Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

М. ВОЛОШИН: В ГОСТЯХ У КЛАССИКИ

М. ВОЛОШИН: В ГОСТЯХ У КЛАССИКИ Торжественное открытие выставки «Киммерийские берега» – акварели Максимилиана Волошина состоялось в Башкирском государственном художественном музее им. М.Нестерова. В открытии принял участие ст. литконсультант Союза писателей Республики Башкортостан А.Леонидов(Филиппов). В своей неформальной краткой речи перед собравшимися, как говорится, без галстуков и протоколов, он напомнил о поэтическом даре М.Волошина и заслугах его не только как художника, но и как литератора.

Люди свободно общались в одном из залов музея, где расположились 22 акварельные работы из собрания Мордовского республиканского музея изобразительных искусств им. С.Д.Эрьзи в Саранске. Акварели были написаны автором в 20-30 годы XX столетия. Тема киммерийского пейзажа в этот период – главная в творчестве художника. Почти все работы посвящены изображению крымской природы, Коктебеля и его окрестностей.

– Эта преемственность всегда была свойственна творческому наследию Волошина – сказал Леонидов – вспомним хотя бы его бессмертные строки о преемственности русской истории:

Что менялось? Знаки и возглавья,
Тот же ураган на всех путях,
В комиссарах дух самодержавья
Вихри революции в царях…

Долгие годы живописное творчество Волошина оставалось в тени его поэзии. Живописью он начал заниматься с прикладной целью – чтобы профессионально судить об искусстве в качестве критика. И неожиданно открыл в себе художественный дар. Освоив сначала рисунок, масло, темперу, офорт и перо, Волошин остановился на акварели.

В фондах Мордовского республиканского музея изобразительных искусств хранится крупная коллекция произведений Максимилиана Волошина: 32 графических листа, 26 из них – акварели. Коллекция была приобретена в 1972 году у Марии Волошиной, вдовы художника.

— В Волошине органично слились мастер акварели и поэт, — считает старший научный сотрудник экспозиционно-выставочного отдела МРМИИ Елена Вишнякова. – Сам он говорил, что «стихи утекли в акварели и живут в них, как морской прибой с приливами и отливами». Акварели Волошина – это поэзия и музыка, запечатленная в цвете.

Кем был этот удивительный человек? Максимилиан Кириенко-Волошин (родился 16 (28) мая 1877 года в Киеве, в семье юриста, коллежского советника. Вскоре после рождения сына у родителей Волошина произошел разрыв отношений, Максимилиан остался с матерью, Еленой Оттобальдовной (урождённой Глазер, 1850—1923), родственные и творческие отношения с ней поэт поддерживал до конца её жизни. Отец Максимилиана умер в 1881 году.

Максимиллиан – великий русский поэт, переводчик, художник-пейзажист, художественный и литературный критик. Первый его сборник «Стихотворения. 1900—1910» вышел в Москве в 1910 году, когда Волошин стал заметной фигурой в литературном процессе: влиятельным критиком и сложившимся поэтом с репутацией «строгого парнассца».

В 1914 году выходит книга избранных статей о культуре — «Лики творчества»; в 1915 — книга страстных стихотворений об ужасе войны — «Anno mundi ardentis 1915» («В год пылающего мира 1915»). В это время он все больше внимания уделяет занятиям живописью, пишет акварельные пейзажи Крыма, выставляет свои работы на выставках «Мира искусства».

В годы Гражданской войны поэт пытается умерить вражду, спасает в своём доме преследуемых: сперва красных от белых, затем, после перемены власти, — белых от красных. Письмо, направленное М.Волошиным в защиту арестованного белыми О. Э. Мандельштама, весьма вероятно, спасло Осипа Эмильевича от расстрела.

После революции Максимилиан Волошин окончательно осел в Коктебеле, в доме, построенном в 1903—1913 годах его матерью Еленой Оттобальдовной Волошиной. Здесь он создал множество акварелей, сложившихся в его «Коктебельскую сюиту». М. Волошин часто подписывает свои акварели: «Твой влажный свет и матовые тени дают камням оттенок бирюзы» (о Луне); «Тонко вырезаны дали, смыты светом облака»; «В шафранных сумерках лиловые холмы»…

Их и показывали в Уфе на диво всем любителям искусства…

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 27 апреля 2012

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..