Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ИДЕОЛОГИЯ: ТРОПОЮ ДАНТЕ

ИДЕОЛОГИЯ: ТРОПОЮ ДАНТЕ Крики о том, что «нам нужна идеология, дайте нам идеологию» - начались не вчера. В наше время они особенно громки и часты, но ещё при Ельцине каких-то философов-аутистов запирали на президентских дачах, чтобы они там выдумали «русскую идею»… Это было, есть, наверное, ещё долго будет, и это бесперспективно. Потому что идеология – совсем не то, что под ней понимают…

Дословно говоря идеология – это логика (первичный логос) идей. Именно этот смысл и имел в виду в конце XVIII века А. Дестютом де Траси, когда вместе с Этьеном де Кондильяком пытался создать науку об общих принципах формирования идей и основах человеческого знания.

Де Траси ввёл термин «идеология» для обозначения учения об идеях, понимаемого им как учение об общих закономерностях происхождения идей из содержания чувственного опыта. Он думал, что его учение будет выступать основой как в науке, так и в социальной жизни. Он видел в идеологии изначальную догматику (первоосновы) морали, политики, права.

Если понимать идеологию как логику идей, то, конечно же, её нет только у тяжело больных психопатов. Невозможно даже вообразить себе здоровое сознание человека, в котором идеи разбежались бы по разным углам автономно, не связанные никакой общей логикой и никаким первичным логосом. Идеи (мысли) в таком случае будут лишены связности, смысла, порядка чередования, приоритетов, системности, классификации, они, как вспышки хаоса, будут возникать из ничего и пропадать в никуда. Это будет уже не мышление, а набор отражений, лишенный личности, воспринимающего субъекта.

Поэтому проблема не в том, что идеологии нет, или общество деидеологизировано. Такого просто не бывает. Проблема в том, чтобы унифицировать множество «логик идей» в нечто общее, для всех обязательное. Потому что если «кто в лес, кто по дрова» - общества не получиться, только случайное скопище-толпа, да и та вскоре передерётся насмерть.

Про идеологию думают, что она – «система взглядов и идей». Но система, возникшая в уме и выраженная словами – не идеология, а её зародыш, икринка. Настоящая идеология начинается там, где происходит УНИФИКАЦИЯ ВЗГЛЯДОВ РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ ЧЕРЕЗ ПРИНУЖДЕНИЕ.

Поэтому идеология – это не совокупность идей (как сперва может показаться) – а решимость умирать и убивать за данную совокупность. Идеологии не существует без давления, морального, силового, а часто и просто террористического. Идеология – не то, во что верят, а то, во что власти заставляют верить.

Такая принудиловка централизованного террора необходима, что бы там не говорили либеропаты. Она необходима, прежде всего, для предотвращения низового, диффузного, локального террора, который вспыхивает всякий раз, когда давление центра ослабевает.

Если центральная власть начинает валять дурака и играть в непротивление злу насилием (как это было с прекраснодушными розовощёкими партократами в «перестройку») – террор «ужасного КГБ» вовсе не исчезает.

Просто террористическая инициатива переходит в низы, к «живому творчеству масс» - насилие осуществляют криминальные сообщества и мелкие руководители, Дудаевы и Басаевы, Шаймиевы и Рахимовы, Япончики и Цапки – имя им легион. Начинается описанная ещё Гоббсом самая страшная стадия – диффузного террора, в котором концов не найдёшь, потому что это невообразимая бурда из амбиций обнаглевших областных, районных, городских, сельских и даже дворовых «альфа-самцов».

И вот, чтобы разные хулиганы не принуждали людей к разным нелепостям – на заре государственности, как таковой человечество придумало идеологии: внятные инструкции всем и каждому, за что следует умирать, и за нарушение чего следует убивать: «Хочешь жить – следуй идеологии. Не хочешь – дело хозяйское, не живи».

При всей кажущейся жестокости централизованный и формализованный террор идеологических органов – очень гуманен и жизнеутверждающ. Он пресекает всякие разнузданные капризы и оргии самомнений Цапков и «солнцевской братвы», ставит на место всё хулиганьё.

Если же власть не знает, чего она хочет (и требует) – тогда людям приходится жить, ублажая идеологические фантазии разных банд и бандочек. Как писал об этом В.Маяковский – «плохо человеку, когда он один… Каждый сильный ему господин, и даже слабые – если их двое». Завершал эту мысль Маяковский призывом «в партию сгрудиться» малым мира сего, т.е. устранить террор диффузный, ситуационный – террором идеологическим, партийным.

Именно поэтому без мощной и давящей идеологии ничего в жизни не бывает. Диффузный террор в деидеологизированном обществе локализует очаги террора, рождает бесконечные междоусобицы, братоубийство, и в итоге всегда играет на понижение систем. Легче всего в условиях хаоса выживают наименее совершенные, наиболее примитивные системы.

Централизованный террор в рамках идеологии вначале всегда бывает чудовищным. Новая идеология – именно по причине своей новизны – имеет огромное количество непримиримых врагов, которые стремятся её уничтожить, и которая – в ответ – вынуждена уничтожать их, чтобы не исчезнуть. Нет такой религии, идеологии, доктрины, которые не прошли бы стадию «первичного гипер-терроризма» в момент своего становления и укрепления.

Далее, что следует понимать в рамках нашего курса научной социопатологии, если всё пошло правильно, террор доктрины ослабевает. Это связано с тем, что непримиримые враги веры истреблены или изгнаны, а оставшиеся – полностью или хотя бы частично инфицированы её ценностями. Поэтому с оставшимися можно работать мягче и мягче, устраняя самые вопиющие и массовые методы террора.

Таков общий закон. Никому не по силам его изменить или отменить. Всякая доктрина сперва террором укрепляется¸ затем проходит стадию смягчения – и если не хотите новой волны террора, не надо трогать старых идеологических доктрин!

При попытке насаждения новых взглядов общего характера, при попытке сменить основы права, морали и психиатрической вменяемости – неизбежен всплеск сопротивления и его силового подавления.

***

Понимают ли это те, кто (устав от диффузного террора) требует «дать им идеологию» сверху? Понимал ли это Ельцин, вздумав изобрести какую-то новую «русскую идею», или гуманитарии, теребящие Путина с целью составления идеологических методичек?

Представляется, что нет. Они не понимают, что идеология – вовсе не комплекс идей (ибо идеи группируются в комплексы всегда, у всех, во все времена) – а прежде всего, аппарат насилия, силового принуждения «верить так, а не иначе».

Как не отвратительно насилие и принуждение сами по себе – в данном случае они необходимы, как меньшее зло, потому что власть, заигравшаяся в «деидеологизацию» - отдаёт подданных на откуп больной фантазии местных царьков, племенных вождей и корпоративных наполеончиков.

А кроме того – деидеологизация сознания есть его децентрализация, уход в небытие главной идеи, командующей всеми мыслями. В народе про такое говорят – «без царя в голове». Социопатолог расшифрует поговорку так: «царь в голове» - это центр притяжения, удерживающий все мысли в своей гравитации. Без него происходит автономизация мыслей, сознание становится бессвязным, что означает его распад.

***

Самый лучший путь для РФ сегодня – во избежание как массового централизованного террора, так и распада коллективного разума общества с погружением в кровавый хаос диффузного террора – инвентаризация тех обломков старых идеологий, на которые сегодня «просел» социум. Это Православие и это советский социализм. Борьба советского социализма с Православием – была болевой точкой разлома нашего общества, той трещиной, по которой общество в итоге и раскололось.

Соединение, сращивание православной основы матрицы мышления и советских её сегментов будет принято душой и сердцем миллионов, что сделает принуждение чисто символическим, мягким.

Всякий иной вариант означает моря и реки крови, причем без всякой гарантии света в конце тоннеля: общество может просто умереть под ножом вивисекторов, учащих его «жить по новому»…

***

Всякая идеология повторяет путь Данте в «Божественной комедии»: через круги ада, через чистилище – к горним высям и хрустальной чистоте. Никому не желаю и не советую начинать этот пройденный (многократно) человечеством путь с начала.

Идеологию не нужно выдумывать, её нужно искать и найти в самом обществе, прислушавшись к его голосу, чувствам и настроениям.

А. Леонидов-Филиппов.; 13 мая 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..