Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Май
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Либерализм против научности

Либерализм против научности Как нельзя быть «светлее ничего» или «правее ниоткуда», так и экономика не бывает сама по себе «просто нормальной». Ведь она изучает выгоду, прибыль – и тут главный вопрос – чьи? То есть – чьи они, выгода, прибыль? Если мы ответим на вопрос – чьи выгоды и прибыли отстаивает экономист, мы тут же ответим и на вопрос – какая экономика для него представляется «нормальной». Проще всего – самое естественное, оно же звериное. Миллионы лет взаимного пожирания в биосфере охотно принимают разговор о собственной, личной прибыли.

«Что лично мне прибыльно – то и правильно, то и нормально». Именно с таких позиций обычно и ведут разговор либеральные «экономисты», которые не учёные по определению.

Почему? Потому что учёных объединяет общий предмет изучения, на основе которого и составляется научное сообщество.

У научной экономики такой предмет – обобщённое благо обобщённого, абстрактного, среднестатистического человека.

А если прибыль у каждого псевдоэкономиста сокрыта в его уникальной системе откатов и персональных гешефтов, то какой же у них может быть общий предмет? Для друзей Улюкаева «правильно» чтобы Улюкаев был министром экономического развития, а тем, кто подальше от Улюкаева – это «неправильно», им «правильно» посадить туда своего Пупкина или Лёню Голубкова.

Но, естественно, министр экономики Лёня Голубков построить «правильную» экономику тоже только для своих близких. А для тех, кто имеет несчастье оказаться подальше – она снова будет «неправильной».

В принципе нет никакой единого экономического решения у льва и антилопы, хотя они в саванне и повязаны кровью.

Поэтому либеральная экономическая мысль ВСЕГДА заходит в тупик, потому что обречена гнить в персональном кружке. Суть её – в требовании победителей дать им полноту свободы в расправе над побеждёнными. Меняются победители – меняются и настроения у тех, кто вчера ими был. Вышибленные «герои вчерашнего дня» ноют, что:

- На рынке «либеральных рынков» очень много фальсификата! Опасайтесь подделок! Настоящий либеральный рынок можно приобрести только у нас, лицензированный и сертифицированный!

Для них «настоящий» рынок – тот, на котором они всех подавляют. А точно такой же, но в других руках – уже ненастоящий…

+++

Итак, каков же вывод, образующий раздел между наукой, в том смысле, в каком её знает цивилизация, и криминалом, в том смысле, в каком его знает криминология?

- Можно сделать приоритетом общие правила, включающие и тебя.

- Можно сделать приоритетом только личную выгоду.

Но нельзя совместить то и другое.

Не могут обобщённые правила поведения совмещаться с «максимой» личной прибыли.

Получается, что приоритет общего блага – означает автоматический отказ от максимальной личной прибыли!

Одно дело – делить на всех. И совсем другое – оставить всё «избранным». Во втором случае всегда получается пышнее для «избранных».

Понятно, что если одним меньше – то другим больше.

Понятно и другое: ваше богатство есть дешевизна ваших подрядчиков. Если нужную вам работу, нужные вам товары согласны делать за сумму, которая для вас - гроши, то вы богач. Если нет – то нет. Если нет дешёвых и бесправных работников, то и заказчик становится небогат.

И не только в деньгах.

Если вы министр или директор, то уровень вашей полезности обществу обратно пропорционален вашим выгодам. Конечно, человеку спокойнее и приятнее ни за что не отвечать, и никаких планов не выполнять, кроме собственных, чем и воспользовалось начальство в 90-е годы.

Но полностью безответственный и бездеятельный министр или директор – несчастье для общества. Хотя сам, лично, может быть весел, упитан и румян, ибо не истомлён непосильным трудом. И вообще никаким трудом не отягощён.

Деградация верхов – есть деградация их профессиональной компетенции и уровня ответственности в пользу их личного гедонизма: пользуясь своим положением (вначале называющемся «служебным»!), брать у общества всё больше, а отдавать ему (служить) всё меньше. Система ответственности за порученное дело сменяется произволом и рыночной болтовнёй о «самоналадке» и «благе разрегулирования».

Как будто кто-то хоть раз видел, чтобы сломанный автомобиль сам себя наладил, а разрегулированное автомобильное движение – не привело к массовой дорожной смертности!

За болтовнёй о саморегулировании и разрегулировании стоит только одно: попытка начальства снять с себя ответственность за состояние дел, сохранив господствующие позиции в отчуждении благ.

Мол, участвовать в производстве мы не станем, это тяжело и скучно, а вот налоги с готовеньких прибылей соберём с удовольствием!

Деградация верхов, утопающих в безответственном гедонизме «везунчиков», вписавшихся в конфигурацию власти – немыслима и невозможно без деградации низов, утративших в массе твёрдые (догматические, ядровые) основания формирования человеческой личности.

Дело в том, что человеческая личность кристаллизируется вокруг ядра базовых ценностей: следовательно, нет ценностей, нет и личности!

Мы наблюдаем процесс ОТУПЕНИЯ в очень и очень широком диапазоне:

Отупение – как невзыскательность к окружающему миру.

Отупение – как невзыскательность к себе самому.

Для человека, органично-тупого – нет вопросов ни к миру вокруг, ни к самому себе. В этой невзыскательности предмет психологической тупости, в сущности, и состоит.

Тупой всегда всем доволен: и тем, что снаружи, и собой. Его не посещают мысли о неправильности общества, или о неправильности собственного поведения.

Для человека тупого его желание, похоть – и правильность, эталон тождественны. Это свойство некритического самовосприятия он переносит и на окружающий мир.

Такова ловушка либерализма: я свободен, и делаю, что хочу. Другие тоже свободны – и делают со мной, что хотят. Хозяин хлещет мне плетью по лицу, но я отношусь к этому с пониманием: если бы я был хозяином (точнее: «когда я стану хозяином») – я тоже буду хлестать батраков плетью.

В конечном итоге процессов социального отупения и процессов инфантилизации сознания раб перестаёт понимать, почему он раб, а хозяин – перестаёт понимать всякую ответственность «капитана», из руководителя движения превращается в неподвижного и ведущего бессмысленный образ жизни латифундиста-паразита.

Он не только не развивает культуры подчинённых, но и собственную культуру перестаёт развивать.

Вместо формулы «соответствие идеалу» возникает подгонка идеала под себя. Что мне, хозяину, кажется правильным – то и правильно.

Про такое сложена поговорка: у плохого механика всегда остаются лишние детали.

А у плохого хозяина?

Что ему взбредёт в голову объявить лишним?

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 14 апреля 2020

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.