Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Май
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

«ПРИКАЗАННОМУ ВЕРИТЬ»: СОБАЧЬЕ МЫШЛЕНИЕ

«ПРИКАЗАННОМУ ВЕРИТЬ»: СОБАЧЬЕ МЫШЛЕНИЕ Как их понять - когда они снова вывалят с "демократическими протестами" ? Очень просто. Вспомнить, как ведут себя собаки. Служебная собака выполняет приказы хозяина, не задумываясь о том, прав или не прав хозяин, зачем и почему хозяину нужно то, что он приказал. Собака не задумывается над тем – кого и за что она рвёт клыками, или наоборот, преданно охраняет. Хозяину виднее: он приказал, и это не обсуждается. Немецкая овчарка, охранявшая концлагеря, ничуть не хуже и не лучше такой же немецкой овчарки у советского пограничника. Собака служит хозяину, не имея собственных принципов, и странно было бы от собаки требовать принципиальности…

Феномен А.Навального в том, что он «назначен демократией», грубо, зримо и моментально – как лапша быстрого приготовления. Его не готовили к роли долго, аккуратно и исподволь, как того же Солженицына, его просто однажды прислали с бумажкой от кардинала: «всё, что делает податель сего – на благо демократии». Эту веру в персональное воплощение демократии не воспитывали аккуратно, методом постепенного, доказательного убеждения, не пытались создать иллюзию, что человек сам пришёл к этой вере.

Решили, что люди уже в достаточной степени обыдлены, и теперь достаточного прямого приказа. Приказано верить!

+++

Главная особенность «навальнят» - не в том, что они хотят демократии и «как на Западе». Главная их особенность в том, что они – сами по себе – вообще не хотят ничего и никак. Собака так устроена, что не выбирает, кого ей атаковать, а кого охранять ценой своей жизни. Никто не спрашивает собаку – хочет она или не хочет бежать в атаку после команды «фас!».

Все многолетние американские исследования по работе с человеческим сознанием имели теперь уже очевидную цель: изменение сознания до полной пластичности дрессированного животного.

Одно дело – фанатик, который идёт не за гуру своей секты, а за принципом. Если гуру на глазах фанатика изменит этому священному принципу – фанатик убьёт гуру, как вероотступника. У фанатика нет чинопочитания, нет назначенных или проплаченных «авторитетов». Для него нет и «назначенных врагов»: фанатик видит врага в каждом, кто нарушает священные принципы, мотивирующие фанатика жить и действовать.

Фанатика можно обмануть – но его нельзя использовать, если он раскусил твой обман. Как только он понял несоответствие руководителя принципу, делается выбор в пользу принципа, а босс-вероотступник уничтожается.

Главная особенность наших прозападных либералов, чубайсят и навальнят – ни одно из их мнений не умеет разворачиваться в принцип. Эти люди беспринципны не только в том смысле, что они циничны, но и в том, что (особенно в низовой молодёжной тусовке) отсутствует способность одинаково реагировать на одинаковые ситуации.

Это и есть собачье мышление служебно-прикладного существа: когда ты лично не за войну, и не против войн, а как хозяин отмахнёт. У тебя нет принципа защищать свободу слова. Когда эту свободу попирают в нужных твоему хозяину местах – ты молчишь в тряпочку и одобряешь любой накал гонений. Ты возбуждаешься на случаи «несвободы слова» только в тех местах, где хозяин тебе сказал «фас!».

Может быть, это продажность. А может быть – и нет, ведь хорошо дрессированная собака служит, даже если хозяин давно перестал её кормить. Может быть (вполне допускаю) – эта «двойная мораль» навальнят вызвана «куриной слепотой» их психики, им самим непонятна, не воспринимается, как разлад и двуличие.

Просто «человек служебный», расходный материал для того, кто зомбировал его – искренне не замечает ничего сверх того, на что хозяин обратил его внимание. Это даже не подкуп, не «коррумпированный протест по предоплате»! Это хуже: это убеждение, что хозяину всё лучше видно, и он вправе думать и решать за тебя.

+++

Я вам, «ребята-демократы» открою одну «тайну полишинеля»: принципы человека можно уважать, если они есть. Если тот, кто намерен казнить предателей – даже и сына своего казнит, если в нём предателя увидел. По формуле: «то, что я считаю злом – для меня всегда зло».

Если у человека принцип осуждать полицейское насилие – то он не будет осуждать его только в Белоруссии! Он выступит с протестом повсюду, где увидит полицейское насилие.

Если у человек принцип – считать руководителем только того, кого избрали на выборах, то он не может объявлять «законными президентами» тех, кого не выбирали (Гуайдо, Тихановскую, Навального и т.п.).

А когда демократ «топит» за назначенного из США «лидера» - то ясно, что на демократию ему наплевать. Он, как собака, выполняет команду: «приказано служить вот этому». А приказы хозяина не обсуждаются!

Как же можно уважать либерала-западника, если у него нет никаких устойчивых, постоянных принципов, и весь он – «сума перемётная»?

Если ты за самоопределение наций – то стой на своём, признай право самоопределится у всех наций. Если за территориальную целостность – тогда поддерживай её всегда, а не только когда хозяину выгодно!

Против насилия? Так осуждай любое насилие!

Против войны? Тогда скажи своё слово против всякого агрессора!

Ты считаешь, что Россия вторглась на Украину?

Ну, объясни тогда, что американские войска делают в Сирии!

Если для тебя свята нерушимость границ, проведённых некогда вождями КПСС – то ты просто обязан спросить себя: а что стало с границами Югославии? И почему Югославия может быть разделена, и Чехословакия тоже, и лишь одна Украина неприкосновенна?

Закон есть – когда он для всех.

Если же он для некоторых действует, для других нет – то это беззаконие и беспринципность.

+++

У человека есть инстинкты – мотивации непонятные, но врождённые.

Есть умозаключения – мотивации не врождённые, зато понятные.

Но есть и третья группа мотиваций – экстинкты. Они и не врождённые, и непонятные. Экстинкт – это чужая воля, внедрённая в существо в рамках его зомбирования. Если инстинкт – автоматизм реакции, выработанный в процессе выживания существа, то экстинкт – автоматизм поступка, продиктованный извне, интересами другого, часто враждебного существа.

В современном английском литературном языке это представлено уже в словаре: «extinction» - вымирание, исчезновение, угасание, вырождение, отмирание». Инстинкт – то, что помимо нашего разумения способствует нашему выживанию. А экстинкт – то, что помимо нашего осознания, автоматически способствует нашему истреблению.

И тому и другому противостоит Разум – как осмысление своего поведения, личный сознательный выбор (инстинкты и экстинкты действуют бессознательно).

+++

Всякий человек, если он считает себя разумным – обязан задать себе ряд вопросов. Причём независимо от своего отношения к Путину, и даже к России.

Если я двигаюсь – то что мной движет?

Откуда взялся А.Навальный?

Как лично я узнал о его существовании?

Кто назначил его «лидером оппозиции» (а если я оппозиция – то моим лидером)?!

Способен ли я выразить протест беззаконию – если беззаконие делают американцы?

Есть ли у меня вообще представление о беззаконии, как таковом?

Или же у меня в голове «беззаконие» - синоним действий России? А «законность» - синоним заранее одобренных любых действий США?

Если завтра в прямом эфире CNN президент США демонстративно скушает младенца – мне хватит сил сказать, что это плохо? Или же я опять, привычно, заверещу, что это «новый тренд демократии»? Это просто «новая эпоха новых людей» - которую не хотят признавать лишь «отсталые совки и ретрограды-мракобесы»?!

Я совершенно искренне задаю вам вопрос: вы способны хотя бы что-нибудь осудить в поступках Запада – до того, как он сам это осудит? Для вас Освенцим плох сам по себе – или только до тех пор, пока Госдеп США его считает плохим?

А если поступит новое указание, считать Освенцим «фабрикой будущего», «опередившей своё время» - вы спокойно это проглотите?

Здесь и лежит грань между человеком разумным и служебным псом. Никто не застраховал разумного человека от ошибок, но это ошибки его собственных исканий! Если у человека есть принципы – ты поневоле уважаешь такого принципиального человека, даже если категорически не согласен с ним.

Нельзя принципиальному человеку право Косова на отделение признать, а право Крыма отделиться – нет.

Человек, который вот так ежедневно меняет свои мотивации – это или очень продажный человек, или служебная собака, чей единственный жизненный принцип – воля хозяина.

Я с удовольствием обсужу с вами территориальную целостность Украины – но только после того, как мы обсудим территориальную целостность Югославии. Я уж не замахиваюсь на вопрос о территориальной целостности России, которая для вас «империя зла», но давайте возьмём нейтральный вопрос, скажем, о Судане, который ни мне, ни вам ничего плохого не сделал.

Вы мне просто, по совести, скажите: Южный Судан отделился? Совсем недавно, параллельно с Крымом и Донбассом? По референдуму? Американцы оплатили этот референдум?

То есть в случае с Суданом американцы не только презрели принцип территориальной целостности, не только признали референдум об отделении, но даже и материально помогли небогатому суданскому населению волю изъявить.

Теперь у меня вопрос: где ваши принципы?!

Хоть одно либеральное издание, хоть раз, хоть для показухи, формально, для галочки – возмутилось? Зачем США поощряют сепаратистов? Зачем они провели на свои деньги «оккупендум»?

Я не сомневаюсь: если в Америке в очередной раз сменятся вехи, и будет предписано целовать ноги суданцам конкретно, как сегодня неграм вообще, без выделения суданцев  – российские либеральные проститутки будут рыдать о «суданском преступлении власти» не меньше, чем о Холокосте.

Но сами по себе, без методички – навальнята способны хоть в чём-то выступить принципиальными, последовательными?

Какое собачье мышление – гавкать на удар полицейской дубинки и каменно молчать – когда расстреливают мирные города тяжёлой артиллерией! Омерзительны не поводы, по которым выступает оппозиция, а беспринципность любого её выступления!

Эти люди – если они ещё люди – только по команде замечают нарушения свободы слова, полицейский произвол, попрание закона, и т.п. Они абсолютно, и, кажется, вполне искренне равнодушны к любым дозам беззакония вокруг себя – пока не поступила команда возмущаться.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 19 апреля 2021

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН