиновник сегодня может быть в любую минуту представлен обществу как коррупционер, потому что коррупция как метод решения проблем и как образ жизни заложена во внутреннем коде существующей системы управления страной, и без нее страна не сможет просуществовать ни одного дня. Быть частью этой системы и не быть коррупционером практически невозможно. Исключения лишь подтверждают общие правила.

О чём говорит Пастухов, не понимая? И о чём – с пониманием - говорим мы? По сути, об одном и том же: о природе человека.

Вообще живой мир устроен так, что в нём всё, что не сопротивляется – пожираемо. И власть, которая не занимается, в том числе, и террором – ликвидируется «явочным порядком». Её просто перестают признавать на местах. Ведь легитимность – не бумажки! Не параграфы сколь угодно прекраснодушных конституций!

Легитимность – в силе своего проявления. Никто не примет «даров» от слабого и беззащитного, потому что всё, что есть у слабого – и так уже считают своим. Для того, чтобы что-то даровать, нужно сперва, чтобы одариваемый не мог взять этого самостоятельно.

«Я дарю вам эту землю!» - скажу я крестьянам, а в ответ обоснованно услышу: «а кто ты такой, чтобы нам её дарить? С чего ты решил, что она твоя?!».

Это касается и любого блага на Земле. Когда либералы предлагают власть без террора – они предлагают власть без власти. Они не понимают, что в основе легитимности власти лежит регулярно демонстрируемая сила, которую не может преодолеть никакая иная сила на данной территории.

А если не так, то перед нами не правительство, а общество шизофреников-фантастов.

Что далеко ходить за примерами – тот же любимый Пастуховым Горбачёв сотоварищи! Пришёл Собчак с мафией и сказал: «Ленинград теперь мой!». А что смогла ответить выжившая из ума КПСС? Предложить дискуссию? Очень "нужно" грабителям на ночной дороге дискутировать с собственной раздеваемой жертвой!

Не ощущая Сталина над собой – каждый суслик становится не только агрономом, но и маленьким сталиным. Это замечает и не умеющий анализировать, но умеющий видеть Пастухов:

- Кремлевские фавориты стремятся любой ценой расширить радиус неприкосновенности, включив в него как можно больше челяди. Машина террора стремится сузить круг неприкасаемых до минимума, исключив из него самих фаворитов. Дело Улюкаева показало, как трудно становится разруливать это «столкновение принципов».

О чём речь? Безнаказанность порождает вольницу. В отсутствии центра – всякая точка становится центром. Все разборки приобретают двусторонний характер: мы дерёмся с Петром или Иваном, кто победит, тот и будет господствовать, как и было в до-государственную первобытность. Арбитра, который вмешался бы в нашу драку с Иваном или Петром, нет: чтобы быть арбитром, нужно быть сильнее обоих драчунов, и быть одинаково страшным для них. Иначе арбитра пошлют на три буквы, куда он и пойдёт тропой Горбачёва и Янаева…

Почему Гоббс прекрасно понимал и сформулировал это ещё в 17-м веке?! А доктор наук Пастухов – как школьник – доселе понять не может? Сила бывает или централизованной, идейной, или диффузной, зоологической, безыдейной.

И никакой идеологический террор «Левиафана» никогда не бывает сильнее и страшнее зоологического первичного террора, при котором все у всех всё отбирают (90-е годы забыли?).

Пастухов ничего не забыл – и ничему не научился. Он выводит безысходность – отказываясь вывести формулу власти из реальной жизни:

- В обозримой перспективе Россию ждет либо отчаянная попытка восстановить управляемость с помощью банального, сбросившего маску человечности террора, либо унылое сползание в такой же банальный хаос, которым никто даже не будет пытаться управлять.

Таким образом, перед Россией замаячил весьма неприятный выбор между «северокорейским» (сталинским) и венесуэльским (мадурианским) путями развития капитализма.

Ничего третьего у Пастухова не видно. И не потому, что третьего, среднего пути нет. А потому что такие апологеты американских мафий, как Пастухов, зрением очень слабы.

Их нытьё – необходимая часть организации паралича власти и её карательных органов при подготовке захвата страны изнутри. Так было в «перестройку».

Люди! Будьте бдительны!



[1] https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/03/18/79914-vybor-shestogo-sroka-terror-ili-smuta

[2] Как пишет Пастухов, «Опция «третьего пути», при которой Россия надолго (то есть на срок, измеряемый несколькими десятилетиями и сопоставимый со сроком жизни советской цивилизации, на что намекает Сурков) «подвисает» в ее нынешнем состоянии то ли «управляемой демократии», то ли «контролируемого авторитаризма», по всей видимости, будет полностью снята с повестки дня уже к концу текущего президентского срока».

[3] frontend.vh.yandex.ru›player/3706623638088613130

[4] После эпохи Сталина во всём мире прежде немыслимые блага стали для людей обыденными, и наоборот, прежде обыденные житейские и бытовые зверства – стали немыслимыми.

[5] Пастухов пишет: «Истребление коррупции в том виде, в котором оно сегодня практикуется в России, фактически превратилось в «беловоротничковый террор», политическое избиение средней и низшей бюрократии (в том числе — служащих всех аффилированных с государством компаний), а также связанных с этой бюрократией остатков более или менее независимого от государства частного капитала».

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 20 марта 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..