Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

СОВРЕМЕННЫЙ МИР: ИСТОКИ ЛОГИКИ ВРАЖДЫ

СОВРЕМЕННЫЙ МИР: ИСТОКИ ЛОГИКИ ВРАЖДЫ Николай ВЫХИН, "США В МИРОВОЙ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ" (научная монография), глава 4." Оккупационный режим и подавление сопротивления".==> Страшным летом 1991 года у всех нормальных людей планеты, так или иначе, окончилась нормальная жизнь. Та, которая связана с позитивным образом быта, простого человеческого удовольствия от жизни и надеждами на лучшее будущее, оптимизмом по поводу ожидаемого социального и технического прогресса. Планета погрузилась в чрезвычайщину, позитивный быт сменился мрачными практиками выживания и выкручивания из ситуаций, будущее на всех континентах стало представать в зловещем формате антиутопий, в бесчисленных произведениях искусства рисоваться как пост-апокалипсис. Логика и практика мировой гибридной войны так или иначе втягивали всё население Земли в жестокую, но при этом неявную борьбу за существование, создали и доныне сохраняющееся ощущение «слепоты на ринге».

Продолжение. Начало: 1 глава, 2 глава, 3 глава - научной монографии Н.А. Выхина "США В МИРОВОЙ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ".

Суть его в том, что каждый из нас ждёт удара и постоянно получает удары, пытается отбиваться по мере боксёрских способностей, но не видит противника и вообще обстановки боя, как если бы драка происходила в полной темноте.

Логика вражды и конкуренции совершенно вытеснила логику благодушного сотрудничества и взаимной поддержки. При этом гибридный характер навязанной миру американскими претендентами на мировое господство войны тесно и неразрывно связал её с безумием, психопатологиями, как реальными, так и старательно имитируемыми.

Люди действительно сходят с ума огромными массами – от вопиющей иррациональности окружающей жизни, от дикого расхождения слов и дел, экранной картинки – и реальности. Но многие в этом потоке имитируют сумасшествие (например, укропатологию сознания) для карьеры или с целью простого выживания.

Поскольку имитирующие безумие карьеристы и аферисты смешиваются с реально безумными и симулянтами психических расстройств ради выживания, получается весьма психотоксичная среда, в которой никакой вопрос бытия или простого быта не может быть решён разумно, логически-связно.

Шельмование старых национальных верований и идеологий совместилось с явной и отчётливой дискредитацией новой идеологии, навязываемой миру победителями. Я имею в виду ставшее в наши дни тотальным и всеочевидным разрушение идеологии демократии, которую США активно «впаривали» миру в 80-е. Её крушение стало неизбежным в 90-е и далее.

В основе демократии лежит идея о том, что большинство избирателей решает всё, причём не один раз и навеки, а много раз. Регулярно, каждые 4-5 лет.

Я опускаю вопросы – насколько это реалистично, жизнеспособно и разумно. Это нереалистично, нежизненно, неразумно, противоречит законам человеческой природы, но... Я говорю о теоретическом принципе, который лежит в основе демократической идеологии.

Избиратели могут убрать то, что им не нравится, и ввести то, что им нравится. Но только на срок избирательного цикла. Через 4-5 лет, на новых выборах, избиратели большинством голосов снова будут решать, что убрать, а что оставить.

Если из теории демократии убрать этот механизм воли большинства – то от неё ничего не останется.

Но если это так (а теоретически это, безусловно, так) – то никакого отрицания социализма в демократии нет! Люди на выборах большинством голосов убирают лишь то, что им не по нраву.

То есть социализм «весь не уходит» - те его элементы, которые по нраву большинству избирателей, остаются в силе. Более того: даже устранённые на этих выборах элементы социализма могут быть возвращены на следующих выборах! Ведь нельзя же решать за избирателей – что им можно, а чего нельзя – говорит нам теория демократии.

А раз так – социализм не только частично остаётся, по воле избирателей, но ещё и может даже возвращаться в ранее удалённых сегментах!

Люди взяли и передумали: их к следующим выборам (референдуму) – переубедили. И чем крыть? Более того: в теории решения избирателей принимаются в раскованной обстановке свободы слова, собраний, мнений, как в хорошем суде, основной принцип которого – состязательность сторон!

А как в этом случае быть с «десоветизацией», «декоммунизацией» и т.п.? Им же в теоретической схеме демократии откровенно нет места[1]. Сегодня люди проголосовали убрать памятник Сталину, а завтра проголосуют его обратно поставить.

Умный завхоз этот памятник не станет даже прятать далеко – чтобы потом, при смене настроений, издалека не доставать… А имеет ли он право возражать большинству избирателей – если они так решили? Нет. В теории это не предусмотрено. Он не царь и не фюрер. Люди проголосовали – он исполнил. И всё.

Демократия оказывается по самой сути своей некой промежуточной и межеумочной территорией не принятного решения. Пространство неокончательного выбора. Любое решение в демократии – только до следующих свободных выборов. А там уж как кривая вывезет…

Можно ли в такой ситуации сказать «остато́чное прощевай» «Российской Империи», «Радяньскому Союзу» или вообще чему бы то ни было? Очевидно же, что нет! Можешь ручаться за себя самого, даже за своих потомков – но как ты можешь ручаться за грядущую волю большинства избирателей, которая тебе по определению (раз демократия) неизвестна?

В демократии – нет ничего «остато́чного». Тут всё переменчиво и зыбко: сегодня у людей такие настроения, а завтра, глядишь, сменятся. В такой обстановке социализм, конечно же, не построишь, но и «десоветизации» не проведёшь. Всякий, кто демократически избран, должен и обязан учитывать возможность перехода власти к оппозиции…

А потому, как только дошло до «остато́чных прощевай» «Радяньскому Союзу» - демократия, как пространство неопределённости выбора, закончилась. Началась военная хунта, фашистский режим, что угодно – но уже не свободная выборная стихия.

+++

С первых же лет своего мирового господства США вынуждены были принести демократические принципы в жертву своим имперским интересам и амбициям. Демократия, как вечное шараханье из стороны в сторону, несовместима с устойчивостью политического режима. И с политической стратегией определённого (а не каждый раз выборами по новой определяемого) вектора тоже несовместима.

Возникла очевидная в наши дни ситуация двойной морали, превратившейся в тайну полишинеля лжи. Можно выбирать то, что выгодно Америке, но нельзя выбирать то, чего ей невыгодно. Права человека существуют только, когда это выгодно американской конъюнктуре, а когда невыгодно – нет уже ни прав, ни людей.

Отделяться референдумом от России можно, а входить обратно точно таким же референдумом – нельзя. Голосовать за уход социалистических партий из власти – можно и приветствуется, но возвращать их обратно уже не разрешают.

Американская Империя выросла на пропаганде демократии – но реальная демократия вступила в непримиримое противоречие с имперской целесообразностью. Имперская целесообразность стала подрывать базовую основу американской пропаганды. Так получилось, что гегемон начал сам себя пожирать с хвоста.

+++

Если в годы Холодной Войны США позиционировали себя как «маяк надежды», светоч демократии, как проводника добра и света, то в 90-е им поневоле пришлось переносить упор на образ Дракона и Зверя[2].

То есть принуждать служить себе не за совесть, а за страх, эксплуатируя миф о своей страшной непобедимости, непреодолимости своей грубой, уже не подкрашенной сладкими сказками о демократии, силы. По формуле – «мы не правы, но это не важно».

Имидж чудовища, с которым просто бояться связываться – в корне отличается от имиджа бескорыстного и справедливого Друга, к защите которого предлагалось в 80-е прибегать народам планеты. В этом и есть главная разница, грань, водораздел между Холодной войной (войной на соблазнение) и Мировой Гибридной (войной на подавление).

Формируется новая антиправовая среда, антипод нормальной правовой среды. В её конституциональной основе:

- Право США объявлять свои агрессии «всемирным решением», сгоняя в свои орды «пушечное мясо» со всех покорённых народов.

-Право объявлять незаконное законным, а законное выставлять незаконным просто по праву грубой силы, не заморачиваясь правовыми принципами.

- Право решать, какие выборы в любой из стран мира были «честными», а какие – «фальсифицированными», что сделало посла США единственным избирателем в малых и слабых странах.

- Население же этих стран лишилось права голоса, ибо воля населения – ничто перед решением американского Госдепа.

Говоря кратко: право объявлять своё личное решение всемирным выбором, незаконное – законным, избранных – хунтой, а хунты – законно избранными.

Так на оккупированных территориях США оставили за собой решающее слово в управлении при полной безответственности за его результаты.



[1] Об этом прямо заявил главарь киевского режима П. Порошенко, обращаясь к Верховной раде в 2018 г.: «Является ли безвозвратной наша стратегия? Насколько ей угрожают реванш пророссийских сил и безответственность популистов? Как сделать так, чтобы избирательный цикл не остановил движение страны или, еще хуже, не развернул нас обратно?»

[2] Как сказано в «Апокалипсисе св. Ап. Иоанна Богослова – «И дивилась вся земля, следя за Зверем, и поклонились дракону, который дал власть Зверю, и поклонились Зверю, говоря: кто подобен Зверю сему? и кто может сразиться с ним?».

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 4 октября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..