Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​АНАТОМИЯ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

​АНАТОМИЯ РАЦИОНАЛЬНОСТИ Убеждение – является, широко и философски обобщая – третьим состоянием рядом с принуждением и свободой. Принуждение – это насильственное навязывание поступка, решения, свобода – отказ от самой возможности влиять на поступки и решения других. Убеждение (самое важное из трёх в цивилизации состояние умов) – занимает промежуточную позицию между ними, в сущности, интеллектуально беспомощными и бесплодными. Ни в насилии, ни в полном отказе от насилия нет рациональности: они одинаково тупы. Выдавливание принуждения и свободы в пространство убеждения и убедительности – в сущности, главная задача цивилизации[1].

С одной стороны, убеждение ни в коей мере не свободно, ибо нет никакого равенства, свободного выбора между верным и неверным. Они очевидным образом неравнозначны в процессе убеждения и враждебны. Кроме того, убеждение не свободно в том смысле, что оно не произвольно: оно зависит, и рабски зависит от логики, аргумента, правил мышления.

Если свободный поступок не требует никакого основания (захотелось – и сделал), то рациональный поступок по определению не может быть безосновательным и беспочвенным. Этим рациональный поступок отличается не только от свободы личности, но и от насилия, принудиловки: ведь грубое насилие тоже может быть безосновательным, беспочвенным, неспровоцированным. Из трёх состояний мысли лишь убеждение требует логики – принуждение или свобода в равной степени могут обходится без логики, без достаточных оснований поступка.

Закон достаточного основания для мышления – во-первых, признание, а во-вторых, знание, понимание причинно-следственной связи явлений. Никакой факт или явление тут не могут оцениваться сами по себе, в отрыве от их контекста.

+++

Отсюда мы, для глубинного понимания жизни и Вселенной, перекидываем мостик ко Всеобщей Связи Явлений, о взаимосвязи, прямой или опосредованной, но всегда имеющейся, у всего со всем. Осознав это, мы неизбежно придём к Абсолютной Идее – как очевидному выводу из взаимосвязи всего со всем, из единства мира.

Как Идея Абсолюта влияет на работу разума? Может ли разум вообще обойтись без неё? Широко известен диалог Лапласа с Наполеоном:

- Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о Боге!
- Сир, я не нуждался в этой гипотезе.

Если мы с этим не согласны (а почему – см выше по тексту), если мы полагаем, идея Абсолюта необходима разуму, чтобы разбираться в происхождении и структуре связей явлений – какую роль идея Абсолюта занимает в уме? Она сбоку, декоративна – или же имеет для психической вменяемости ключевой и центральный смысл?

Ответ – в самом вопросе. Если в голове нет Главного Смысла, то что тогда второстепенные смыслы? От чего они откладываются, и каким образом обосновывается их второстепенность?

Любой логик понимает, что не может быть второй степени, если нет первой степени! Если вы уберёте первую линию – то вторая станет первой или исчезнет, но в любом случае не сможет оставаться «второй»!

Если в голове нет Главного Смысла – тогда в ней нет вообще никакого смысла. А считать ли психически здоровым того, чья умственная деятельность потеряла смысл?

Детально разбирая эту проблему на материалах деградации современного населения во всём мире, связь деградации мышления, оскудения духовной жизни – и атеизации, вещизма, смертопоклонничества в мире идей, социопатолог, мой научный руководитель А. Л. Леонидов пришёл к понятию «Клин вменяемости».

«Клин вменяемости» - это условное понятие теории А.Леонидова(Филиппова), в символической форме выражающее строение разума в состоянии вменяемости.

Как понимать эту странную графику? А вот как:

В процессе мышления множество конкретных отражений реальности в уме сводится к некоей обобщающей идее, основанной на сходстве определённого множества впечатлений.

Например, убийство, воровство, кощунство и т.п. – сводятся в единую обобщённую идею «преступление», которая подчёркивает их базовое сходство при всех внешних различиях. Однако и идея обобщённого преступления входит частью в более общее понятие «зло», в котором объединяются как преступления людей, так и, например, стихийные бедствия.

Этот процесс сведения в уме многого к немногому может идти только в том случае, если немногое сводится в конечном итоге к Единому, Абсолютной Идее – на которой основаны все идеи, и которая сама ни на чём, кроме самой себя не основана. Такой Абсолют в уме человека – недоказуем, но необходим, и без него не может быть достаточного основания у всех остальных идей, мыслей. Все идеи и мысли должны обосновывать себя через главную, абсолютную. Иначе они развалятся в хаосе необоснованности.

Говоря в двух словах, «клин вменяемости» по Леонидову – «жёстко центрированная на единственной и абсолютной ценности иерархия ценностей, система приоритетов в голове человека».

Фиксация этой абсолютной ценности – фиксирует и все остальные мысли по их местам и значению. Либо она есть в осознанной или подсознательной[2] форме – или уже нет рассудка, нет психического здоровья человека: все мысли рассыпаются, каталог и структура, классификация и иерархия превращаются в аморфную кучу бессистемных знаний и впечатлений.

Суть теории заключается в том, что связность мышления требует соотносить и сопоставлять между собой любые множества. Их необходимо соотносить как по принципу сходства, подобия, так и по принципу важности, приоритетности. Мысль о том что всё, прямо или опосредованно, связано со всем – рождает понимание иерархии ценностей.

Всякий предмет в мире либо менее важен, чем другой, либо более важен, либо равноценный другому. Поэтому любое множество в здравом мышлении сводится к базовым ценностям – которые важнее, приоритетнее всего остального. Если мы имеем шесть предметов, то три из них наиважнейшие. Если мы имеем три предмета, то один из них – самый важный.

Так любое множество сводится в здоровом сознании в конечном итоге к Единому, к базовой истине, которая важнее всего, к Абсолютной Идее или Абсолюту. Это и называется «клином вменяемости» по Леонидову-Филиппову.

Допустим, вместо Единой Истины, которая стоит в основании иерархии ценностей – две наиважнейших идеи. Леонидов полагает, что это путь к шизофрении и распаду сознания. И мотивирует так:

Если эти идеи не противоречат друг другу, то они суть есть одна идея. Если же противоречат, так, что одна говорит «да», когда другая утверждает «нет», тогда пропадает смысл утверждать и да, и нет. То есть и согласие и отрицание теряют смысл, после чего прекращается смысл и у работы мышления.

Таким образом выходит (по Леонидову), что всякое здравое мышление обязательно опирается на Абсолютную Идею, которая Едина и важнее всего остального. Эта базовая догма служит первичной аксиомой для всех и всяческих, подобных теоремам, выводов сознания. Если её нет – то выводы окажутся безосновательными, противоречащими друг другу, беспочвенными и бессмысленными.

Всё, что мы знаем – должно быть сведено к Единому Приоритету, иначе вменяемость, как состояние мышления, просто рассыплется. Подобно тому, как рассыпаются прутья веника, если снять с него обручи.

Леонидов приводит примеры. Вот как в его схематике разум работал в Средневековье (смотреть нужно снизу - как древо от корней):

А вот, в базовых узлах, тот же механизм, но уже у строителей "нового общества", не менее, а более фанатичных, чем вяло возражавшая им, выдохшаяся казённая религия:

А что будет, если убрать Абсолютную Идею (именуемую по разному - на то и разные языки людям) из основания мышления?

Процесс сортировки впечатлений органов чувств будет заблокирован, базовое деление на добро и зло потеряет эталонное основание. А без разделения явления на хорошие и плохие - вообще нельзя сколько-нибудь связно и осмысленно думать о мире, жизни, людях и себе самом...

Отсюда Леонидов выводил необходимость первичной идеи Бога в сознании – без которой мышление становится бессистемным, самопротиворечащим, патологическим, разрушительным и убийственным для своего носителя, опасным для тех, кто его окружает. Леонидов подчеркивает, что «Бог» - только одно из имён Абсолютной Идеи, как и «Абсолютная Идея» - тоже только одно из её имён. Можно не употреблять терминов «Бог» или «Абсолют», найдя им замену (как многие сделали) в слове «Коммунизм».

Но мы говорим не об именах явления, а о самой сути явления. Если Абсолютного (именуемого так или иначе) в сознании нет, то тогда ВСЁ ОТНОСИТЕЛЬНО. Но если всё относительно – тогда у относительности нет противоположности[3]. А никакой предмет не может быть без своей противоположности. Как может быть «верх» без «низа», и относительно чего правое правее, если нет ничего, что его левее?

Абсолютизация относительности разрушает Разум. Если нет главной ценности, то вся иерархия ценностей спутается и распадётся, всё станет равным всему, будет иметь равную с любым иным предметом ценность или всё в равной степени потеряет ценность.

Иерархию ценностей во множестве определяет исходное Единое. Именно поэтому Леонидов и назвал своё построение «клином вменяемости», подчёркивая, что если мышление не выстраивается в такой клин – оно становится невменяемым, неадекватным.

Конечно, говорит Леонидов, далеко не каждый человек осознаёт такой сложный процесс, как выстраивание мыслей в иерархии «клина вменяемости». У большинства это выстраивание происходит подсознательно, без понимания сущностных тонкостей.

Человек выстраивает любое множество, отражаемое его сознанием, по степени важности, уделяя наибольшее внимание тому, что ближе всего к его Абсолютной Идее, к его базовому исходному приоритету. Это придаёт связность, системность мышлению – и через это связность и системность действиям людей.

При нарушениях этого механизма действия человека становятся бессвязными и бессистемными, шарахающимися, бессмысленными – из чего мы (по этим внешним симптомам) определяем, что и в мыслях у человека тоже бессвязная бессистемность. «Клин вменяемости» разбит – потеряна и обеспечиваемая им вменяемость.

Всякий предмет в единой категории «вещество», всякая мысль в Духе, всякий период в единой Вечности, всё конечное в неумножаемой Бесконечности, и т.п.

Понятия: чем мельче – тем многочисленнее, чем крупнее – тем уникальнее, и всё это в силу самой логики строения восходит к Первоединому. Скажем, «наук» много, но при этом «Наука» одна. Но по отношению к Познанию Наука (объединяющая в себе все науки) не одна, есть и иные формы Познания. Они соединяются в общем понятии Познания с Наукой, и т.п.

Это выстраивает приоритет ценностей в голове человека, позволяет ему за счёт «пирамидальности» «клина вменяемости» отделять главное от второстепенного.

Что на практике всегда означает приоритеты:

- Вечного над сиюминутным.
- Общего над частным.

В таком строении человеческое сознание может быть полезно человеку и человеческому обществу. В таком строении оно сохраняет человека и сохраняет мир вокруг человека. То есть не убивает своего носителя и тех, кого носитель может в состоянии безумия убить.

Справедливость относительно Абсолюта -

-наличие Эталона для измерений.

Справедливость относительно себя -

-это плавающая шкала, которая вообще не может стабилизироваться.

Что может человек считать справедливым для себя? Это зависит от его наглости и запросов, от его самомнения, его врождённых и внушённых претензий к жизни. Кроме того, не сбрасывайте так ярко проявившийся в наше время фактор психопатий, социопатий – в которых представления человека о себе и мире вообще нестабильны, безосновательны, беспочвенны, сводятся к галлюцинациям.

Если изменять справедливость, отталкиваясь не от Абсолютной Идеи, а от самого себя, то можно что угодно признать справедливым, и что угодно несправедливым. Это всё равно, что называть «тонной» любой вес или «метром» любое расстояние. Слова «тонна», «метр», «справедливость» сохраняются, но смысл в них совершенно пропадает. В них при «отсебятине» можно загрузить любой смысл – или не загружать никакого смысла.

Вывод: человек не может ни познавать, ни судить, отталкиваясь от себя и собственной локации. При такой точке отсчёта[4] познание превращается в иллюзион, а суд в дикий произвол.

Мысли у человека становятся всё более хаотичными, мышление – всё более сумрачным и разорванным. Поступки – всё более бессистемными – дикими, бессмысленными, связанными не с системой поведения по правилам, а с внезапно обуревающим эффектом того или иного низшего инстинкта. Вменяемый человек кончается.

Он кончается не сразу при выпадении «клина вменяемости» из его сознания и самоидентификации – потому что социализация (общественная дрессура) имеет длительную инерцию. Человек с привычками ещё долго делает какие-то привычные дела, уже утратив знание о том, зачем они были нужны или сейчас нужны.

Однако инерция иссякает, комплекс поведения разваливается, поведенческая матрица дичает и деградирует. Леонидов полагает, что угроза всеобщего безумия, всеобщей невменяемости, близкой к клиническим формам судебно-медицинской невменяемости – не так далека, как многим кажется.

А это очень серьёзно. И – наверное – важнее любых текущих социальных, экономических, политических проблем!



[1] Цивилизация как термин неразрывно связана с «цивильностью» - т.е. невоенной, гражданской службой, формой одежды и т.п. То есть изначальный её смысл – власть, которая остаётся властью, избегая военного насилия (есть мундир армейский, а есть мундир цивильный, чиновничий). В самом прямом и буквальном смысле слова цивилизация – это переход от непосредственного насилия к управлению людьми посредством символов: замена дубины жезлом, и т.п.

[2] Леонидов писал, что в подсознательной форме иерархия ценностей, система приоритетов существует уже как смутная, размытая, утратившая строгую обязательность соизмерять всё с высшей ценностью, и свойственна либо пробуждающемуся сознанию дикаря, либо остаточное явление в обществе, теряющем вменяемость. Это т.н. «инерционная социальность» - когда навыки социализации ещё по инерции действуют в человеке, но зачем и почему – он уже и сам не знает: «привычка-вторая натура».

[3] А.Ф. Лосев остроумно замечал, что если в мире нет ничего, кроме Относительного, тогда это Абсолютная величина – но в этом случае она не относительна!

[4] А она древняя. Ещё из античной Греции дошли такие выражения философа Протагора: «Человек есть мера всех вещей существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют» (Платон, Теэтет 152а) (другими словами: поскольку каждый человек есть мера всех вещей, а люди отличаются друг от друга, то не существует объективной истины; именно с этого положения начинается поворот от натурфилософии к человеку и становление греческого антропоцентризма[15]). «Как мы чувствуем, так оно и есть на самом деле». «Все есть таким, каким оно кажется нам».

Алексей КУЗНЕЦОВ, обозреватель "ЭиМ".; 8 мая 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..