Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

М.ДЕЛЯГИН: "В МИНСКЕ ПОБЕДИЛ... МИНСК!"

​Главный победитель Минских переговоров - А.Г.Лукашенко

М.ДЕЛЯГИН: "В МИНСКЕ ПОБЕДИЛ... МИНСК!" Характеризуя итоги Минских переговоров, Михаил Делягин отметил: "Соглашения составлены в предельно неопределенной форме и, более того, даже не скреплены подписями! А сколько стоят и чем кончаются устные обещания Запада, всем желающим охотно расскажет не только Горбачев (в части нерасширения НАТО на Восток, включая Восточную Германию), но и Янукович, - которому эти обещания давали лично министры иностранных дел Олланда и Меркель. Последний, заработавший за свои украинские успехи в политкорректной Германии прозвище "Шайземахер" ("делатель фекалий"), участвовал в переговорах и с удовольствием позировал перед телекамерами.

Сохраняется вероятность того, что нацисты просто проигнорируют соглашения, как они делали это по отношению к прошлым Минским соглашениям, свалят вину за это на ополченцев, а Запад введет против всегда виноватой России новые санкции.

Полное отсутствие реальных механизмов и средств обеспечения ("наблюдатели" ОБСЕ, попадая в зону артобстрела, как рассказывал представитель ЛНР, просто звонили куда-то - и обстрел немедленно прекращался) делает договор весьма зыбким, - однако позиция Запада, похоже, изменилась: несущая экономические потери от сокращения торговли с Россией Германия нашла аргументы и надавила на США. В результате консенсус Запада "уничтожим русских" сменился консенсусом "давайте отползем и подождем, пока они сдохнут сами".

Все участники переговоров получили свой политический гешефт: Меркель и Олланд продемонстрировали определенную независимость от США, выступили миротворцами и набрали важные очки в глазах своих избирателей. Порошенко продемонстрировал стремление покончить со все больше раздражающей бывшую Украину войной и ограниченный успех в этом направлении без формального отказа от основных принципов и требований нацистов (а конституционную реформу в конце этого года никто и не вспомнит). Путин заставил Меркель хвалить себя и выступил наиболее конструктивным переговорщиком, причем заставил Запад признать наконец отсутствие российских войск в ДНР и ЛНР, - и большим выгодоприобретателем по итогам переговоров оказался лишь Лукашенко.

Никто не вспоминает, что евробюрократия вместе со всей глобальной либеральной шоблой совсем недавно объявляла его "последним диктатором Европы", смешивала с грязью и вводила против него санкции. Меркель и Олланд, как зайки, приехали к нему в гости и пользовались его гостеприимством, легитимизировав тем самым его, - а в потенциальном позорище очередного бесплодного бреда он не участвовал, аккуратно демонстрируя свое полное алиби в соседней комнате. Конечно, Запад не откажется от его свержения, и попытки госпереворота вроде тго, что мы наблюдали в декабре 2010 года, продолжатся, - однако формально он возвращен в "круг цивилизованных лидеров". При этом вероятность нападения на Белоруссию нацистов окончательно приравнена к нулю, а прошедшим обучение на стороне нацистов и готовых участвовать в операции по свержению президента белорусам домой вход заказан (правда, то же относится и к белорусам, воюющим с нацистами в составе ополчения).

А что же уничтожаемое нацистами даже прямо во время переговоров мирное население ДНР и ЛНР? (Не исключено, кстати, что Порошенко прервал свое участие в переговорах и позвонил в Генштаб именно с приказом интенсифицировать его истребление.) Ему - как и нам - остается надеяться, что дипломатический пир приведет хоть к непродолжительной, но все же приостановке массовых убийств. Надеяться на большее очень хочется, но, увы, нет оснований".

Соб. инф.; 13 февраля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.