Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

…ГРАЖДАНИНОМ БЫТЬ ОБЯЗАН!

Вазген Авагян о первичности гражданских обязанностей перед правами собственности

…ГРАЖДАНИНОМ БЫТЬ ОБЯЗАН! Сергей Гуриев родился в 1971 г., доктор экономических наук, ректор Российской экономической школы. Недавно он выступил в АиФ с интересным интервью, в котором, как в зеркале, отражаются все нелепости либерального экономического взгляда, господствующего в официальной науке РФ. «Нужна ли стране вторая приватизация?» - на этот вопрос Гуриев отвечает положительно в материале «Не врать и не воровать» ( АИФ №50-2012). Основные теоретические тезисы Гуриева обсуждает в нашей газете «ЭиМ» человек постарше – академик Вазген Липаритович Авагян…

Материал начинается в стиле «аифлян» - с затравки: «Нам не нужна экономика, принадлежащая государству… Хотя государство имеет право присутствовать в таких стратегических отраслях, как атомная энергетика или оборонный сектор», - заявил недавно во время зарубежной поездки российский премьер Д. Медведев».

Д.Медведев очень неловко выразился, и лучше бы АиФу не позорить шефа, а постараться замять конфуз. Дело в том, что – по определению все находящееся на территории государства принадлежит государству, потому что иначе пропадает собственно предмет понятия «государство». Что не принадлежит государству, то ему неподвластно. А что неподвластно власти - над тем власть уже не власть.

Как это экономика может не принадлежать государству? С таким же успехом государству могут не принадлежать его территория, его воздушное пространство и его недра. Ведь национальная экономика слагается из них. А ещё - из людей, граждан. Если эти люди не принадлежат государству - кому они тогда принадлежат? Да и в каком смысле можно "не принадлежать государству" - законов его не выполнять или на защиту его не рассчитывать?

АиФ далее пишет: «Что и за какие деньги распродаёт сегодня государство? И можно ли вернуть в бюджет то, что недоплатили в первую волну распродажи госсобственности? Об этом - разговор «АиФ» с известным экономистом Сергеем Гуриевым, ректором Российской экономической школы.

«АиФ»: - Государство объявило об очередном этапе приватизации, но на этом фоне, наоборот, купило такую крупную компанию, как ТНК-ВР. Согласно данным экспертов, за последние 10 лет доля государства в банковском секторе увеличилась до 40-50%, в нефтяном секторе - до 50%. Это возврат к экономике времён СССР?

С.Г.: - Это так называемый государственный капитализм, и хотя первые лица уверяли, что не в этом наша цель, но получается, что выстраивается именно он. У нас есть рыночная экономика, но на ключевых рынках конкурируют в основном государственные предприятия. То же - в банковском секторе. А после покупки государством ТНК-ВР 50% нефтяного рынка также контролирует государство. Несмотря на все разговоры о приватизации, государство готово тратить огромные деньги на национализацию.

«АиФ»: - Что плохого в том, что экономика снова окажется в руках государства?

С.Г.: - Это однозначно ведёт к проблемам в экономике, потому что госпредприятия по определению не могут управляться так же хорошо, как частные предприятия акционерами. И это ограничивает конкуренцию, потому что, если на рынке конкурируют частные и государственные предприятия, у последних всегда будет преимущество - связи с чиновниками, регуляторами, которые не будут так же жёстко относиться к ним, как к частным предприятиям».

Очень трудно понять, почему чиновник не может относится к подчиненному более жёстко, чем к постороннему проверяемому им гражданину? Жизнь учит, что скорее наоборот... Само выражение «госпредприятия по определению не могут управляться так же хорошо, как частные предприятия» выдает сектантский подход к  делу, веру вместо исследования. А при фанатизме если жизнь возражает догме – тем хуже для жизни…

Но есть и рациональное зерно в этих рассуждениях. Мы поймем его, если сметем шелуху ложных терминологических напластований  и «смысловых галлюцинаций».

Прежде всего, нужно сказать, что все это деление на «частное» и «государственное» - спор остроконечников с тупоконечниками у Свифта.

«Частное» - простите, в каком смысле? В том, что оно не находится на территории государства, не подчиняется его законам, не использует его денег с государственными гербами?

К настоящим частникам можно отнести разве что семью староверов Лыковых в тайге.  Остальные так называемые «частники» - это назначенные государством управленцы с расширенными полномочиями. Им дали территорию, граждан, деньги – и все это принадлежит государству.

Они платят налоги (если платят, конечно) – и пополняют государственную казну, то есть работают в итоге на государство с использованием предоставленных государством ресурсов. Что же во всем этом, скажите на милость, осталось от «ЧАСТНОГО БИЗНЕСА»?

Я скажу вам, что: мечта о бесконтрольности, безответственности, мечта о полном произволе. Потому что, мол, я же частник – что хочу, то и ворочу!

Человек давно уже включен в государственный механизм, давно уже винтик государственной экономики, да и сам это прекрасно понимает (я работал с крупными бизнесменами и знаю, о чем говорю!) – но ХОЧЕТ при этом вести себя не как винтик, а как суверенный царек.

Откуда вообще пошло все это деление на «государственное» и «частное»? Ведь, казалось бы, вся экономика для людей?

Государство не будет кушать ни мяса, ни масла, все это скушают люди, и заработают на этом тоже люди. Деление пошло в советское время вот по какой причине. Были люди с их повседневными потребностями. И была угроза агрессии. И государству нужно было мобилизовать все ресурсы для отпора агрессии. Тогда это было и справедливо, и оправданно. Поэтому над повседневными нуждами людей государство ВОЗДВИГЛО ВЕРТИКАЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ.

Понимаете, есть планирование горизонтальное (фьючерсные контракты, рыночным языком говоря) – когда я заказываю производителю масла на будущий год определенный объем масла, исходя из своих потребностей. Я либо заранее проплачиваю фьючерсный контракт, либо гарантирую оплату оговоренного в нем количества товара. Это очень удобно и выгодно  и производителю, и потребителю, это горизонтальное планирование создает экономику как гарантированных благ, так и гарантированного спроса.

Горизонтальное планирование (фьючерсные контракты) есть высшая форма исторически сложившегося капитализма и оно же есть высшая форма реального социализма(1), а так же предмет их полной конвергенции в несостоявшемся "счастливом завтра". Фьючерсные обязательства никоим образом не задевают ни интересов капиталиста (ему же выгоден гарантированный устойчивый сбыт) ни интересов социалиста (ему ведь нужно было общество высоких социальных гарантий, справедливости и устойчивого развития). 

Мог ли себе позволить ТАК планировать СССР – то есть собирать заявки с мест на потребности будущего года, и компилировать из потребностей централизованный заказ производству? Нет, не мог. Нужны были танки и ракеты, а их с мест никто заказывать лично для себя не будет. Поэтому СССР стал планировать вертикально: не собирая запросы с мест, а наоборот, передавая на места приказы, сопровождаемые пайками (чтобы не померли исполнители приказов).

Система Госплана СССР была сконструирована в первую очередь для нужд обороны и противостояния. Все обыденные мирные человеческие потребности в ней обслуживались по остаточному принципу. Например, военная техника была лучшей в мире, потому что ей уделялось особое внимание, а автомобиль для среднего класса – «жигуль» или «запор» - оказались плохонькими, неконкурентоспособными. Потому что плановая система плохая? Нет, просто в горниле борьбы не до гражданского автомобилестроения было, руки не дошли, глаза недоглядели… И мы не можем упрекнуть за это отцов и дедов: они нам жизнь сберегли! Иначе тогда было просто нельзя!

Из разделения планирования на горизонтальное и вертикальное и вышла нелепица разделения экономики на «частную» и «государственную». То, что работает на войну и оборону – обозвали «государственным сектором», а то, что непосредственно на нужды людей – обозвали «частным». На самом деле самостоятельного хозяина давно уже нет, он ушел вместе с эпохами конкисты, дикого запада и натуральных хозяйств.

Давно нет того, кто БЕЗ ГОСУДАРСТВА занимался бы экономической деятельностью!

Или кто-то не знает, что в США все мелкие компании интегрированы на плановой основе с крупными, а крупные – с государственными органами управления?  Или кто-то не слышал, про пятилетние планы в Японии, которым подчинены все крупные корпорации страны? Или забыли, что во всех западноевропейских странах и в тех же США цены  регулируются государством (в США за ценами следят сразу три независимых ведомства - что одно проглядит, другое подметит)?!

Другое дело, что при горизонтальном планировании выпуска мирной и востребованной населением продукции жесткая нормировка всех процессов со стороны государства контрпродуктивна. Лесоруб должен рубить лес, как ему удобно, а не ждать - слева или справа заходить к дереву ему прикажут из главка. И когда государственный чиновник из Москвы пытается камчатских рыболовов учить рыбу ловить – это, конечно, уже из раздела маразма. У государства совсем другие задачи.

Оно должно предоставить заявки на объем выпуска обязательной продукции, проконтролировать отношение начальства к людям (иначе начальники, как на казенных, так и на частных заводах начинают видеть в людях скот), проверить качество продукции. КАК вы делаете – нам неинтересно. Нам неинтересны схемы ваших промежуточных транзакций. Нам интересно, чтобы люди на вас не жаловались, и чтобы качество В ИТОГЕ соответствовало ГОСТу.

В РФ все не так. Люди если не жалуются на «капитанов» - то только запуганные террором, во всех же остальных случаях просто проклинают начальство. Качества нет и ГОСТа тоже толком нет.

Так называемый «частник» получил максимум прав при минимуме обязанностей и пыжится сохранить такое положение, сочиняя теории вроде гуриевской.

Что в итоге? Читаем ленту новостей: «По оценкам независимых экспертов, две трети сливочного масла в стране можно считать фальсификатом. В нем иногда находят такие ингредиенты, которые совершенно не связаны с молоком. А если заняться подсчетами, то выходит, что пачка масла не может стоить дешевле 60 рублей. Откуда же на прилавках берется дешевый товар?» (цитируется по материалу Ильи Давыдова в utro-russia.ru).

Куда делся советский комбижир? Его что, производить перестали? Нет, конечно, он делся туда же, куда и грузинские чаи второго и третьего сортов – то есть в яркие упаковки с надписью «высший сорт». Если современный «частник» за каким-то качеством и следит, то только за качеством упаковки товара. При чем качество упаковки и презентации берется за счет внутреннего содержания. Возьмите современные книги, изданные в частных издательствах: какие обложки, твердый переплет, полноцвет, глянец! А бумага внутри хуже туалетной, такая книга лет через пять превратится в желтую нечитаемую макулатуру, но никому нет дела, потому что «частный собственник сам решает, как делать товар». Он и решил: делает ЯРКО И ПЛОХО, чтобы расхватывали побольше, и ломалось бы почаще…

***

Но вернемся к тексту господина Гуриева, тем более что он демонстрирует необычайную для либералов широту восприятия и эрудицию:

«…Есть и политический момент. Очень удобно, добиваясь политических целей, распоряжаться не только средствами госбюджета, но ещё и деньгами госкомпаний. Политическая мощь власти существенно возрастает. Если же провести приватизацию, то у чиновников в руках будут только деньги бюджета, которые в условиях политической конкуренции обсуждаются и утверждаются парламентом.

В мире есть страны, где нефтяной сектор полностью национализирован, банки, газовые компании принадлежат государству, так что нет единственного решения, что лучше - всё отдать в частные руки или всё национализировать. Но в целом нет сомнения, что госкомпании менее эффективны, чем частные. Кроме того, в России очень высокий уровень коррупции. Поэтому российские госкомпании ещё менее эффективны, более политизированны и коррумпированны, чем в других странах.

«АиФ»: - Из-за кризиса всё будет опять продано по низким ценам?

С.Г.: - Часто говорят, что сейчас не время проводить приватизацию, потому что цены на активы низкие. Для каждого актива есть своя цена - и пока компания находится в руках государства, она будет оставаться дешёвой. Российское государство продаёт частникам очень много миноритарных активов госкомпаний (небольшие пакеты акций, размер которых не позволяет напрямую участвовать в управлении компанией. - Ред.), но пока не собирается приватизировать контрольные пакеты. С другой стороны, указ президента Путина о долгосрочной экономической политике от 7 мая 2012 г. недвусмысленно говорит о том, что все несырьевые активы, за исключением естественных монополий и оборонного сектора, должны быть приватизированы до 2016 года. Сбербанк, например, явно попадает в этот список, хотя пока и нет приготовлений для приватизации контрольного пакета; аналогичная ситуация и с ВТБ.

 «АиФ»: - Вы говорите, что частные акционеры эффективнее управляют бизнесом. Но когда случился кризис 2008 г., крупные частные акционеры пошли к государству и получили от него большие деньги.

С.Г.: - Самые большие деньги были даны не частным, а государственным предприятиям. Например, ВТБ получил в капитал 180 млрд руб. АвтоВАЗ получил много денег, Россельхозбанк. Да, частные акционеры тоже получили деньги, но взаймы. Эти кредиты в основном погашены - правда, не всеми.

«АиФ»: - Китай в этой ситуации пошёл по другому пути - не банкам раздавал деньги, а людям, тратил на строительство жилья и дорог.

С.Г.: - Китай помогал и банкам, и фирмам, и людям, так же как Америка. И Россия тоже дала людям деньги - около 60 000 руб. на открытие собственного дела. Были повышены пособия по безработице. Государство реструктуризировало ипотечные кредиты для людей, которые попали в сложную жизненную ситуацию. В этой программе поучаствовали всего 10 тысяч человек, хотя планировалось, что ей воспользуются 100 тысяч. Согласен, это были не очень большие суммы, но лучше давать деньги людям, чем предприятиям. Хотя тем же банкам нужно помогать, потому что от них зависит очень многое. В том числе и люди.

«АиФ»: - Возьмём ситуацию с остановленными предприятиями Пикалёва или более свежую - с металлургическими заводами на Урале (всё это принадлежит одному собственнику). Государство шантажировали социальным взрывом, и оно решило проблему частного бизнеса. Это нормально?

С.Г.: - В Тольятти сначала спасали АвтоВАЗ, опасаясь социального взрыва, а потом поняли, что лучше половину людей уволить и помочь им деньгами - это более правильная политика. Конечно, проблему моногородов нельзя решить рыночным способом. У нас нет такой высокой трудовой мобильности, как в США, поэтому людям надо помочь переехать, дать им подъёмные деньги. Здесь вмешательство государства необходимо, чтобы сгладить социальную напряжённость. Что касается Пикалёва, предприятия О. Дерипаски получили кредит в банке, который он должен вернуть, правда, я не знаю условий этого займа.

 «АиФ»: - Вернёмся к приватизации. Большинство населения к ней относится негативно. Все помнят итоги прошлой приватизации, никто не верит, что она прошла честно. Может быть, для восстановления справедливости потребовать, чтобы крупные собственники доплатили за то, что купили за копейки?

С.Г.: - Приватизацию нужно проводить открыто и конкурентно, тогда и отношение к новым собственникам будет положительным. Что касается прошлой приватизации, никакой возможности заставить доплатить уже нет, собственники поменялись много раз. Лет 10 назад ещё можно было, а теперь уже поздно. Все сроки давности прошли, юридически сделать это нельзя.

Олигархи, которые говорят, что они получили свою собственность по законам того времени вполне легитимно, в чём-то правы. Правда, мы в ходе судебной тяжбы в Лондоне между Березовским и Абрамовичем узнали много о том, что некоторые залоговые аукционы были организованы с серьёзными нарушениями, а именно в некоторых случаях не было честной конкуренции. Узнали, что Березовский добивался устранения конкурентов, и это под присягой сказали в Лондоне сами участники залоговых аукционов.

«АиФ»: - И эти «чистосердечные признания» наше правосудие использовать не может?

С.Г.: - Срок давности прошёл. Но уважения к участникам сделок это не вызывает.

«АиФ»: - В этом году из России вывезли уже 80 млрд долларов. И всё время говорят, что инвесторы в Россию не идут даже тогда, когда их зазывают первые лица страны…

С.Г.: - Действительно, огромный отток капитала из России, 90 млрд долл. в год - больше, чем ввозится. Российские инвесторы не считают наш инвестиционный климат привлекательным - есть риски, связанные с вымогательством, коррупцией, отбором собственности, с непредсказуемостью судебных решений.

«АиФ»: - Как заставить наш капитал работать внутри страны?

С.Г.: - Нужно перестать врать и воровать. Если в России коррупция снизится до уровня Восточной Европы, то капитал сюда хлынет рекой. Потому что у нас огромные возможности для бизнеса, у нас практически нет и государственного долга - макроэкономическая ситуация намного лучше, чем во многих европейских странах».

***

Дело в том, что господин Гуриев достаточно точно описал анатомию коррупции: «врать и воровать». Коррупционер не просто врун и не просто вор. Он именно врущий вор – врет, что не брал, и берет то, что ему не положено.

Очень многие, с подачи А.Навального (и до него), видят в коррупции основное зло, а в борьбе с коррупцией – панацею.  Это, конечно же, не так.  Коррупция имеет свое место в истории и обществоведении. Она располагается там, где руководство обществом стесняется своих собственных тайных желаний, и лицемерно выставляет себя перед массой более благородными, чем есть на самом деле.

Коррупцию может заменить (и уже заменяет) тупая феодальная честность (слово «честь» - из рыцарского лексикона), и поверьте, лучше никому не станет.

Если коррупционер начнет открыто и в полном согласии с карманным законом брать то, что раньше стыдливо отводя глаза, тырил украдкой – никаких благ для экономики, поверьте, не наступит. Залогом тому – десятки веков феодального застоя экономики, когда все было по честному и всяк сверчок знал свой шесток.

Когда А.Чубайс получал зарплату величиной в $1 млн  в месяц, при этом расписываясь за неё в ведомости, уплачивая с неё налоги, и со всеми прочими правовыми ужимками добопорядочного гражданина – коррупция это или нет? Если ввести такие законы, по которым коррупционный закон станет легально прилагаться к месту извлечения – коррупция исчезнет, а счастье не придет.

Задумаемся, кто наносит больший ущерб обществу: участковый врач, за 300 рублей взятки выписавшая липовый больничный, или топ-менеджер, сожравший в месяц $1 млн. ЛЕГАЛЬНОЙ зарплаты? Ведь на такого прожору  прироста экономики не напасешься!

Основная наша проблема вовсе не в коррупции, как таковой, а в беспредельной ДОРОГОВИЗНЕ ЭЛИТ ДЛЯ ТРУДЯЩИХСЯ.

Эта дороговизна проявляется отчасти в коррупционной форме (поборы тайно и ночью), отчасти в открытой легальной форме (поборы днем и гласно: именно так, используя служебное положение, депутаты ГД РФ ввели закон о сверхвысокой пенсии лично для себя, и загнали всех в принудительное автострахование). Корень проблемы – именно в поборах, а не в том, в какой форме они идут – ночью или днем, стыдливо или при открытых дверях.

Вот Гуриев пишет: «В Тольятти сначала спасали АвтоВАЗ, опасаясь социального взрыва, а потом поняли, что лучше половину людей уволить и помочь им деньгами - это более правильная политика». Но это же ужас, а не политика, это подмена труда подкупом («уволить, помогая деньгами») – т.е. с точки зрения экономиста это и есть коррупция (взятки гражданам за закрытие производства), а юридически никакой коррупции тут нет. Приведу простой пример: ваш отпрыск срезался на экзамене и отчислен из ВУЗа. Вместо того, чтобы засадить его за учебники и усилить контроль за его занятиями, вы идете и покупаете ему диплом – чего мучить мальчика, лучше «уволить и помочь деньгами»…

Когда Путин говорит, что «все несырьевые активы, за исключением естественных монополий и оборонного сектора, должны быть приватизированы до 2016 года», он, в общем-то прав, но только если правильно понимать, о чем идет речь.

Они должны быть приватизированы в том смысле, что должны переориентироваться с заказов государства на заказы и потребности людей в стране, на их вкус и спрос, на удовлетворение частных нужд. Государству, если задуматься – действительно, зачем нужна возня с производством?

Как можно, сидя в Кремле или здании Госплана, управлять слесарем дядей Мишей в Кинешме или Хабаровске? Конечно, слесарь дядя Миша должен выполнять не заказ из Кремля, а заказ своих земляков-хабаровчан, удовлетворять спрос их домохозяйств.

Но у нас все – включая, боюсь, и В.Путина, понимают приватизацию как акт ИЗБАВЛЕНИЯ ТУНЕЯДЦЕВ ОТ НАГРУЗКИ А ХИЩНИКОВ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. Государству не нужно производство, как технологическая тягомотина, но государству нужен контроль – за социальной сферой (зарплаты, продолжительность рабочего дня, увольнения, права и льготы) и качеством продукции любого предприятия.

А так же контроль за сохранением производственного потенциала! Ведь иностранные конкуренты могут купить завод с целью закрыть конкурента и монополизировать свой сбыт…

В этом смысле вообще стирается всякая грань между «государственным» и «частным» предприятием. Есть потребительский заказ с мест, и его нельзя срывать ни государственному, ни частному заводу. Есть стандарты ГОСТа (сейчас нет, я говорю об идеальной схеме), и их нужно соблюдать как государственному, так и частному заводу. Люди должны работать не более 8 часов в день, с выходными, праздниками и отпусками, за сумму не менее чем… (нынешний МРОТ – издевательство и провоцирование частника на пауперизацию работающих), иметь полный соцпакет и т.д.

Если все это соблюсти, то грань между государственным и частным предприятием сотрется. Все предприятия станут (технологически) частными – потому что все будут работать на потребности людей, а не бюрократической оборонной машины. Но в то же время все они станут и государственными – по причине постоянного и отнюдь не декоративного государственного контроля.

Когда в глухом 1976 году токарь-сдельщик на заводе имени С.М.Кирова в зависимости от труда и смекалки мог получить 20 рублей в месяц, а мог и 580 рублей (обе цифры – реальны, из жизни) – скажите, разве он был солдат троцкистской трудармии? Да ведь перед нами классический представитель малого частного бизнеса, связанного с казенными поставками договором: мы берем твою продукцию по такой-то цене, даем в пользование оборудование, а ты делай свой бизнес…

Частный в нормальной экономике – это значит, хозрасчетный, кормящий сам себя, не получающий пособий извне. Частнику – раз он сам себя кормит без пособий и иждивенчества – никто ничего не гарантирует, он может влететь и на 20 рублей, как реальный сдельщик с приснопамятного мне завода имени С.М.Кирова в далеком 1976 году. Поэтому и в советской экономике все были бы частниками, если бы не колоссальные нужды обороны.

Оборонщик в мирной жизни никому не нужен, поэтому сам себя он не кормит, ему везут пособие за его труд, который тоже не потребитель оценивает, а госприемка. Чтобы везти огромному количеству оборонщиков (в экономике СССР на оборону работало до 60% предприятий – с лучшими техническими кадрами и с максимальной привлекательностью рабочего места) обозы с пособиями – нужно забрать часть заработка у хозрасчетного частника. Тогда, получается, нормировать придется и хозрасчетному частнику тоже: вот тебе паек, а все что свыше – будем отбирать на нужды обороны…

Частник в нормальной экономике – это тот, кто на свой страх и риск по государственным правилам зарабатывает себе неопределенный доход. Есть оклад – а есть сдельщина, вот, собственно и вся коренная разница между госслужащим и частником.

Разберем, наконец, саму корнесловицу слова «частник». Частный – значит часть. Часть чего? Нельзя же быть частью самого себя! Значит – имелось в виду – часть государства. Особая, привилегированная, доверенная часть – но часть, а не отрезанный ломоть!

У нас же понятие «частное» адресуют к зоне повышенных социальных злоупотреблений, экономической махновщины и даже просто обыденного бандитизма. Речь не идет о переходе с вертикального планирования на горизонтальное, о более полном учете заявок с мест при планировании производства. Речь идет о том, чтобы просто взбаламутить воду, и  в мутной воде рыбы наловить, по принципу «после нас хоть потоп».

Так современная экономическая мысль утратила четкую грань между самостоятельно себя кормящим элементом (частными собственниками) и просто аморальным преступным деклассированным элементом общества.  

Получается, по умолчанию, что частник вроде как и не обязан выполнять законы, действующие в «государственном секторе», он может строить свою деятельность безотносительно нужд государства и даже во вред государству, он не включен ни в какие схемы индикативного государственного планирования. Качество у него не по ГОСТу, а такое, «с каким продать лохам товар можно», финансовые схемы все теневые и непрозрачные… Мы вроде бы взялись описывать ЧАСТНИКА, а вышло у нас описание СЕПАРАТИСТА и УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПНИКА.

Для такого приватизация – не переход на хозрасчет, а выход из хозрасчета, преступное хищение актива с последующей продажей краденого на «черном рынке». Если частный собственник платит сам, без государства, по счетам, то российский приватизатор – как раз, наоборот, по счетам не платит, предпочитает мародерскую дармовщинку во всем.

Вопреки распространенному российскому убеждению частный предприниматель не тождественен вору, а противоположный ему типаж. Это социальные антиподы – вор и предприниматель. Частник – в теории – это человек настолько высокой ответственности, что государство минимализировало своей контроль за  ним, согласившись, что для него – да, вот лично для него – совесть лучший контролер! ТАКОЙ частник понимает, что малейшее пятно на репутации выведет его из доверительных отношений с обществом и приведет к усилению госконтроля. Поэтому он и ценит репутацию дороже всего. Недаром ведь российские купцы на Волге заключали УСТНО многомиллионные сделки – доверяя слову купеческому…

У нас же в СНГ додумались сделать частниками в первую очередь уголовное отребье общества – т.е. минимализировать общественный контроль над теми, кто, как раз, в силу биографии и репутации, должен быть под особо пристальным контролем.

Отвечая на вопрос, поставленный перед осетином Гуриевым, армянин Авагян заявляет: нет, России не нужна вторая волна приватизиции! Частный собственник только тогда хорош, когда он строит свое, а не расхищает до и без него построенное. Пусть строит, кто ему мешает? Крупные капиталы уже сформированы первой волной приватизации – пусть и докажут свою эффективность. Принимать ведь нужно те лекарства, которые помогают. А не те, которые предписаны либеральными сектантами безотносительно результата их действия на организм…

 

-----------------------------------------

(1) Конечно, когда мы говорим о реальном социализме, мы имеем в виду устойчивое консервативно-монархическое советское общество, потому что были ведь ещё и разного рода троцкистские бредни, левацкие выверты, представлявшие социализм обществом какого-то вопиющего безобразия, безбожного содома, а коммунизм - казармой повышенной комфортности с обобществленными женами и детьми, не знающими своих родителей. Надеюсь, читатель понимает, что, как говаривал легендарный обозреватель Н.Озеров - "такой футбол нам не нужен"!

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 12 декабря 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..