Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

ДАТЬ ЛЮДЯМ ВСЁ?!

«Популисты» умнее скряг

ДАТЬ ЛЮДЯМ ВСЁ?! С академиком Львовым, учитывая, что покойный возразить уже не сможет, взялся поспорить премьер Владимир Путин, выступая недавно на заседании секции Правительства РФ по вопросам социальной политики.

«Мы не потому так плохо живем, что плохо работаем; мы так плохо работаем, потому что так плохо живем»

Д. Львов, академик РАН

 

Председатель правительства встревожено отметил, что рост зарплат не должен опережать рост производительности труда. "Мы часто вынуждены опережающими темпами поднимать зарплату, эти темпы опережают уровень роста производительности труда", — сказал Путин. "Здесь нужно действовать очень грамотно, аккуратно, не нарушая баланс в экономической и социальной сферах", — цитирует премьера РИА Новости.

Таким образом, Путин напрямую и жестко увязывает достаток людей с их производительностью. Плохо живете, потому что плохо работаете – говорит он, вопреки мнению Львова. Да и для оппозиции это мнение академика кажется, мягко говоря, странноватым. Как бы жестко не пикировались политические силы по вопросу увязывания плохой жизни с плохой работой, они приходят к согласию.

Современный оппозиционный мыслитель Ю.Мухин пишет: «Давайте поговорим о снижении цен. Снизить цены в принципе не сложно, для этого надо уменьшить затраты труда на эту продукцию. Для этого нужно, чтобы те, кто производит продукцию, делали ее в единицу времени больше, а труд, заложенный в сырье, материалах и энергии, экономили».

По сути, Путин и Мухин говорят об одном и том же, что случается реже парада планет. Может быть, академик Львов, хоть и великий был ученый, а в этом пункте маху дал? Ну, в самом деле, скажет обыватель, как это можно, чтобы доходы наши росли, а работали бы мы при этом хуже прежнего?

Аксиома, казалось бы… Но есть тут важная «закавыка». Начинаешь в разговоре с обывателем апеллировать к его личному, житейскому опыту, и он сразу же морщит лоб.

— А как вы считаете, вокруг вас самые высокие зарплаты получают, и лучше всех живут, только те, кто больше всех трудится?

Обыватель теряется, понимая, что спросили нелепость. Все самые богатые его знакомые трудятся очень мало или вообще не трудятся. Так при чем же тут связь уровня жизни с уровнем труда?

Обыватель находится: вслед за Прудоном он кричит «собственность – кража!» и уверяет нас, что ОБЩЕЕ благосостояние кратно общему труду, а частные же случаи процветающих тунеядцев – лишь примеры их воровства у тружеников. Если сделано 100 товаров, то и не может быть использовано больше их сотни – убеждает нас обыватель (и Мухин, и Путин вместе с ним). И если кто-то потребляет больше своей выработки, то только лишь потому, что он украл свое «больше» у других, потребляющих (по закону сообщающихся сосудов) меньше своей личной выработки.

Логика, казалось бы, железная. Где же в ней сбой? А вот где. Данная теория принимает за аксиому, что ВСЕ продукты потребления есть плоды труда. Есть продукты потребления, которые вообще никакого отношения к труду не имеют. Есть собственно продукты труда. Но самая распространенная категория продуктов потребления – это смесь ТРУДА И ДАРА в определенных пропорциях (в которых дар, как правило, всегда превышает долю труда).

Если папуас съел апельсин, который никогда не видел эскимос, то это не значит, что папуас трудолюбивее эскимоса, равно как и то, что папуас обокрал эскимоса. Не было ни труда, ни кражи – был дар природы и климата, который папуасу доступен, а эскимосу – нет.

Человек покупает за деньги (свою получку, растущую или падающую) дары природы, комбинированные блоки труда и дара, продукты труда. И это – очевидность. А нам навязывают точку зрения, согласно которой все, что человек покупает – прежде сделано было трудом, т.е. что количество покупок жестко увязано с количеством произведенных фабричных товаров.

ПОВЫШЕНИЕ ЗАРПЛАТЫ В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ СТРАНЕ УВЕЛИЧИВАЕТ НЕ ТОЛЬКО ФОРМАЛЬНУЮ ДОСТУПНОСТЬ ДЛЯ ЛЮДЕЙ ПРОДУКТОВ ТРУДА. ОНО ПОВЫШАЕТ И ДОСТУПНОСТЬ ПРИРОДНЫХ И ПРОЧИХ ДАРОВ.

Если зарплаты растут или цены падают (что, в сущности, одно и то же), то, например, земельные участки становятся доступнее. Но при чем здесь труд? Кто и каким трудом произвел земельные участки помещичьих латифундий?

Рост зарплат, таким образом, без всякого повышения производительности труда, может попросту раствориться в повышении доступности даров природы, не вызвав, следовательно, ни инфляции, ни дефицита с товарным голодом.

– Это так, – говорят нам скупердяи, сторонники придерживать рост зарплат. – Но вы не учли другого! Если зарплаты растут/цены падают, т.е. увеличивается доступность товара для людей, то товара может просто не хватить!

В этом возражении ревнителей истины «как потопаешь, так и полопаешь» есть, конечно, рациональное зерно. Но только зерно. Его ещё проращивать и проращивать!

Почему товаров на складе только 24? А почему их туда не привезти в потребном количестве, например, 34? Потому что их производят только 24 за отчетный период – отвечают нам. Хорошо, а что мешает производить их 34, если таковы РЕАЛЬНЫЕ (а не только платежеспособные) потребности общества?

В некоторых случаях – сдают ревнители «топания-лопания» ещё одну позицию – действительно, ничего не мешает. И в ряде случаев производитель, почувствовав рост спроса, охотно и с выгодой для себя нарастит и производство. Однако не всегда – упорствуют наши оппоненты. Есть случаи, когда нарастить производство быстро нет никакой возможности…

Вздор трудовиков отступает, картина меняется у нас на глазах. Рассмотрим их аргументацию дальше. Некое оборудование – говорят они – производило в сутки 24 единицы некоего товара. Цену на товар понизили, спрос возрос, рынок потребовал больше единиц, а взять их неоткуда: в сутках только 24 часа, и оборудование не может выдать больше.

Что в итоге? Претенденты начинают выяснять рублем, кто круче, т.е. поднимают цену (иногда через механизмы дефицита и черного рынка), и 25 единиц достаются 25 самым платежеспособным, тогда как 5 человек остались без желаемого продукта.

Казалось бы все просто, логично и понятно. Как может быть иначе? Иначе, между тем, может быть.

Если изначально цены были высоки, то оборудование в нашем примере может работать вовсе не 24 часа в сутки. Оно, может быть, работает только 3 или 5 часов, а остальное время тупо ПРОСТАИВАЕТ. В этой ситуации снижение цен не приведет к конфликту покупателей, дефицитам и выяснению взаимной крутизны через переплаты на черном рынке. Оборудование просто загрузят на его расчетную мощность, низкие цены сделают потребление товара более массовым, сам товар – более доступным и все.

Ну, а если оборудование производит именно по продукту в час, т.е. не может выдать больше 24 единиц в сутки, загружено на полную катушку? Давайте зададим в этом случае наивный детский вопрос: а второй комплект оборудования поставить нельзя?

История учит нас довольно давно и круто: рост потребления первичен, рост потребления часто ведет к росту производительности труда. Сама же производительность труда очень часто не ведет к росту потребления. Потребление давит на производительность, подталкивая её вверх. А производительность на потребление не давит: можешь изработаться до смерти, и умереть у станка – это отнюдь не гарантия достойной, сытой и изобильной жизни.

Академик Львов совершенно прав: хотите роста производства? Наращивайте возможности потребления. Снабжайте людей деньгами, платежными средствами, и люди выжмут из рынка повышение производительности. Палкой же вышибая из людей повышение производительности, мы придем к ситуации, очень хорошо знакомой России: продукта полно, а покупать его некому! Владимир Маяковский сказал об этом очень метко:

Крапило сласти мушиное сеево,
Хлеба зерном в элеваторах портятся,
а под витринами всех Елисеевых,
живот подведя, плелась безработица.

Да, экономическую истину не обойти: рост потребления порождает рост производительности труда, голый же и оторванный от потребления рост производительности труда ничего не гарантирует, и часто наращивает только мучения и страдания масс. То они голодали, отдыхая, а то голодают по старому, но ещё и с работы носа не показывают…

Как сказал апостол Павел – «Правда без любви мучительство есть». Если считать за «правду» объективный, правдивый учет текущих производственных показателей (потопал на 100 рублей – полопай тоже на 100), то без любви властей к своим подданным она тоже превращается в мучительство. Евангелия все знали, и все сказали про нас задолго до нашего рождения.

А. Леонидов-Филиппов.; 17 февраля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..