Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Преддверие и начало I Мировой гибридной войны

Преддверие и начало I Мировой гибридной войны Николай ВЫХИН, "США В МИРОВОЙ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ" (научная монография), глава 1.Вывод войск из Афганистана, падение Берлинской стены, ликвидация крупных группировок советских войск за рубежом (ГСВГ, ЦГВ, ЮГВ, СВГ, ГСВМ) и победа проамериканских сил в Восточной Европе, распад Варшавского Договора – ознаменовали конец неудачной для России-СССР «холодной войны». Верхушка СССР пошла по пути Чемберлена и Даладье, то есть мечтала предотвратить войну политикой уступок, политикой умиротворения агрессора. Для предотвращения военного противостояния ценой беспрецедентных геополитических уступок Горбачёв провёл с президентом США[1] четыре большие двусторонние встречи, которые знаменовали примирение СССР и Западом.

Первый обмен письмами в рамках политики умиротворения агрессора состоялся в марте-апреле 1985 года. Первая встреча и личное знакомство двух лидеров, включая прогулку тет-а-тет, состоялась 19 ноября 1985 года в Женеве, когда отношения СССР и США находились у точки замерзания (главы двух государств из-за войны в Афганистане не встречались 6 лет). Второй саммит состоялся в Исландии 12—13 октября 1986 года, обсуждалась, в частности, американская программа Стратегическая оборонная инициатива (СОИ)[2].

8 декабря 1987 года Горбачёв и президент США Рональд Рейган подписали в Вашингтоне бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, вступивший в силу 1 июня 1988 года[3].

Холодную войну можно считать формально оконченной 29 мая 1988 года. В этот день Рейган, как друг и союзник. Прибыл в Москву, совершив официальный визит в СССР, в ходе которого на Красной площади объявил, что больше не рассматривает Советский Союз как Империю зла.

Цена за формальный мир была уплачена гораздо выше, чем платили в Мюнхене Чемберлен и Даладье Гитлеру. Новый мюнхенский сговор предполагал крушение коммунистических режимов в Восточной Европе, падение Берлинской стены, смена коммунистических руководств неонацистскими хунтами (которые в традициях того времени именовались «восточноевропейскими демократиями»).

В таких условиях односторонних уступок Москвы состоялась встреча Горбачёва и нового американского президента Дж. Буша-старшего на Мальте. Переговоры проходили два дня в штормовую погоду на борту теплохода «Максим Горький», пришвартованного к пирсу в Ла-Валлетте.

Скорректировав заранее подготовленную речь, Горбачёв завершил её словами: «Перед лицом перемен США и СССР просто обречены на диалог, взаимодействие, на сотрудничество. Иного не дано. Но для этого надо избавиться от взгляда друг на друга как на врагов»[4].

Во многих источниках именно встреча Горбачёва и Буша на Мальте связывается с окончанием «холодной войны». В ответ на колоссальные уступки нового «Мюнхенского сговора» умиротворённый агрессор обещал перестать быть агрессором.

Это имело и некие формальные следствия ответных дружественных шагов. Например, 24 декабря 1989 года госсекретарь Дж. Бейкер в развитие мер доверия, согласованных на Мальте, информировал Горбачёва, что США не будут возражать, если СССР и его союзники по Варшавскому пакту осуществят вмешательство в Румынии с целью предотвратить кровавую развязку кризиса режима Чаушеску. Горбачёв этим не воспользовался – у него были иные проблемы. Однако показательно, что США признают законные интересы бывшего врага, ставшего союзником, идут ему навстречу, подчёркивают конструктивность своей позиции.

Такой же обнадёживающий конструктивизм прозвучал в «речи «котлета по-киевски» (шуточное название, под которым вошла в историю речь Президента США Джорджа Буша-старшего, произнесённая 1 августа 1991 года в Киеве).

Здесь США заявляют о своей верности союзническому долгу и выступают как дружественная России держава, уладившая с Россией прежние разногласия. В своей речи Буш предостерегал украинцев от «суицидального национализма». Речь была написана Кондолизой Райс (позже стала Государственным секретарём США при Президенте Джордже Буше-младшем), когда она занимала должность директора отдела по делам СССР и Восточной Европы Совета национальной безопасности США.

Эта речь послужила охлаждающим душем для украинских националистов и возмутила американских «ястребов», желавших «войны до полной и безоговорочной капитуляции Москвы» настолько, что журналист-консерватор Уильям Сафир, редактор газеты The New York Times, обозвал эту речь «котлетой по-киевски», обвинив Буша в колоссальном просчёте.

Действительно, это был краткий, но очень обнадёживающий момент мировой истории, когда Холодная Война окончилась, а Мировая Гибридная ещё не началась. США реально могли в тот момент покончить с логикой конфронтации блоков и перейти к сотрудничеству. Базовой основой общечеловеческого сотрудничества выступала идея «конвергенции систем» - то есть усвоения всего лучшего, что выработали в ХХ веке социализм и Запад во имя всеобщей (как тогда говорили – общечеловеческой) пользы.

30 июля 1991 Буш прибыл в Москву на саммит с Михаилом Горбачёвым. Он и Барбара Буш вместе с Горбачёвым и его женой Раисой остановились у них на даче в Подмосковье, где два лидера вели неформальные переговоры. Буш сказал Горбачёву, что распад Советского Союза не в интересах Америки. Он убедил Горбачёва, что он будет настраивать украинцев против независимости, когда он поедет на Украину, 1 августа, осуществляя следующий этап своего визита.

Это могло бы стать прологом прекрасного нового мира – но стало банальной ложью. Жизнь доказала, что умиротворение агрессора по рецептам «Мюнхенского сговора» не помогло (как и в первый раз, с Гитлером). Агрессор воспринял все уступки, как проявление слабости и перешёл к следующему акту планетарной трагедии: МИРОВОЙ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ, ведущейся по сей день…

+++

Мировая гибридная война, правопреемница 1-ой и 2-ой мировых войн, использующая военные технологии нового этапа, началась, как это часто бывает у агрессоров – вероломно, с нарушением всех имевших место договорённостей и без объявления.

Главным орудием США и НАТО в мировой гибридной войне против безвольного и безумного, утратившего всякую адекватность формального лидера исторической России Михаила Горбачёва - стали Борис Ельцин и его клика. Ими была подготовлена и блестяще сработала «пятая колонна» по дезорганизации власти в России в момент блицкрига США и НАТО.

1991 год во многом повторил 1941-42 годы. Внезапность удара, моментальный разгром оборонительных систем России, глубина продвижения противника – всё это напоминает страшное лето сорок первого. Историческая Россия, повторяя слова Розанова, «слиняла в два дня». Блицкриг удался в основном за счёт ошеломляющей внезапности удара и навязанной России войне на два фронта. США и НАТО заключили долгосрочный альянс с внутренними врагами державы, с вожаками криминальных мафий (будущими приватизаторами, главными бенефициарами крушения России в 1991 году). «Пятая колонна» ударила Москве в спину.

Криминальным мафиям удалось захватить важнейшую провинцию исторической России – РСФСР. Она входила в состав страны как одна из союзных республик, представлявшая подавляющее большинство населения России-СССР, его территории, экономического и военного потенциала. Центральные органы РСФСР также находились в Москве, как и общероссийские, однако традиционно воспринимались как второстепенные по сравнению с органами власти страны.

С избранием Бориса Ельцина главой этих органов власти, РСФСР взяла курс на провозглашение собственного «суверенитета», по образцу «Локотской республики» при гитлеровцах, а также на признание «суверенитета»(американской оккупации) остальных союзных и собственных автономных республик. 12 июня 1990 года Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете, установив приоритет российских законов над союзными. С этого момента общесоюзные органы власти начали терять контроль над страной; «парад суверенитетов» усилился.

+++

Сомнительную «честь» начала мировой гибридной войны США и НАТО благоразумно предоставили своему союзнику – внутрироссийскому криминалу, «пятой колонне».

12 января 1991 года, когда формально ещё сохранялись дружеские и союзнические отношения Москвы и Вашингтона (и Вашингтон формально признавал территориальную целостность России) - Ельцин незаконно подписал договор с Эстонией об основах межгосударственных отношений, в котором РСФСР и Эстония признали друг друга суверенными государствами.

12 января 1991 года и можно считать днём начала Мировой Гибридной Войны, зачинщиком и поджигателем которой выступает проамериканская клика Ельцина. Территория исторической России начала разваливаться.

На посту Председателя Верховного Совета Ельцин смог добиться учреждения поста Президента РСФСР и 12 июня 1991 года выиграл эту должность. Таким образом, историческая Россия (в границах СССР) была подменена власовским суррогатом – РФ. Такое «умаление» самого понятия «Россия» оказалось роковым, и ключевым для американского блицкрига.

+++

Роковые события 1991 года, американский блицкриг – произошли в считанные дни, но готовились перед этим десятилетиями. Результаты блицкрига ошеломляют – они шокировали не только жертв внезапной агрессии, но даже и самого победителя.

Оборона и государственность России-СССР оказались ликвидированы в считаные дни. Все «бомбы-закладки» в укладе СССР – взорвались одномоментно. «Пятая колонна» изнутри сработала наотлично.

Жертва агрессии показала себя беспрецедентно безвольной, растерянной и бестолковой, напоминая Чехословакию в годы захвата Гитлером. Кратковременное вооружённое сопротивление агрессору носило спорадический, мало-активный и локальный характер и быстро подавлялось, причём в подавлении участвовал генералитет страны-жертвы. Никто не мог поверить, что ликвидировать Россию так же тихо, как Гитлер ликвидировал Чехословакию, получится. Тем не менее – это получилось…

У страшного разгрома 1991 года, ставшего более тяжёлым, чем 1941 и 1942 годы, есть много причин, но можно выделить две главных.

I.

Достигшая патологической стадии неадекватность и недееспособность московской правящей верхушки, продемонстрировавшей миру «всемирно-историческое ничтожество». Ничего, кроме как повторить метания чехословацкого президента Бенеша перед Гитлером, эта верхушка в Москве уже не могла.

Московское руководство к 1985-91 гг. утратило всякое представление о смысле и функционировании реальной государственной власти, интеллектуально деградировало, морально разложилось. Уголовно-предательская психология значительной части верхушки КПСС наложилась на крайнее безволие, пассивность другой её части. Колоссальный военный и мобилизационный ресурс был частично демонтирован, частично утратил рычаги управления, связи со штабами и центрами принятия решений.

Москва перед блицкригом-91 предстаёт перед историком оглушённой и опоённой, введённой в некий малопонятный транс. Это гипнотическая завороженности кролика удавом сочетала в себе черты социального полоумия, шизо-параноидальных галлюцинаций и доходящей до паралича расслабленности.

Перед лицом американского блицкрига колоссальная советская военная машина, в большинстве случаев, не сумела сделать даже единственного, хотя бы символического выстрела. Исключениями, лишь подтверждающими правило, выступают краткие по времени и слабые по силе попытки вооружённого сопротивления захвату в Прибалтике, в Приднестровье и ещё в нескольких локальных точках.

Блицкриг-91 не удался бы американской военщине, если бы ей до такой степени не повезло с противником. Сопротивление блицкригу было заведомо обессмыслено, обесточено, пораженческие и капитулянтские настроения приняли массовый и обречённый характер. Фронт советской обороны был развёрнут против внешнего вторжения – но оно на несколько месяцев «пропустило вперёд» пятую колонну предателей, бивших с тыла. А к такому удару советская оборона была совершенно не готова, не имела никаких планов его отражения.

Насаждавшееся в стране годами демократическое безумие видело в предателях и диверсантах – «демократические силы», в лучшем случае – «демшизу», совершенно не понимая остроты и накала борьбы наций за существование в современном (да и вообще любом) мире. То есть убийц воспринимали как оппонентов и пытались с ними спорить, вместо того, чтобы их уничтожать.

Дух сопротивления усилиями самого полоумного «перестроечного» начальства был выкорчеван повсюду, его сменили примиренчество, соглашательство и крайняя, патологическая форма беззаботности, которую современная социопатология именует «бредом своей неуязвимости», выражаемым в безосновательной убеждённости – «ничего страшного со мной случиться не может в принципе».

Это превратило города и сёла в питательный бульон для ускоренного роста бандитизма и широчайших возможностей для представителей захватного права: бандиты просто провозглашали себя, кем хотели и кем вздумается. А их не карали, но вели с ними уступчивые переговоры.

Власть в России-СССР сложилась в таком дегенеративном варианте, что, можно сказать, сама искала – перед кем капитулировать. Вот как вспоминает С.Е.Кургинян о встрече с «последним римлянином»: «Старик был кадровым офицером, капитаном 1-го ранга. На стене висели фотографии: небольшие фотографии родственников и друзей и большая фотография Сталина. Кадровый военный контрразведчик... Специалист по подавлению мятежей и предотвращению диверсий... Собеседник сделал длинную паузу. И потом сказал — тихо, сухо, но с невероятной страстью: «ЭТО ОБЩЕСТВО НЯМ-НЯМ, КОТОРОЕ МОЖЕТ ЗАРЕЗАТЬ ОДИН ВОЛК. Вы понимаете? ОДИН волк. Ну вот и все. Давайте прощаться»[5].

Общество «ням-ням» не только не готово к обороне, оно вообще не догадывается о необходимости «какой-то там» обороны. В его иллюзорном мире не существует ни хищников, ни отравляющих веществ – только чистое небо и потребительская вседозволенность, детские капризы не сумевших повзрослеть инфантилов.

II.

Второй важнейшей причиной разгрома 1991 года является принципиально новый характер новой мировой войны – гибридный – к которому США оказались идеально приспособлены, а Россия-СССР фатально и полномасштабно не готова.

Точно так же, как конные армии уже не имели смысла в 1941 году (всё решали танки), в 1991 году не имели смысла танковые армады. Подойдя с ядерным оружием к пределам уничтожения человечества, война не могла развернуться в традиционной форме.

Военные нашли лазейку в психологическом характере новой войны, в поражении сознания (а не тела) противника. Колоссальную роль в Мировой Гибридной войне сразу же стало играть наёмничество, которое в начале ХХ века использовалось только как вспомогательный инструмент (вспомогательными инструментами были в 1-ой мировой войне и первые самолёты, первые танки и многие другие виды оружие, позже ставшие главными).

Наёмничество на Западе имеет очень давние и глубокие корни – гораздо более глубокие, чем в русской истории (в которой чаще всего оборона и обработка земли находились в одних руках).

Ключевым для понимания является средневековое ещё «правило Валленштейна», согласно которому получается почти что «вечный двигатель» для агрессора.

Согласно правилу Валленштейна наёмники могут вышибать деньги из оккупированных территорий, на эти деньги можно нанимать новых наёмников, которые оккупируют новые территории. То есть получается, что наёмническая армия является и источником, и результатом действий агрессора. Чем больше территорий агрессор захватил, тем больше он вышибает из населения денег, а чем больше он вышибает денег – тем больше может захватить территорий (оплачивая наёмников).

Главной ударной силой Мировой Гибридной Войны стали не мобилизованные в США фермеры, а нанятые прямо на месте боёв туземные криминальные проходимцы, для найма которых ничего, кроме чемодана с американскими долларами, не нужно.

Сочетание найма подонков и крайнего, беспрецедентного разложения в советском обществе дало эффект ядерной реакции. Разложившийся социум выдал немыслимое в нормальной среде количество подонков, к числу «достоинств» которых наниматель отнёс и их похвальную дешевизну. Люди продавались не только массово, но и на зависть иным эпохам дёшево.

Конечно, война с использование огромных масс туземных наёмников (впрочем, привычная для англосаксонской колониальной стратегии) – весьма существенно отличается видом от традиционной войны с её окопами и линиями фронтов. Наёмнические проамериканские шайки продвигались по всей территории исторической России, не встречая сопротивления государственной власти и совершенно утратив страх перед ней. Этот паралич государственных органов СССР превращал войну в увеселительную прогулку: добычи много, а угрозы, риска, пули в лоб или спину – никаких!

(Продолжение следует)

[1] На тот момент - Рональдом Рейганом, что впрочем не имеет значения, поскольку власть президентов США номинальна.

[2] На переговорах, прошедших в старинном деревянном особняке Хёвди в центре Рейкьявика, Горбачёв и Рейган не смогли достигнуть консенсуса и подписать договор, но значительно продвинулись вперёд в диалоге по сокращению систем противоракетной обороны, вплотную подошли к соглашению о полном ядерном разоружении.

[3] Страны-участники договора обязались не производить, не испытывать и не развёртывать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (от 1000 до 5500 километров) и малой (от 500 до 1000 километров) дальности.

[4] Всего за шесть лет пребывания в должности Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачёв 11 раз встречался с президентами США: пять раз с Р. Рейганом, шесть — с Дж. Бушем-старшим.

[5] https://rossaprimavera.ru/article/vsyo-dlya-fronta-vsyo-dlya-pobedy?gazeta=/gazeta/1

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 3 октября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.