Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

«ЗОЛОТОЙ ВОПРОС» А.ПАВЛОВА

«ЗОЛОТОЙ ВОПРОС» А.ПАВЛОВА Обсуждая сверхновую тематику, должен отметить весьма справедливый упрек нашего читателя Александра Павлова (комментировавшего статью МГЛА БЕЗУМИЯ). С точки зрения многоуважаемого Александра Павлова «…всё-таки присутствует, на мой взгляд, некоторая логическая незаконченность или даже двойственность, в том числе в свете ваших других работ.

Всё-таки непонятно, на чём следует остановиться: "долой древних тиранов-садистов, пытавших людей для собственного удовольствия" или "слава древним монархам, жестоко отстаивавшим порядок и государственную идеологию, искренне и не прячась за чужими спинами вершившими правосудие". Может быть, должна быть какая-то средняя позиция и можно вывести чёткие критерии, отделяющие одно от другого?»

Это не только вполне закономерно возникающий вопрос, но и большая помощь в становлении общей концепции социопатологии, как науки.

Как я многократно подчеркивал, мои статьи носят предварительный характер и не претендуют на завершенность. Новую науку невозможно сформировать сразу, в голове одного человека. Её нужно рихтовать вопросами и сомнениями, как это и делает А.Павлов. На самом деле, обозначенная им проблема является одной из ключевых в социопатологии.

Действительно, если бы вопрос стоял ТОЛЬКО в свержении самодурствующих садистов и в революционном очищении – то никакой социопатологии не потребовалось. Имеется давняя революционная традиция, имеется либерализм (я имею в виду не экономический, а социальный), теории ослабления властей путём их разделения, создания систем «сдержек и противовесов» и т.п. Всё это несколько веков подряд вдохновляло человечество – но ничего из этого не работает, потому что после революции всегда оказывается хуже, чем до неё.

Обратно говоря, если бы вопрос стоял ТОЛЬКО в прославлении гоббсова «Левиафана», то зачем какая-то научная социопатология? Традициям реакции, карательства, подавления – тоже не один век. Они тоже вдохновляли многих на расправу с революционным движением. Пиночет и Франко доселе восхищают наших странных «либералов».

Правда же в том, что НИ ТО, НИ ДРУГОЕ не работает, и я этот момент не выделил, не осмыслил толком, а А.Павлов совершенно справедливо подчеркнул это в своей товарищеской критике.

И я действительно признаю свою неправоту: не обсудив вопроса А.Павлова вообще незачем затевать разговоров про становление научной социопатологии, это будет дом без фундамента.

Вопрос в социопатологии ставится о порочной природе человека, как такового (если угодно – о первородном грехе), и оттого касается как тиранов, так и тираноборцев. История знаем множество примеров тираноборцев, которые оказывались в итоге хуже и страшнее тиранов, но и наоборот: огромное число примеров «Гарантов стабильности», делавших «стабильность» хуже любого хаоса.

В моем распоряжении – огромный иллюстративный материал, которым я лишь отчасти делюсь с читателями «ЭиМ» по причине ограниченности места в газете. Этот материал – о тех причудливо-чудовищных извращениях, которые приобретает человеческое поведение как в условиях своего господства над другими людьми, так и в условиях безвластия, либерально-демократически-толерантного бардака (который, по сути своей, Содом и Гоморра).

Я и ставлю вопрос в полном острие его: что делать с человеком? Подавлять беспощадно истязая – и тем вытравив из него всё человеческое? Или же дать путем потакания и свобод развиться в нём чикатиле, маньяку, выродку?

Если все наши «десталинизаторы» и «десоветизаторы» на первый вопрос ответ имеют, то второй вопрос они даже не ставят.

Такая однобокость страха перед Сциллой, при полном игнорировании Харибды – УЖЕ поставила человечество на грань вымирания и обрушения цивилизации. Давайте честно признаем, что эксперимент по предоставлению человеку «свободы выбора» не только проваливается у нас на глазах, а уже провалился[1].

Либерализм Европы, её свободомыслие и плюраззм породил прогрессирующий рост маньяков, из которого Европа и США, похоже, уже не выберутся.

И вот мой главный вопрос: почему дело, начатое Вольтером и Радищевым – заканчивается даже не Робеспьером и Троцким (что само по себе было бы ужасно), а попросту чикатилами и джеками-потрошителями?

Отсюда и главная идея социопатологии, как науки: прогресс и развитие общества являются двуединым процессом, в котором рост всех и всяческих сил (технических, административных, контрольных и т.п.) сопровождается усилением роли ядровой догматики в жизни людей.

То есть, наращивая скорости и мощности, цивилизация (чтобы не погибнуть) – должна видеть в догмах своих истоков не «суеверия диких предков» и не «примитивные верования в века до техники», а суть и сердцевину жизни.

Если же возобладает линия на презрительное снисхождение к наследию предков (мол, они тёмные были, а мы просветлённые, летаем с немыслимыми для них скоростями), то…

С цивилизацией произойдёт тот же самый процесс, что и с ветвями, оторванными от своих корней. Если вы срежете деревце и поставите его в кадку с водой, то какое-то время оно по инерции ещё может зеленеть, и даже расти(!). Но это – не более, чем инерция (в рамках исторического процесса инерции бывают долгими, до века и дольше).

Если мы примем этот взгляд - убежденные, что ценность исходных догм не падает, а возрастает вместе с техническим развитием цивилизации – то поймем и диалектику тирании и тираноборчества.

Сам по себе технический рост силы – будь то сила машины в руках человека или сила власти в его руках – это не прогресс, а его могильщик. Чем сильнее становятся силы, ненавидящие и презирающие эту цивилизацию – тем быстрее наступит её коллапс. Вместе с коллапсом цивилизации «навернуться», конечно же, и её конкретные прикладные достижения, будь то шагающие экскаваторы или медицинские технологии.

Потому что (в этом суть моего открытия, как я надеюсь) – все конкретные прикладные достижения науки и техники не являются самостоятельным благом, готовым "прыгнуть " в любые руки. Нельзя их всерьёз усвоить и освоить без подсадки на ту исходную, цивилизационную догматическую основу, для реализации идеалов которой технические средства создавались.

В своей цивилизации технические достижения вырастают из самой логики общественного процесса, для решения поставленных конкретными догмами вполне определённых общественных идеалов. В чужой цивилизации – как автомат Калашникова в руках «изломиста» – техника будет работать, пока не сломается, а починить её будет уже некому.

То, что дерево некоторое время может расти без корней по инерции – не должно нас обольщать. Инерция затухает и кончается в обязательном порядке.

Диалектика тирании и тираноборчества в истории человеческой заключается в их отношении к догматическому ядру цивилизации. Ни реакция, ни революция не бывают прогрессивны сами по себе. Их прогресс – или дегенератизм – заключаются в их отношении к базовому ядру ценностей, переносимому в неизменном виде из века в век.

Это, в числе прочего, позволяет нам делить революции на «собственно революции» и «некролюции», то есть отделять самоочищение народа от его самоубийства[2].

Таким образом, главной задачей сил прогресса и цивилизации является сохранение базового ядра догм (корней культуры) в условиях развития технических сил. Мы знаем, что с точки зрения диалектики, количество переходит в качество.

Следовательно, количественный рост технической силы человека постоянно будет стремиться произвести качественные перемены его ценностей. Это так же неизбежно, как закон тяготения. Но это преодолевается – так же, как преодолевается закон тяготения воздушными шарами и самолётами.

Сложно? – скажете вы. Да будь дело простым – и огород городить с новой наукой не потребовалось бы. Какая такая социопатология? Какое преодоление законов естества?!

Вот марксисты были вполне удовлетворены тем, что по мере развития технических средств меняются и верования человека, его мораль (марксизм считает мораль служанкой правящего класса), его представления о законном и незаконном, разумном и безумном.

Накапливая техническую силу КОЛИЧЕСТВЕННО – человек однажды совершает качественный скачок, изменяя самой своей сути, тому делу, ради которого его создавали предки и ради которого ему, собственно, предки и дали в руки могучую технику. Марксисты говорят: по мере развития производительных сил сами представления человека о добре и зле меняются, и это нормально.

А мы говорим – это чудовищно. Ведь транспортное средство должно не только бесконечно наращивать скорость, но и сохранять жизнь своих пассажиров! Транспортное средство, в котором на сверхскоростях пассажиров размазывает в кровавую кашу – уже не транспортное средство, а орудие казни.

Поэтому прогрессу и цивилизации лучше потерять в скорости, но выиграть в безопасности, чего никогда не понимали, ни энтузиасты буржуазного модерна, ни их кузены – коммунисты.

Социопатология – это наука о сохранении базовых норм цивилизации (морали, права, критериев психиатрии) в условиях научно-технической революции. Это наука о технологиях разделения переменности силы от постоянства цели.

Моя задача, как ученого, дать технологии такого разделения, при котором технических средств становилось бы больше, но смысл человеческой жизни не менялся бы ни в большую, ни в меньшую сторону. Прогресс может быть только в одном случае: если, преодолевая законы естества, мы будем наращивать количество благ для человека, но предотвратим его качественное перерождение.

Такова узкая и тернистая тропа подлинного прогресса.

Иначе наука и техника заведут нас в болото мутаций духа и тела человека, породят монстров, утонут сами в этом болоте и нас там утопят.

Поэтому мы и говорим, что сам по себе рост технических сил ещё не есть прогресс – точно так же, как сила упругости пружины ещё не часовой механизм, хотя он и движим силой упругости пружины.

В этом смысле человек, вооруженный знанием социопатологии, понимает, насколько похожи на прогулки по минному полю нелепейшие эксперименты над умом и душой человека у большевиков и у современных либералов. То, что делали большевики и то, что делают либералы – вызывает у социопатолога ужас!

Ведь главная цель – не ревизировать ядро ценностей, а наоборот, не допустить его ревизии. Главная цель – не разорвать связь времен, отделив себя от предков, а наоборот – порой даже искусственно – стремиться к максимальному сближению с ними.

Пытаясь объяснить, чем заканчиваются эксперименты с содержанием души и совести человеческой, я обильно привожу примеры из древней истории (когда догматическое ядро только формировалось), и веду читателя к выводу: в условиях несформированности или деструкции базового ядра у него будет чикатило-начальник, чикатилы-соседи, чикатилы-коллеги, и чикатилы-члены семьи. Вот для чего все эти бесчисленные примеры из древности, вызвавшие законный вопрос читателя А.Павлова: долой ли деспотов-садистов или слава им за укрощение рядовых садистов?

История человечества очень сложна. Она не может быть представлена ни в виде заката (теории потерянного «золотого века» и подступающей кали-юги), ни в виде рассвета (марксистская убежденность о прогрессивных стадиях, приходящих на смену реакционным).

История человечества – это разнонаправленное шарахание слепых над пропастью. Она идёт то взад, то вперёд, да ведь и сами «зад» и «перед» условны.

Представление о них нам даёт наше базовое догматическое ядро, религия, сформировавшая цивилизацию. Если мы, допустим, поменяем религию, то «зад» и «перед» истории тоже могут поменяться местами. То, что для нас омерзительно – в силу нашего воспитания на базовых нормах нашего общежития – для кого-то, возможно, восхитительно. Иначе как объяснить появление маньяков? Которых, к тому же, число растет в годину идеологических смут?

Наше представление о прогрессе связано с избавлением человека от страданий при сохранении его как человека вполне определённого вида и типа. Именно поэтому, кстати, мы и не рассматриваем варианты избавления человека от страданий путём отключения его мозга, путём превращения его в животное и т.п.

Но если мы, усиливая человека техникой и знаниями, хотим избавить его от мутаций в нечто нечеловеческое – мы должны понимать роль религии в обществе. И не только важную, но и постоянно возрастающую по мере развития науки и техники.

Парадоксально для выпускников советских школ прозвучит, но религия развитому обществу нужна гораздо сильнее, чем примитивному. Почему? В примитивном меньше соблазнов и меньше технических средств угробить планету и человечество. По мере развития научно-технических знаний и средств религиозное воспитание должно не ослабевать, а усиливаться, чтобы разгоняющаяся колымага истории не свалилась в кювет (а чем выше скорость – тем больнее будет падение).

Именно представление о сложности истории заставляет меня прокомментировать и другое замечание А.Павлова в адрес моей недоработанной статьи.

Как пишет А.Павлов, «Из практических примеров мне например как-то не по душе позиция современных властей по Малороссии. Я бы с пониманием отнёсся к российскому лидеру который потребовал бы доставить к нему всяких порошенков, коломойских, кучм, януковичей, тимошенок и т.п. чтобы разделать их лично - на мой взгляд это нормальная реакция на столь наглый сепаратизм и предательство государства, а вот либеральные заочные осуждения по телевизору вместе с минскими псевдодоговорённостями и с попустительством к обстрелам русских территорий у меня понимания не вызывают».

И он совершенно прав, и я, как гражданин, целиком и полностью разделяю его мнение. И мне «не по душе» происходящее, и я «с пониманием бы отнёсся»…

Но дело в том, увы, дорогие мои читатели (не только многоуважаемый А.Павлов), что прямая дорога в Берлин из Белостока отнюдь не лежит через Сталинград.

И если наши деды шли в Берлин не через Варшаву, а через Сталинград, то это – и трагедия и печаль, и многие жертвы. Поведению Кремля есть, думаю, очень и очень простое объяснение, которого, почему-то, избегают все казенные пропагандисты.

Например, С.Кургинян буквально извёл меня своей антистрелковской бесконечной кампанией, безумно и бессмысленно доказывая, что прямая дорога на Берлин идёт именно через Сталинград, а через Варшаву длиннее… Потому что вождь не может ошибаться, не может сделать крюк…

На самом деле – всё очень просто. Силёнок у нас пока ещё маловато.

Путин – не самодержавный монарх, да и будь он монархом – мало ли монархов табакеркой по уху зашибли «ночами злыми»? Наша страна похожа на жертву налёта, избитую до полусмерти. Она еле ковыляет на костылях. Вы хотите, чтобы она бегала вприпрыжку? И я хочу! И будет это когда-нибудь, наверное…

Но сейчас у неё другая тактика передвижения. Называется, в двух словах, «урвал – и всё по-старому». Врага успокаивают, уверяя, что всё будет по старому – только мы вот ещё кусочек маленький отщипнём, и снова всё как прежде будет! Всё по старому – но было без Чечни, а стало с Чечнёй. Всё по старому – но была рыхлая ельцинская «федерастия», а стала вполне централизованная страна. Всё по старому – но только добавилась Абхазия. Всё по старому – только было без Крыма, а стало с Крымом…

Вот такая вот тактика продвижения: укус-поглаживание, укус-поглаживание. Укус мгновенен – поглаживание успокаивающее может длиться годами. Путин дьявольски терпелив. Сразу скажу – я такого терпения не имею. Я бы на его месте не смог, не выдержал. Он может ждать и терпеть не просто годами – десятками лет! Вы не бойтесь – говорит он Орде – вы же видите, я на саму систему не посягаю… Я только по малости себе оторву… То здесь… То там… А общих устоев миропорядка я не трогаю…

Итог: России в 1999 году не было, она теперь есть. Орда в 1999 году была всемогущей, называла русский патриотизм «рычащей вошью»[3] – сейчас торг уже чуть ли не на равных идёт…

Невольно вспоминаются строки из военных стихов К.Симонова:

…Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой, —

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Почему я уделяю так много внимания этой теме? Да потому что предварительные мои рассуждения о социопатологии – неразрывно связаны с торжеством или крахом дела Путина. Я могу умничать сколько угодно, раскладывая аргументы. Но если не станет державной России – ничего уже в мире не будет, в том числе, конечно, и никакой социопатологии.

Мы все намертво зависимы от успеха возрождения страны, которой единственной по силам вытащить человечество, историю, культуру, цивилизацию из сползания в кислотное болото всераспада.

Не будет России – не будет ничего. А будет Россия – тогда нам предстоит большая работа по становлению и внедрению социопатологии, ключевой для выживания людей науки, учащей тому, как не сделать прогресс своей противоположностью. Это тоже очень нужная работа. Но – только после того, как отстоим свою страну.



[1] Об этом евреи стали писать – обычно не склонные к жажде сильной руки. Вот Е.САТАНОВСКИЙ 16.11.2015 пишет вполне здраво: "Как там насчёт «прекрасной Франции»? А также о европейских ценностях, толерантности и мультикультурализме? Об отсутствии смертной казни? О торжестве демократии? О единой Европе?

Это очень удобно, когда Европа — единая. Можно без помех перемещаться из страны в страну. Это замечательно, что смертная казнь в Европе отменена. Можно убивать без помех и ничего не бояться. Если тебя не убьют сразу, тебя ждёт спокойная жизнь в комфортабельной тюрьме, адвокаты и спортивный зал, право на то и на это.

Европейская справедливость — законы для убийц. Ни жертвы, ни их родственники не получат ничего, кроме бессмысленных речей безответственных болтунов вроде французского президента, всем своим видом и всем своим бездействием напоминающего слова Уинстона Черчилля об «овце в овечьей шкуре», которые тот сказал по поводу совсем другого политика, британского, более полувека назад".

[2] Понятно, что это теория, и что в жизни, конечно, в чистом виде революция или некролюция бывают очень редко. Чаще всего мы ставим вопрос о соотношении их в той или иной революционной буре. Элементы того и другого смешиваются, важно – что возобладает. Такова, например, диалектика Октябрьской Революции 1917 года, которая, с одной стороны, возрождала по факту апостольские нравы первых христианских общин, т.е. очищала первичное цивилизационное ядро от накипи и эрозии. А с другой – нанесла цивилизационной ткани колоссальные удары и прорехи, потому что к строительству социализма (вполне назревшему, прогрессивному делу) сразу же пристала ядовитая примесь сатанизма, разного рода дичайших и антицивилизационных извращений троцкизма. Поэтому в итоге мы отделяем «мужицкую революцию» с её стремлением истребить мироедов, добиться крестьянской правды – от столично-гламурной революции масонов-кокаинистов. В ходе сталинских репрессий мужицкая революция пожрала масонскую, но это тоже имело негативные последствия: крестьянские почти неграмотные представления о жизни и её устройстве оказались слишком примитивны к концу ХХ века, а аристократия и интеллигенция предали свой народ, и т.п.

[3] Так называлась статья о русской державности в ведущем американском издании.

17 ноября 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.