Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

ОКТЯБРЬ-1917: ИМПЕРИИ НАПОМНИЛИ О СМЫСЛЕ!

ОКТЯБРЬ-1917: ИМПЕРИИ НАПОМНИЛИ О СМЫСЛЕ! ​Октябрьская революция 1917 года – это напоминание империи о смысле её существования. До Октября были многолетние хождения к царю под хоругвями и с иконами. Власть не вняла. Состоялось иное напоминание. Суровое и грозное – но уж как получилось… Что тут важно понимать? Империя необходима, незаменима, неоценима. Но она не может существовать сама по себе, как кувшин не может существовать всегда пустым. Форма бессмысленная без содержания.

Империя – это – высшая форма инструмента коллективной самозащиты Личности, коллективной самозащиты людей.

Её корневой и исходный смысл, отчётливо считываемый уже в ранних этапах Московского царства – защитить обретённую Справедливость (Правду) от интервенции и интервентов.

Всякая Справедливость и всякий Выбор, сделанный Личностью, имеют смысл только тогда, когда они умеют защищаться.

Иначе как жить – будет решать не сам человек, а тот, кто даст ему по шее. И потому нет никакого смысла в социальной справедливости, в личном мнении в рамках маленького государства: никакой из рейхов не будет спрашивать Бельгию или Норвегию, чего там они считают справедливым и как бы хотели жить. Империя навяжет им то, что сама считает нужным.

Если империя защищает справедливость, как панцирь черепаху – тогда империя есть сверхценность.

Если же империя стала существовать просто сама для себя, как механическое нагромождение самодурских амбиций начальства и привычки подчинятся у рядовых, если империя потеряла свою миссию – она, естественно, теряет смысл своего существования.

Ведь созданный по образу и подобию Божию Человек – первичная ценность. Смысл христианского царства – в непопрании души подданного. Служение царя – в том, чтобы все могли оставаться самими собой, и никто никого не подавлял.

Согласитесь, что без царя и империи это просто невозможно: даже в рамках одного дворика, почуяв слабость высшей власти, сильные подростки начинают терроризировать слабых! Что уж говорить про сильные нации, глав крупных корпораций, магнатов, главарей банд, паханов и т.п.!

Человек становится имперским энтузиастом – чтобы сохранить свою личность. Ведь любые группы (включая и государства и нации) создаются изначально, чтобы защитить человека от насилия.

Империя создаётся не для того, чтобы нас поглотить, а для того, чтобы не дать нам поглотить всем каннибалам на свете.

Пока империя это понимает – она незаменима для свободной и полноценной, независимой в суждениях личности. Уберите империю – и личность раздавят, размажут, как в 90-е годы, под лозунгами «свободы» превратят в жалкого раба, которому

…хозяин каждый дюжий,
И даже слабые – если их двое

Вспомните, насколько богатой и сложной была личная духовная жизнь, индивидуальность, личное мнение, позиция личности при памятном нам Брежневе, в условиях якобы-несвободы; и какой жалкой, ущербной, бедной, ничтожной стала индивидуальность жалких рыночных попрошаек, в условиях якобы-свободы!

Именно об этом весьма справедливо говорил И.В. Сталин[1]:

"Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там… где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная… свобода".

И с тех пор, как произнесены эти слова, ничего не изменилось.

Если империя видит смысл в том, чтобы защитить свободу и права слабых от произвола и самодурства сильных – тогда в ней есть смысл. И не надо всё сводить к СССР! В важнейшем идеологическом документе царской России были недвусмысленные слова о смысле царского служения:

…Гордых смирителю,
Слабых хранителю,
Всех утешителю…

- ежедневно пели славу царские слуги.

Правда в том (марксисты-леваки пытались её скрывать) что человек не может, в принципе не в состоянии «просто трудиться», и целиком вкушать плоды своих трудов.

Нельзя, например, распахать поле, вырастить хлеб, и потом кушать этот хлеб в своём (своими руками построенном) доме. Если такой хлебороб один – то его обязательно ограбят! И чем богаче он живёт со своих трудов – тем быстрее и охотнее придут его грабить.

Чтобы драться с грабителем-одиночкой, достаточно иногда и собственной семьи.
Чтобы драться с целой бандой – нужно объединятся в род, племя.
Чтобы драться с грабителем-империей (ордой) – нужна империя.

Этот пасьянс по-другому никак не складывается. Многие до вас складывали – не получилось! Не могла Русь дать отпор Золотой Орде, пока делилась на маленькие независимые княжества и республики.

В ХХ веке американцы, обманом украв у нас советскую империю – раздели нас до трусов, довели до голодных обмороков и голодных смертей (на которые плевать хотели их ставленники[2]).

Десятки миллионов т.н. «гастарбайтеров», а проще говоря – бесприютных бродяг, особенно из малых советских республик, пошли по миру и доселе мрут без числа и учёта на каторжных нарах в чужих городах…

+++

Но если совершенно очевидно, зачем нам так остро необходима империя (и тут высокие соображения ничуть не расходятся с самыми, не побоюсь этого слова, эгоистичными, просто сохранить себя и по миру нищим не пойти) – очевидно и другое. Очевидно, что империя – инструмент справедливости, а не самоцель.

И если она перерождается в нечто самодостаточное, в некое Иго – которое ничем не лучше иностранного (от которого рождена была защищать) – тогда из "летательного аппарата" человеческого духа она превращается в бессмысленное ярмо…

+++

Марксизм наградил нас нелепой теорией, которую с восторгом переняли его лютые враги-антисоветчики: мол, государство есть "аппарат насилия". Как писал об этом Ленин: "Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы".

Но это же не так, очевидным образом не так! Ведь описанное Лениным государство - это вторичная переродившаяся форма подлинного государства, которое возникло как ЗАЩИТА от самых разных аппаратов насилия (от соседского до чужеземной орды). А у марксистов получается, что единственный смысл государства - издеваться над гражданами, травить и терроризировать их! Отсюда и вытекает анархистский безумный вывод: раз государство лишь обуза, давайте его ликвидируем!

Конечно, если бы государство было лишь аппаратом насилия, лишь рэкетом захватившей кусок земли банды - тогда могли бы реально существовать и Латвии, и Украины, и Бутаны, и Пропаны, и вообще что угодно. У любой, даже маленькой банды есть аппарат насилия - следовательно, даже самая маленькая банда "пана атамана Грициана-Таврического" может, согласно теории марксистов, основать "самостийну диржаву"...

Но на самом-то деле смысл государства вовсе не в том, чтобы глумиться над слабыми, а в том, чтобы дать им защиту от сильных. Только в этом случае государство настоящее, по евангельскому слову "несть влатсь, аще не от Бога" (то есть - "не власть, если не от Бога"). Не власть - а банда грабителей и мародёров, вертеп разбойничий...

Защитить от сильного - может только очень сильный. И потому единственная подлинная форма существования государства - империя. Маленькое "государство" - это протекторат, лимитроф, приграничная "нейтральная зона", что угодно - но не государство в политологическом смысле этого слова.

Потому что бессилие перед интервенцией делает государство отсутствующим. То есть: отказ от империи делает "самостийщика" игрушкой и заложником в руках империй. Но уже чужих империй, рассматривающих всё его имущество и его самого - как раба, как добычу, как дичь в процессе обогащения СВОИХ за счёт ЧУЖИХ.

Но если империя необходима - то сама по себе она недостаточна. Нельзя пожарить яичницу без сковороды - но нельзя же пожарить яичницу одной только сковородой! Форма требует содержания, как и содержание растекается и погибает без формы.

Ошибка "красных" - отрицание империи. Никакая справедливость не может закрепиться без надёжной державной защиты, будет разграблена и растащена. Ошибка "белых" - отрицание внутренней справедливости в империи, отрицание того дела, ради которого империя (как инструмент) была придумана людьми.

Поэтому в моём понимании Октябрьская революция 1917 года напоминает империи о смысле - и возрождает империю уже наполнив её смыслом. Однако наполнение смыслом пустого сосуда - не означает отрицание самого сосуда. Заставить инструмент работать - и сломать его, согласитесь, разные поступки.

Инструмент должен быть. И он должен работать, а не в пыли валяться. Вот, собственно, формула примирения "красных" и "белых" в канун столетия Октября!



[1] 1 марта 1936 года, председателю американского газетного объединения “Скриппс-Говард Ньюспейперс” Рою Говарду

[2] Вспоминая (видимо, с некоторым внутренним запоздалым покаянием) времена Е.Гайдара, Юрий Лужков, Гавриил Попов написали статью «Еще одно слово о Гайдаре»: «Был февраль 1992 года. На совещании, которое вел Егор Тимурович, рассматривались неотложные меры по финансированию социальных программ. <…> Шло обсуждение социальных вопросов по строительству школ, по пенсиям, к тому времени почти обнуленным, по сбережениям граждан, тоже превратившимся в пыль.

И все тот же один из авторов этой статьи проинформировал Гайдара о том, что в Зеленограде наша медицина зафиксировала 36 смертей из-за голода. На это Гайдар ответил просто: идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, а уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям, — дело естественное.

Тогда его спросили: Егор Тимурович, а если среди этих людей окажутся ваши родители? Гайдар усмехнулся и сказал, что на дурацкие вопросы не намерен отвечать».

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 16 октября 2017

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин