Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Бурленье в Минске, политика в психушке...

Бурленье в Минске, политика в психушке... Как сказал поэт – «кипит дерьмо, вернулась перестройка»! Тухлые лозунги 1989-90 годов под аплодисменты старых каннибалов, вновь чующих запашок жареной человечины, поднимает поколение, которое не застало итогов этого бурления фекалий в кастрюле в прошлый раз. Должен огорчить оптимистов и «охранителей»: политические проблемы имеют очень серьёзный базис, большую и гнойную кисту в основании своих корней. Политические проблемы – лишь верхушка, надстройка социально-демографического процесса…

Суть которого – формирование огромного слоя людей деклассированных, люмпенизированных, непригодных ни к какому тонкому, сложному делу, очень плохо образованных, или совсем ничему не учившихся, питающихся токсичной пищей, токсичным телевидением интернет-дебилизмом, живущих шатко, неуверенно, без будущего и как бы во сне. Чем отличается умный человек от глупого? И тот, и другой хотят жить хорошо. Но умный, кроме желания, имеет ещё и понимание, откуда берётся и как делается хорошая, достойная и безопасная жизнь.

А глупый кроме желания, ничего не имеет. Как Буратино в лапах Алисы и Базилио. И верит любым байкам либералов про «достижение хорошей жизни». Ибо правило политики древнее, и неотвратимое: нет мозгов – станешь жертвой обмана.

Но города наши, а теперь и сёла, переполнены людьми неприкаянными, никчёмными, людьми, чья ценность для общества стремится к нолю, а их внутреннее самомнение и спесь – к бесконечности. Человек, который не может работать и скотником, и дворником, из которого не получится ни таксиста, ни охранника – мнит себя президентом, законодателем, генералом, главковерхом и т.п. Если жизнь – лотерея, то чего уж не мечтать о «джек-поте»?!

К концу ХХ века случилось странное, марксизмом не предусмотренное: класс угнетателей всегда был малочисленным, с эпохой монополизации он стал совсем маленьким (62 банкира владеют почти всеми деньгами и активами мира). Но сокращалась ёмкость населения класса не только у эксплуататоров! Стремительно наука и техника сократили до меньшинств угнетённые производительные мастеровые, деловые классы. Раньше пели – «руки рабочих, вы даёте движенье планете», а теперь надо понимать, что этих рук – меньшинство! Они вооружены могучей техникой, сверхпродуктивны, но их стало объективно мало: и в поле, и у станка. И на дороге, и на складе.

Человек, который кормит и себя, и других (классический угнетённый) – обязан и вынужден иметь рациональное мышление. Иначе он и продукт «запорет», и себя уморит, и своего эксплуататора заодно. А вот человек, который получает хлеб насущный извне, на туманных, непонятных основаниях – вполне способен жить с вывихнутыми в полную иррациональность мозгами. Или как программист, создатель игр – в аутизме виртуальных миров, где собственные (программистом придуманные) законы естества и выживания.

У человека, занятого непонятно чем – и в голове непонятно что в итоге. Его случайные занятия отражаются в случайной надёрганности и бессистемности его взглядов. А его ненужность и необязательность – отражается в психике его

необязательностью для него всех известных науке законов объективной реальности.

Люмпен - он и есть люмпен. Вместо древа познания у него в голове растёт репейник экзотических мифов и вычурных химер. Просто раньше их было мало, люмпенов, бродяг индустриального мира, живущих где мелким мошенничеством, где побираясь, где на с подножного корма, где разовой работой по временному краткосрочному контракту… Но к XXI веку таких люмпен-пролетариев (по новому говоря – «прекариата») накопилось в городах – мама-не-горюй!

Люмпен не просто живёт не-поймик-как, он и думает не-пойми-как. В области теорий он предпочитает истине простоту, понятность, а вменяемости – лёгкость.

Если ему предложат тренироваться в беге, лёжа на матрасе – он скажет: отлично! Очень просто, понятно, и главное – напрягаться не нужно, это лучший способ подготовить себя к спартакиаде!

Повторюсь: людьми-дебилами в считанные годы доведшим Украину из состояния процветавшей индустриальной страны[1] в состояние чёрной и мрачной свалки-могилы без будущего, истина и адекватность, вменяемость идей, теорий – не востребованы. Им лишь бы попроще и посказочней, так, чтобы скатерть-самобранка и «экономическое чудо» в считанные дни. Насколько это соответствует реальности – плевать, главное, что маслом по сердцу…

+++

Для современного социал-дегенерата и жизнь – игра (по типу компьютерной, с правом умерев, «перезагрузиться», как он думает), и протесты – игра. Социал-дегенерат живёт в виртуальной реальности, в которой вся вселенная – покорна выдуманным им правилам. Что ему хочется – то и правда, и реализм!

Постепенно (к «перестройке» и после) вся эта тухлая масса людей с вывихнутыми мозгами и бессмысленной суетой повседневности, людей, лишних жизни, не нужных ей - дозрела до самовыражения и самоутверждения. Социальный паразит осознал свою массовость. Осознал, что он сила[2]. Пусть безумная, безголовая, иррациональная, но массой – огромная.

Отсюда и вырастает классический майдан – с его классическим типом майдауна, человека одновременного требовательного к власти и никчёмного в жизни. Самовлюблённого паразита с очень узким кругозором и азбучными, по-детски наивными заблуждениями, которые были бы смешны, когда бы ни были столь массовы и разрушительны.

Советская власть вырастала из желания (и требования ) забрать заводы рабочим, землю крестьянам, то есть инструменты производителям благ, чтобы побольше благ произвести и не дать их никому у производителя отнять. А майданный путч выращен из желания избавиться от заводов, земли, всех инструментов, заквашен на требовании дать всё, немедля и бесплатно. За то, что «мы-народ» и «мы здесь власть». Паразит не понимает производства и защиты – потому что чужд им, ими занимаются для него другие люди, захребетником которых он, за чужой счёт и живёт, сытый и не убитый геноцидом.

«Свободу» дегенерат майданов понимает в том смысле, чтобы ему всё предоставили – и блага, и права, но при этом никакими обязанностями или «напрягами» при этом не обременили. Босяк-паразит, люмпен, не видит недостатка в своём асоциальном и иррациональном образе жизни, наоборот, он считает такой образ жизни своим достоинством. Ему просто денег не хватает в его босячестве, «чтобы развернуться».

И потому майдаун хочет «всё, как сейчас, только я повыше и денег у меня побольше». Такова его программа – если, конечно, у люмпенов можно говорить о программе (ибо программа – нечто связное, а мышление люмпена – бессвязно, отрывисто, прерывисто и сумрачно).

+++

Поэтому майдан не даёт никаких социальных преобразований, за исключением разрухи, возникающей вследствие драки голодных новых паразитов со старыми, не желающими отдавать своих захватов. Общество после майдана опускается всё ниже и ниже, дичает и нищает, но институционально не меняется.

Ведь майдауны, в силу устройства их мышления, под видом «перемен» подсовывают субъективные оценочные понятия: вместо «нечестных», «общественный контроль» вместо «цензуры» и т.п. Это всё равно, что шпиона называть «разведчиком» и наоборот. Чисто-субъективное, бессодержательное понятие!

Люмпенизация масс, их умственное и нравственное одичание привели к тому, что и бунт этих масс начисто утратил рациональные смыслы, внятные требования реальных перемен, разменявшись на «смену лиц» и конкурс зрительских симпатий.

В люмпен-протесте уже не остаётся места для сокращения рабочего дня, пенсионного возраста, режима и гигиены труда, земли безземельным, работы безработным, доли обделённым и т.п. Люмпен-революционеры страшно далеки от сферы труда, производства, распределения материальных благ. В этой сфере они руководствуются крайне расплывчатыми и сущностно-сказочными, детскими представлениями в стиле «свободного рынка»: неизвестно кто неизвестно что неизвестно когда неизвестно зачем сделает, и даст нам неизвестно почему – но в оконцовке «будет всем нам счастье». В голове у либерала – какие-то безымянные и безликие «инвесторы», только и норовящие, что вложить в босяков безвозмездно огромные суммы в твёрдых валютах, какие-то «экономические росты», не утруждающие себя даже отраслевым определением, не говоря уж о более мелкой детализации.

Главное для социал-паразита в либерализме – принцип «скатерти-самобранки»: всё возникнет само собой в лучшем виде. Это настолько подкупает социал-паразита, настолько очаровывает его – что деталей уточнять он уж и не берётся. Ему такого достаточно: «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолёте, и бесплатно…».

Чуждый сфере производства благ, которая для люмпена – «терра инкогнита», майдаун чужд и более широкой объективной реальности (в которой, например, под боком сопят турки или поляки, в надежде вырезать и заселиться поверх могил, в рамках завоевания жизненного пространства по американскому методу удаления индейцев). Майдаун не понимает, что живёт во времени и пространстве, не учитывает ни эпохи, ни соседей. Ему, микроцефалу, проще всего запомнить «универсальные принципы», которые, как он считает, везде и всегда работают безотказно, не отвлекаясь на сложность «региональной специфики».

В итоге мы имеем многотысячную и разгорячённую толпу (как в Минске-2020), которая чего-то хочет страстно, эмоционально, но непонятно чего, потому что её эмоциональная истерии не подлежит рационализации, анализу. Эта толпа – словно бы инопланетяне: она чужда своей стране, истории, народу, предкам, чужда геополитике и производственной сфере, чужда национальной культуре и традиционной религии.

В сущности, это дети, которые в столовой стучат ложками об стол, чтобы поторопить поваров накормить их. Откуда взялись столовая, кухня при ней, утварь и продукты – дети не знают, и считают ниже своего достоинства узнавать. «Это не наше дело!».

- Наше дело – сладко жрать! Остальное предоставим рынку…

+++

Люмпен-бунт: лишён понимания жизни и цели, лишён программы, образа будущего, и сводится к игре во власть, в сладком ощущении дебила (особенно малолетнего), который как бы подменяет собой власть, садится в высокое кресло, в котором раньше сидел другой дядька.

Это упоительно: вдруг взять и почувствовать властью – себя. Умному это ещё и страшно, дебилу – нет. Потому что дебил, участник люмпен-бунта, искренне убеждён, что власть – это банкет и разные привилегии. Власть – это когда тебе все кланяются, и всё несут.

Это такой феномен Пашиняна и вообще армянской «независимости» - когда свинья лезет в правители, уповая на пышный банкет, и совершенно не задумывается: а что я буду делать, если турки придут убивать мой народ?! Меня же, раз назвался «Главой», «Лидером» - убивать будут в первом приоритете, правда?! А это уже не банкет! Это уже не веселуха «чего там уметь, наливай да пей», не здравницы-тосты от подхалимов, придворных лизоблюдов слушать. Это воевать и умирать – а ты умеешь?!

Дебил такое понять не способен. Он рвётся на банкет, допить за Лукашенко дорогого коньяку и стибрить со стола бриллиантовый портсигар бежавшего с немцами гетмана…

Дебил рвётся к власти через площадь, не задумываясь (он же дебил!), что на площади таких, как он, сладострастных «повелителей» много тысяч, а мест в высоких креслах – раз-два и обчёлся. Дебил играет в лотерею личной удачливости: а вдруг выгорит?!

Ему плевать на то, что он своими действиями ввергает свой страну и народ в войну, расходным материалом в чужой геополитике. Ему плевать на экономическую катастрофу, на разорение и нищету своего народа по итогам его некомпетентности, на катастрофу культуры, которой дебил никогда не заморачивался. У него в голове довольно узкий коридор смыслов:

Вот я – А вот власть – А вот я туда войду, и буду пиршествовать блистательно!

Такой человек не признаёт за властью функциональности, труда, ответственности, считает, что власть – всего лишь кормушка, а уж у кормушки харчеваться любой сможет: нехитра наука сладко жрать!

А когда враг рвётся к столице или разверзается бездна экономического кризиса – дебил у власти недоумевает: разве это тоже мне разруливать?! А я думал – только кайф получать от должности…

Городские паразиты, не повзрослевшие дети, выращенные компьютером аутисты – IT, инфантильные проходимцы «малого бизнеса» и сброд «без определённых занятий» - все они лезут во власть за сладкими пряниками, не зная мира вокруг и собственного положения в реальном мире, не имея никаких проектов и целеполагания под авось «потом разберёмся».

- Что будет, когда мы победим? Ну, так надо сначала победить, чего делить шкуру неубитого медведя!

Извините, но нормальная власть не столько делит, сколько умножает и прибавляет! А вы, настроенные делить и отнимать – чего, кроме катастрофы и целой новой эпохи горя народного принести можете?

Участники люмпен-бунта – люди без лица. Поскольку это пустые люди, помойные голуби, то они всеядны и равнодушны к выбору союзника. Лишь бы помогал НАМ к власти прорваться – обнимемся с любым. Хоть с Соросом, хоть с Моросом, какая разница? У нас ведь цели не больше, чем у пана атамана Грициана Таврического…

«Союз с дьяволом» в азарте борьбы за власть (когда «тиранией» называют любую власть не себя, любимых) – практически неизбежен для безликих и серых, пустоголовых участников люмпен-протеста. Не обманывайтесь массой: каждый в толпе – деклассированная эгоистичная сволочь, вышедшая лично себе урвать кусок послаще – пусть и ценой гибели страны, народа, цивилизации, им плевать.

Такой сволочи, ничего не видящей, кроме личной карьеры и личного мародёрского обогащения при новом переделе собственности – какая разница, кто помогает, лишь бы помогал! Для этой сволочи, одержимой жаждой личного успеха – плевать, какую цену заплатят окружающие за личное возвышение сволочи.

- Да пусть хоть сдохнут все – главное, я поднимусь, это мой шанс!

Именно поэтому у люмпен-бунта, вроде белорусского, нет даже формальной цели. Не потому, что её трудно придумать кукловодам, а потому, что её – общей! – никак нельзя быть. Ведь каждый из люмпен-бунтарей лелеет личную цель, и только крайняя туманость в словах организаторах заварухи может удержать эту люмпен-массу в убеждении, что «всё это затеяно ради моего шанса подняться».

В итоге получается: армянский народ должен умереть, будет вырезан – ради того, чтобы какая-то соровская свинья подефилировала на международных раутах и посидела за столом «первого лица», наслаждаясь удовлетворением своих болезненных комплексов неполноценности?!

Дегенераты майданов, умственные и нравственные дегенераты «цветной чумы» - приносят в жертву призраку своей личной карьеры свои страны и народы. Для того, чтобы несколько свиней добились «минуты славы», усевшись в красивые кабинеты – народы платят нищетой, развалом, разрухой, геноцидами.

Какие ещё результаты у «цветной чумы», начиная с 1991 года, с «воцарения» Ельцина? Мерзавцу хотелось личной власти – и он разменял на эту цель и миллионы жизней, сотни миллионов судеб соотечественников. А потом всё повторялось (и повторяется сегодня) удручающе однотипно.

Снова бунт городских паразитов, безмозглых и бессердечных, бесноватых – и снова катастрофа с миллионами жертвы и колоссальными разрушениями следом за их тупыми амбициями. Сколько же ещё народы будут наступать на эти грабли?!

Сколько люмпены будут волочится за посулами подонков и иностранных шпионов – ломая себе и будущее, и перспективы?

+++

Подонки даже себе не задают вопросов: как я буду защищать миллионы людей от гибели, истребления, вымирания?! Чем и откуда я буду их кормить, одевать, и снабжать теплом в домах? Смогу ли я организовать миллионы людей так, чтобы их труд был продуктивен и сам себя окупал? Как и за счёт чего я буду учить миллионы школьников и студентов, лечить миллионы захворавших, откуда возьму пенсии для миллионов пожилых? Подонки либерализма на это отвечают, что «рынок накормит, обогреет, обучит и вылечит». И защитит от геноцида, от турок, например?! Тоже рынок?! Химера, которая неодушевлённая, и даже нематериальная, вами выдуманная, как ответ на все вопросы…

Подонки либерализма заранее знают, что от их власти будет много жертв – но не знают, сколько именно. Формула рынка проста: «выживет тот, кто выживет». Сколько таких будет – заранее никто не скажет. Как уж кому повезёт – под властью безответственных паразитов, понимающих власть только как банкет и «доходное место», и более никак.

Пока подонки там будут пировать, обмывая свою победы над вами, лохами – а пировать они собираются много лет – приготовьтесь умирать в отчаянии и безнадёге нарастающе-катастрофического развала.

[1] Люди старшего возраста помнят Украину страной из первого квартиля в списке государств по уровню человеческого развития. Страной с пятой экономикой Европы. С мощной наукой, высокими технологиями. С медициной «по Семашко» и педагогикой «по Макаренко». С колбасой по 3.20, в конце концов, во времена когда мясопродуктов ели на душу населения… в 5 раз больше, чем сегодня!

[2] Люмпен сочетает в себе парадоксальным образом черты угнетённого (босяк, выкинут из жизни, лишён общественных перспектив) и угнетателя (тунеядец, ненужный жизни человек, живёт чужим трудом, хоть плохо – но не своим). В этом смысле люмпен ищет соответствующую своей психике идеологию, в которой мечты босячества и нищих сочетались бы с основными тезисами угнетателя-захребетника. Он находит идеологическое зеркало для люмпена в либерализме. Либерализм, с одной стороны, удобен угнетателям своей «рыночностью», лояльностью к мироедству и социал-паразитированию, с другой наполнен милой сердцам босяков демагогией демократии, «социальных лифтов», «общества равных возможностей» и прочей босяцкой белибердой.

Дмитрий НИКОЛАЕВ, обозреватель "ЭиМ".; 25 октября 2020

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин