Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Май
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

СОЦИОПАТОЛОГИЯ И ВЫЖИВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

СОЦИОПАТОЛОГИЯ И ВЫЖИВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА Меня спрашивают - что делает социопатология в экономической газете? Отвечаю: несет необходимую вахту. Без данных социопатологии изучать современную экономику далее невозможно. Социопатология – наука о видах и формах психической деятельности, результатом которых становится вымирание крупных и сверхкрупных коллективов (страт, наций, рас, человечества). В современном мире значение социопатологии, не успевшей толком оформится и «опериться», стремительно возрастает, потому что проблемы с т.н. «социопсихикой» (среднестатистической психикой крупных коллективов) возрастают чрезвычайно стремительно.

психическая деятельность (помимо всего прочего в ней) делится на витальную, мортальную и парамемную.

Витальная психическая деятельность содержит в себе жизнеутверждение, способствует выживанию и размножению коллективов, поощряет все виды и формы познания, способствующие жизнеобеспечению индивида и рода. Мортальная психическая деятельность содержит в себе (в том или ином виде) элемент суицидального жизнеотрицания, поощряет ненависть, либо презрение, либо отвращение к жизни, как к процессу.

Парамемная психодеятельность формирует мемы-паразиты, т.е. такие конструкции мыслительного воображения, которые не приносят ни вреда, ни пользы, существуют отдельно от насущных потребностей человеческой жизни, не содержат в себе ни жизнеутверждения, ни жизнеотрицания.

Парамемные формы так же рассматриваются в социопатологии как социопатии, поскольку несмотря на их внешнюю безопасность и безобидность они отнимают у человека время и силы, захламляют человеческие мышление и память никчемными, но информационно-емкими продуктами мыслительной деятельности.

Но наиболее опасны с точки зрения социопатологии, конечно же, МОРТАЛЬНЫЕ формы психической деятельности.

Они провоцируют в поведении человека ВИТОФАГИЮ, т.е. практическую деятельность по подрыву жизнеобеспечения, его систем и схематики. Конечно, не всякая витофагия является плодом мортальности психики: если крокодил сожрет человека, то это будет витофагия в чистом виде, однако никаких проблем с психикой крокодила в данном примере нет, он лишь выполняет инстинктивную программу, функциональную для него, как для низкоорганизованного хищника.

Витофагия бывает случайной – не по итогам мортальной психической деятельности, а по итогам заблуждения, неверного понимания требований жизни, в силу невежества, наивности, инфантильности и т.п.

Но мортальная психическая деятельность всегда связана с процессами витофагии, в буквальном переводе – жизнепожирания, или пожирания жизненных сил.

В нашем научном определении СОЦИОПАТ – ЧЕЛОВЕК, ЧЬЯ ПСИХИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НОСИТ МОРТАЛЬНЫЙ, ЖИЗНЕНЕНАВИСТНИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР.

Исходя из того, что мысль всегда первична, а действие – вторично (мир инстинктов мы пока не рассматриваем) – именно патологии мышления приводят к патологиям поведения, а не наоборот. Более того, социопатология выделяет т.н. «нулевой цикл» витофагии – когда никаких жизнеистребительных действий ещё не произведено, но платы их в головах, более или менее смутно, уже оформлены, уже продумываются.

Переходя от сферы аксиоматической к сфере предположений (гипотез) хочу высказать свою мысль, опирающуюся на многочисленные результаты исследований, замеров и жизненный опыт. Лично я убежден, что витальная психическая деятельность невозможна без базового убеждения: «жизнь весомее и значимее смерти». Всякая психическая деятельность, для которой по умолчанию (или, тем более, декларативно) смерть весомее и значимее, массивнее жизни – неизбежно примет мортальные, в самом лучшем случае – парамемные формы. Это произойдет само собой, без субъективной воли и желания мыслителей, стремящихся, возможно, внушить нечто совсем иное.

В крайнем случае, возможно, витальную силлогистику может породить уравнивание жизни со смертью, убеждение в том, что жизнь, по крайней мере, ТАКАЯ ЖЕ древняя, ТАКАЯ ЖЕ вечная и ТАКАЯ ЖЕ ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ, как смерть.

Но и в этом случае возникнет неустойчивая, пограничная витальность мысли, которую активно критиковал на примере песни «Я люблю тебя жизнь» Ваншенкина С.Э.Кургинян(1). Кургинян не без основания подчеркивал, что идея вечного возвращения жизни только в лице потомков – недостаточна для подлинной витальности.

Однако слова «…будут внуки потом, все опять повторится сначала» значительно более витальны, чем слова другой советской песни: «в лесах за Вислой сонной, лежат в земле сырой, Сережка с малой Бронной, и Витька с Моховой». Авторы песни не употребили более сильных эпитетов – «гниют, разлагаются», но зато не забыли напомнить, что девчонки – «их подруги» - замужем за другими. Обычно такие мысли старается прививать солдатам вражеской армии пропаганда противника (например, знаменитый немецкий плакат о французской нищей вдове, которую спрашивают дети – «Мама, а за что погиб папа?»). Но в советской идеологии, густо замешанной на атеизме, мортальность была столь фундаментальна, что мысли о гниении солдат прививались собственной армейской песенной культурой…

Убеждение в том, что смерть – нечто значительно более долговременное, значимое, устойчивое, стабильное, чем жизнь – это убеждение в НОРМАЛЬНОСТИ смерти и ПАТОЛОГИЧНОСТИ жизни. Смерть по умолчанию принимают как вечную, абсолютную норму состояния вещества, в котором иногда на очень краткие мгновения возникает сбой естества, некое нарушение программы в виде жизни. Нетрудно понять, что если ТАК понимать Вселенную, то жить не получится.

Белая раса неспроста за ХХ век сократилась с 40 до 8 процентов населения планеты: её господствующие идеи предлагают видеть в жизни только какие-то агониальные судорожные кривляния перед вечностью естественного (мертвого) состояния материи.

В такой постановке вопроса избежать МОРТАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ мысли никак нельзя. А где мортальные настроения – там и порождаемая ими витофагия. В качестве её примеров можно привести (как в советском, так и в американо-европейском варианте):

- социопатии алкоголизма и наркомании, принимающие характер психических пандемий,

- советский и западный жизнененавистнический феминизм (ликвидация как особых женских прав, так и обязанностей в области деторождения),

- извращения «планирования семьи», контрацептивного и абортивного умерщвления будущих поколений,

- совокупность сект, пронизанных духом истребительной вражды (экстремизм)

- «штатосократительный» либерал-монетаризм, социал-дарвинистические идеи «ликвидации нерентабельных и вообще неприспособившихся» (словосочетание «сокращение штатов» особенно символично звучит в контексте названия страны «Соединенные ШТАТЫ Америки).

- антиродство – разрастающий антиродовой гипер-эгоизм, отделение себя от своего рода, отказ от предков, потомков, родни и т.п., «атомарное» одиночество в «гражданском обществе», в котором нет ничего, кроме контрактов.

- содомия.

При всей внешней разнице проявлений перед нами по сути – ОДНА И ТА ЖЕ ВИТОФАГИЯ, наряжающаяся в разные маски и вербующая разных по темпераменту носителей своей мортальной психо-деятельности.

Таким образом, самым важным вопросом сбережения жизни на Земле социопатология – в том числе и в области экономики – ставит задачу ВИТАЛИЗАЦИИ ПСИХИКИ, подавление мортальных паттернов мышления и поведения, аллюзий и паллиативов суицида, в которые, по сути, превратилась вся мыслительная активность современного западного и российского человека. Именно поэтому как европейцев так и русских успешно и активно теснят мусульманские волны «великого переселения народов», колонизирующего Европу с её вымирающим дегенеративным, социопатическим коренным населением.

------------------------------

(1) С.Кургинян писал: «История учит нас тому, что все, кто предавался такому поклонению жизни именно как предельному и единственно праведному началу, вскоре приходили к поклонению смерти со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Никоим образом не желая придавать простым и незатейливым вещам несвойственное им фундаментальное значение, я тем не менее уже не раз обращал внимание читателя на коварность известной советской песни «Я люблю тебя, Жизнь» на стихи К. Я. Ваншенкина.

На то, что особо коварными являются строки:

Вновь ты с ними пройдешь

Детство, юность, вокзалы, причалы.

Будут внуки, потом

Всё опять повторится сначала.

А. Леонидов-Филиппов.; 20 января 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..