Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Май
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

И.Вайсман: ценности и интересы

И.Вайсман: ценности и интересы В книге «Кассандра» Михаил Веллер преподал прекрасный ликбез по аксиологии. Все ценности делятся в первую очередь на личностные и надличностные. Вторые представляют ценности высшего порядка в сравнении с первыми. Но так ли это происходит в реальной жизни, так ли это понимается людьми? Пусть не всегда и не во всем, но по преимуществу в дореволюционной России, да и в СССР, так и было. Хотя ценности двух государств не во всем совпадали, но главенство надличностных было неоспоримым. А что в нынешней России? В ней, как известно, провозглашена демократия, то есть власть большинства. Отсюда всеобщие выборы, референдумы и прочие демократические штучки. Демократия в нашей стране практически святыня, возмущения идут лишь от ее недостаточности, ущемления авторитаризмом. Так вот, даже беглый обзор социологических опросов населения дает однозначную картину: для большинства личные ценности — на первом месте.

Вечные ценности и интересы большинства

В книге «Кассандра» Михаил Веллер преподал прекрасный ликбез по аксиологии. Все ценности делятся в первую очередь на личностные и надличностные. Вторые представляют ценности высшего порядка в сравнении с первыми. Но так ли это происходит в реальной жизни, так ли это понимается людьми?

Пусть не всегда и не во всем, но по преимуществу в дореволюционной России, да и в СССР, так и было. Хотя ценности двух государств не во всем совпадали, но главенство надличностных было неоспоримым.

А что в нынешней России? В ней, как известно, провозглашена демократия, то есть власть большинства. Отсюда всеобщие выборы, референдумы и прочие демократические штучки. Демократия в нашей стране практически святыня, возмущения идут лишь от ее недостаточности, ущемления авторитаризмом.

Так вот, даже беглый обзор социологических опросов населения дает однозначную картину: для большинства личные ценности — на первом месте. О надличностных же не все даже имеют представление. Так, согласно данным ВЦИОМ и ФОМ, самым главным в жизни большинство опрошенных считает: здоровье свое и членов семьи, отношения в семье и личную безопасность. Самыми значимыми правами, по их представлению, являются: право на бесплатную медицинскую помощь, на бесплатное образование и на жилище. В понятие «Великая держава» входит, как полагает большинство: высокое благосостояние граждан (1-е место), экономический потенциал (2-е) и военная мощь (3-е место).

Среди молодежи нередко встречается мнение, что подлинные надличностные человеческие ценности — пережиток недоразвитого прошлого. Некоторые на вопрос «что такое мораль?» отвечают: «вывод из басни», а на вопрос о чувстве долга — что они никому ничего не должны. В нынешнее «продвинутое» время в чести личный успех, состоятельность, известность, престижность, крутость и т. п.

Что же происходит в наше время — мир перевернулся с ног на голову? А может наоборот — право нынешнее поколение и то большинство, для которого «своя рубашка ближе к телу»?

Думаю, решить дилемму поможет проекция в будущее. Представим, что будет с обществом, если в приоритете будут надличностные ценности и наоборот — интересы большинства.

С первым вариантом вроде все ясно: до сознания населения доведено, что родину нужно любить и защищать, что уклонение от службы в армии аморально, что жизнь каждого гражданина — служение, что жить промеж собой нужно честно и открыто, что к природе и общественному имуществу нужно относиться бережно и что жить нужно духовными, а не материальными интересами.

В истории нашей страны эти принципы не всегда соблюдались, оттого дореволюционная Россия и Советский Союз и прекратили свое существование. Однако нынешняя наша страна выглядит совсем бледно перед теми могучими государствами. И если главная страна социализма просуществовала хотя бы 70 лет и какие достижения имела, то, по мнению многих аналитиков, современная Россия столько не протянет.

Наша страна стремится к демократии, у нас главной ценностью объявлена жизнь самых обыкновенных граждан (без оговорки, что они из себя представляют с духовной и культурной стороны), у нас экономика — царица наук, воспитание населения, в особенности подрастающего поколения, практически отсутствует, а государственная идеология под запретом.

Массы же хотят жить в достатке, ездить на своих машинах, отчего они позанимали детские площадки во дворах и дышать скоро будет нечем. Массы желают смотреть мыльные оперы с пикантными сюжетами и уголовщиной, а также подробности личной жизни знаменитостей. Телевидение с удовольствием идет им навстречу, что делает невыносимой и без того нелегкую жизнь культурного меньшинства. Массы от молодежи хотят много денег и при этом «не париться», а семьи с детьми заводить не желают. Поэтому добрая власть придумала большие пособия на ребенка и ничем не наказывает за тунеядство и асоциальный образ жизни.

А еще массы любят бросать мусор где ни попадя, шумно веселиться, предаваться сомнительным удовольствиям, поджигать леса... Государство во всем этом им не мешает, оно для народа, что отец родной.

Какие же перспективы ждут страну, в которой главной ценностью стала неоднократно озвученная высшей властью жизнь простого человека (неважно какого)? Да, похоже, нет у нее никаких перспектив.

Как видим, интересы большинства имеют очень мало общего с надличностными ценностями, которые иначе еще называют «вечными». Но именно последние продлевают жизнь как отдельным людям, так и странам и народам. Именно вечные ценности являются фундаментом здания человеческой цивилизации, без которого она рухнет. И существуют они не для удовлетворения интересов большинства, а для беспрекословного выполнения их всеми людьми, независимо от положения в обществе.

Игорь Вайсман, Уфа; 5 июля 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.