Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Авагян-Бобров: АПГРЕЙД ПОЛИТЭКОНОМИИ

Авагян-Бобров: АПГРЕЙД ПОЛИТЭКОНОМИИ ​Николай Бобров: Правда - интересно получается. Занятно, что вы наперёд сняли некоторые пункты, по которым мне хотелось поспорить, ну, как бы заступиться за капиталистов - признали их роль в организации производства. Правда, я думаю, что их уже и нет, и капитализма тоже уже нет. "Великая книга" Айн Рэнд - она и апология, она и реквием. Задал тут людям на своей страничке загадку - мол, знаю только одну крупную (очень крупную) настоящую частную компанию - американский Cargill. Кто больше? Похоже, аукцион не состоится - нет ответов.

(Продолжение диалога. Начало - здесь)

Спасибо и за Беляева - эпоха в детстве, собрания его сочинений хватило на месяц запойного чтения - а потом сколько перечитывал! Но он не только "экстенсивный" писатель - у него "Подводные земледельцы" выращивали ламинарию, на "Звезде КЭЦ" было опытно-промышленное производство, а гадкий "Продавец воздуха" донельзя развил криогенную технику, создавая свой абсолютный товар, бесспорный эквивалент всех ценностей - и с ним залез под землю.

Вазген Авагян: Я Беляева не думал осуждать, я лишь пример привёл – что мыслили несколько десятилетий назад - иначе. Иные были приоритеты. Нужно было осваивать целину – а сейчас мы больше думаем о том, как спасти «освоенное». Вспыли факторы предельной ограниченности ресурсов, далеко не такие актуальные в совсем недавние времена Беляева…

Николай Бобров: Про дефолтный 1998 - мне за ним не надо на Магадан, отлично помню эти дни.

Дефолт накрыл на второй неделе в должности директора по экономике и финансам Ярославского шинного, я уже был умучен до предела - а тут такое! Последствия - к новому 1999 году погасили трёхмесячный долг по зарплате, а в 99-м - закрыли и разломали 8-й цех обр. 1935 года, участок автоклавной вулканизации, в народе - "Бухенвальд" , поставили взамен относительно не столь вонючие вулканизаторы-форматоры из Германии (три четверти персонала фирмы поставщика - чехи, словаки, украинцы и русские), и даже организовали их производство на ЯрЗОМ - "Заводе опытных машин" - не только сборку, в первой партии процентов 40 было наших деталей, дальше должна была их доля возрасти.

Вообще натащили кучу оборудования, нового и б/у не брезговали - и казалось - счастье есть. Потом пришли акционеры - Ходорковский, за ним - Голдовский - и всё утухло, но это уж другая история. Так что мой опыт вашу информацию вполне подтверждает. И ещё - совсем в тьмутаракань, населённую голимыми алканоидами меня не заносило, но и второй ваш сюжет готов подтвердить. В родном Ярославле (600 000 населения) мы собирали самые лучшие кадры, или они сами собирались в сильной компании.

В городе в три раза меньше - всё хуже и дороже, и вместо увольнений приходилось заниматься трудовой педагогикой. Так в Ярославле был завод, второй по численности в городе - 10 000 на тот момент, а в Рыбинске - кондитерская фабричка на 600 тн. продукции. Теперь в селе работаю, предприятие "посёлкообразующее" - так вольно-невольно вожусь с местными кадрами. Вообще - очень неплохой народ, повезло, но других и нет.

И им ведь особо некуда деваться, так что кто кого эксплуатирует - не совсем ясно.

- На самом деле обе стороны отношений эксплуатируют друг друга, но в разной степени, с преимуществом одной или иной стороны. Для политэкономии это новая мысль, согласитесь… Но от неё никуда не уйти, ибо объективность обязывает. В отношениях труда и капитала класс-эксплуататор (в старом смысле, т.е. получающий львиную долю преимуществ от отношений) определяется не отношением к собственности, а соотношением ресурсов и рабочих рук. Собственность – вообще понятие относительное.

Можно владеть одной и той же собственностью – и при этом процветать, выживать – или нищенствовать. Проведем опять мысленный эксперимент: «клонируем» абсолютно одинаковую квартиру или дом, так, чтобы до молекулы всё было идентично. Но один экземпляр помещаем в центре Москвы, второй – за МКАД, а третий – в Урюпинске, в промзоне, куда троллейбусы не ходят…

Будут ли эти три абсолютно одинаковых квартиры (или дома) иметь одинаковую стоимость, и приносить одинаковый доход – притом, что по условию задачи мы твёрдо знаем, что они даже на молекулярном уровне идентичны? То же самое можно сделать с производственной линией, станками и механизмами, земельными участками и т.п.

При полной идентичности собственности вы (в зависимости от контекста её проявления) можете быть и богачом, и простым обывателем, и погрязшим в долгах неоплатным должником… А собственность будет абсолютно одинакова, до винтика, до последней шестерёнки!

Объединяясь в коллективы и разделяя труд – все люди эксплуатируют друг друга – просто потому что используют друг друга. Производитель свеклы использует производителя моркови и наоборот.

Поэтому я считаю, что Маркс ошибался, когда поставил вопрос об эксплуатации человека человеком. Нужно сместить акценты и говорить о паритете (или диспаритетности) взаимной эксплуатации человека человеком. При резкой неэквивалентности обмена возникает то, что марксисты заклеймили «эксплуатацией», но что в научном смысле – неравноправие обмена. Может ли человек неимущий эксплуатировать в этом смысле имущего? Да, и такие примеры сплошь и рядом. В конце концов –

Детям отдаём мы всё на свете,

Отдаём от сердца – не взаймы…

В отношениях отца и сына – кто угнетатель, а кто угнетенный? В отношениях учителя и ученика?

Да ведь и владение собственностью – не константа. Я не о том, что собственность в любой момент может быть конфискована властью (хотя и это тоже нужно иметь в виду). Я о том, что владение-обладание одним и тем же предметом может быть и полезным, и бесполезным для человека.

Заменяя понятие «класс» понятием «клан» (правящий) мы приближаемся к жизни из терний фантазёрства. Класс – это люди, владеющие собственностью. То есть владельцы одинаковых квартир в Москве и в Урюпинске – представители одного класса. Собственность-то у них идентична. Владелец автосервиса недалеко от Кремля – одинаков с владельцем автосервиса в промзоне города Алапаевска, потому что они заняты одним делом, оба собственники и принадлежат к одному классу…

Правящий клан – совсем другое. Это не просто владельцы собственности, а владельцы наиболее выгодной на данный момент собственности, те, кто имеет возможность подгрести к себе самые лакомые куски, снять пенки. Причем если фокус выгоды меняется – то и собственность у правящего клана меняется: он сбрасывает на руки «лузерам» малодоходные сектора собственности и конфискует себе высокодоходные.

Маркс полагал, что угнетение (как преимущественное использование, неэквивалентный обмен услугами) вытекает из собственности, шантажирующей неимущих. Формально он прав, но ведь нужно задать вопрос – собственность это бумажка, или сила, насилие? Если бумажка, то большое количество неимущих придёт к шантажисту, ударит кулаком по столу, и… ну, вы понимаете!

А если сила, насилие – то вообще не важно, какой собственностью владеет данный насильник, и владеет ли он собственностью вообще.

Если он может вызвать карательную команду – то тайна угнетения именно в этой команде, а не в гражданско-правовых отношениях.

Формальное владение собственностью не делает человека угнетателем, равно как и формальное отсутствие собственности – не делает его угнетенным. Не будем забывать (я постоянно призываю возвращаться к религиозным истокам мысли, без которых не будет научности в науке) – что всякий человек «нагим приходит в этот мир, и нагим уходит из него».

Следовательно, на самом-то деле никому ничего не принадлежит. Это всё игра на нервах, на шантаже, на внушении и внушаемости, игра на страхах и похотях человеческих, игра на психологии. «Я владею торговым центром…» Да ничем ты не владеешь! Даже гробом собственным, и то не ты владеешь! Это всё игровая раскладка людей, пришедших в мир нагими… «Принято считать, что ты владеешь торговым центром» - так будет правильнее.

Где принято? У кого принято?! У конкретного круга людей. Поменяется круг людей – поменяется и мнение насчет владения…

Если принадлежность к правящему классу – это владение автосервисом в Москве или Урюпинске, то принадлежность к правящему клану – это возможность перенести автосервис из Урюпинска в Москву. Совсем другой формат отношений, порождающий реальных (а не химерических, марксистских) угнетателей и угнетённых.

Общество, захватив тем или иным путём ту или иную глыбу ресурсов, далее распределяет её плоды тем или иным способом, в соответствии с теми или иными представлениями о справедливости. Это и есть на настоящий момент научная политэкономия.

- Но - вернёмся к теме… Ресурсы принято разделять на возобновляемые и невозобновляемые. Вот - берём гектар пашни, расходуем на предпосевную обработку 15-20 л. соляры, вносим полтора центнера удобрений, два с половиной центнера зерна, немного химикатов... расходуем от 6 до 10 л/га топлива на жатву/обмолот - и получаем, ну, скажем - 35 центнеров. Результат достижим до, примерно, 60 град. с.ш. - за Вологдой.

В этом примере также нет прибавочного продукта? Зерно - почти абсолютно ликвидный товар, хозяева, готовые предъявить заказ, находятся из года в год. Покупаем, даже если попадаем в убытки - на яйце, на муке... Предвижу возражение - расход топливных калорий в этом цикле превысит количество полученных пищевых калорий. Что будет, когда "иссякнет жизнь на берегах бензиновых рек" (с)?

Но ведь это не везде так. Южней, много южней - выращивают сахарный тростник, гонят спирт, спиртом заправляют авто и сельхозмашины - и цикл расширенного воспроизводства повторяется. И граница такого цикла воспроизводства потихоньку движется к обоим полюсам земли. Уж здесь-то, мне кажется, прибавочный продукт точно, что есть. Хотя, конечно, стоимостной оценкой можно управлять извне.

Пока писал ответ, вспомнил своё сочинение годичной давности и подумал - а не надо за примерами возвращаться на 17 лет, хоть и приятно ностальгировать - всего лишь год назад на наших глазах рухнула стоимостная оценка энергетической основы современной цивилизации, и, попутно - многих ресурсов, реальных активов. Или же изменился номинал "меры стоимости", старшей валюты? Вот пытался тогда разобраться[1].

- Мы с вами добрались до более раннего заблуждения – домарксовой и досмитовой школы физиократов в экономике! Именно они полагали, что промышленное производство прибавочного продукта не даёт, играет с нулевой суммой, а вот земля и земледелие – единственный источник прибавочного продукта. Опять же, физиократам нужно было объяснить появление прибыли – ведь откуда-то она берётся?! Если деньги – тень продуктов (а во времена физиократов это было очевиднее, чем сейчас, хотя формально верно и сейчас) – то прибыль в деньгах есть тень прибыли в продуктах.

На самом деле, если бы не этот «проклятый» вопрос с возникающей от деятельности прибылью – даже школьник заметил бы логический сбой в построении физиократов. Земля (пашня) не производит прибавочной стоимости точно так же, как не производит её станок или вагон. Земля (пашня) – с точки зрения экономиста ничем не отличается от станка, и является таким же «инструментом обработки сырья».

Как может возникнуть «прибавочный продукт»?! С нарушением законов сохранения вещества и энергии? Не было, не было – а тут раз и появился? Я спрашиваю пока в физическом смысле (с экономикой потом) – откуда же взяться прибавочному продукту в биосфере, масса которой, по словам В.И.Вернадского[2], «не изменялась со времен динозавров»? Ведь только очень наивный человек может думать, что из одного зёрнышка выросли 20-30 зёрен, не вобрав в себя НАЛИЧНУЮ БИОМАССУ, заключенную в почве, воде, воздухе данного поля (плантации)…

Земледелец ничего не добавляет в общую массу биосферы, да и не может этого сделать. Его «волшебство» простирается только на область опять-таки, ПОЛЕЗНОГО ПЕРЕДЕЛА, когда пшеницы стало больше, потому что меньше стало осоки, берёзок, папоротников или ёлок (сами понимаете, ряд произвольный, и может бесконечно дополняться). Причем полезность передела – когда «перековываем папоротники на пшеницу» - как и всё в экономике, условна, определена волей момента. Да, на данный момент мы сами для себя решили, что пшеница нам нужнее и полезнее осоки и пырея… Но это не навсегда, и это субъективно…

Мудро подмеченное вами соотношение калорий в топливе и в пище – далеко не единственное. Человек вообще (по давней традиции) не оплачивает экологического ущерба от своего хозяйствования. Вы перечисляете те ресурсы, которые вам продают за деньги: гектар пашни, литры солярки, центнеры удобрений и т.п. А есть ресурсы, которые вы используете бесплатно, и потому о них забываете: воздух и дождь, солнечная энергия, плодородие почв (слой гумуса в русских степях копился около 10 тыс. лет, пишут почвоведы, а разрушается в считанные десятилетия), животворящую силу генетических механизмов живой, размножающейся клетки и т.п.

Конечно, для вас, как для хозяйствующего практика с большим опытом, есть разница между ресурсами платными и ресурсами бесплатными.

Но с точки зрения экономической науки их нет. Потому что все ваши платные ресурсы вы получаете от власти ТОЧНО ТАКИМ ЖЕ ОБРАЗОМ, как и бесплатные. Ведь деньги – символические условные знаки власти. Они могут быть ею даны или не даны, ТОЧНО ТАК ЖЕ, как и бесплатные ресурсы.

Вообразите, что с вас стали бы взыскивать за отравление воздуха, которое, безусловно, присутствует при сожжении «15-20 литров соляры». Но, взыскивая, власть выдавала бы вам денежную компенсацию на взыск.

Рубль сверху дала – а потом рубль сверху взяла. Формально ваши доходы и расходы увеличились бы на рубль, вырос бы отчетный оборот. Фактически же в данной операции власть бесплатно предоставляет вам бесплатный ресурс – но зачем-то мудрит с отчетностью выдачи…

Понимаете мою мысль? Она новая, сложно ложиться на старые клише – но суть её вот в чем: деньги власть даёт хозяйствующим субъектам точно так же, как и бесплатные ресурсы своей территории. И то и другое она может давать или не давать. Бесплатные ресурсы могут становиться платными и наоборот. Определённое количество земли, выданной фермеру, экономически равно определённой зарплате в деньгах у горожанина. То есть можно расплатиться бумажными значками, а можно без их посредства, напрямую ресурсами земли.

Можем ли мы оторвать экономику от физики, химии, биологии, экологии? Одной из самых слабых мест либеральной доктрины мне представляется именно этот отрыв экономической науки от целостного древа наук. Мол, в физике одни законы, а у нас в экономике другие, нам физика не указка…

Но такая экономика становится не просто ненаучной. Она становится анти-научной, подобно тому, как воровство – анти-экономическая (а не просто внеэкономическая) деятельность. В этом грань между экономикой и аристотелевой «хрематистикой»[3]. Хрематистика цинично-равнодушна к предкам, окружающим людям и потомкам. Она стремиться вырвать сиюминутную прибыль, не задавая себе вопросов – где образуется от этого убыль?

Тот продукт, который человечество в ХХ веке ускоренно гонит, как «прибавочный», и та стоимость, которую труд лихорадочно вырывает у ресурсной базы, как «прибавочную» - по всем графикам и сводкам является ущербом колоссального масштаба и во многом с необратимыми последствиями. Вопросы экологического вреда выброшены из взаиморасчетов хозяйствующих субъектов – что и привело к появлению «прибыли» при таком разгоне хозяйствования. В приведенном Вами примере – сельхозмашины отравляют воздух выхлопами совершенно бесплатно, о рекультивации земель речи не идёт, о компенсации изводимым видам флоры и фауны – тоже. Вот она и вылезает – прибыль «с 15 литров соляры» и мешка зерна. Так-то бы она не вылезла.

Впрочем, аграрии наши бедствуют и без экологических компенсаций, словно бы задавшись целью опровергнуть физиократов.

Физиократы видели в плодородии Земли (потому что оно казалось им возобновимым неисчерпаемым ресурсом) ЕДИНСТВЕННЫЙ источник прибавочной стоимости. Мол, все эти городские ремёсла, и тем более ростовщики - только воду в ступе толкут. А вот крестьяне (при физиократах- около 90% населения их стран), они извлекают прибавочный продукт…

Однако в современной РФ сельское хозяйство (какими путями – отдельный разговор) – оказалось в ряду наименее прибыльных отраслей! Вот и произвели, извиняюсь, прибавочный продукт с прибавочной стоимостью! Всем другим хватило, а самим производителям – нет…

На самом деле они не производят никакой прибавочной стоимости, и тем более прибавочного продукта – как и никто их не производит. Они точно так же как и все граждане, присосались к определённой глыбе ресурсов, обеспечивающей выживание. Но, поскольку хозяева этой глыбы – не они, а совсем другие люди (живущие в мегаполисах) – то львиную долю извлекаемых благ получают в мегаполисах, а на село почти ничего не остаётся, как бы адски не трудились комбайнёры…

***

Краткий вывод: если при Марксе актуальна была социальная сторона социализма, то сегодня выходит неведомая Марксу ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ сторона социализма. Обществу плановой обработки и планового потребления нет альтернатив, кроме разрушения, деградации и вымирания (вариант – одичания) человечества.

Извлечь прибавочный продукт и прибавочную стоимость – дело неблизкого будущего, амбициозная задача для человечества в грядущем. Первая ласточка на этом пути (забракованная капитализмом) – это атомная энергетика, извлечение колоссальных сил, намертво связанных в атомах на протяжении миллионолетий, и потому как бы не существовавших прежде. Освоение ресурсов Космоса, включение в оборот ресурсов дальних планет (а прежде – ближних), научные изыскания, позволяющие проникнуть на нижние этажи кладовой природы, взять те запасы, до которых у людей ранее руки не доходили – вот путь к становлению подлинной прибавочной стоимости и продукта.

Сейчас же те ресурсы, которые мы – часто не задумываясь – называем «возобновляемыми» - возобновляемы весьма условно. Они возобновляемы и не полностью, и не в первозданном виде, и не везде, и не всегда и т.п.

Ну, а наш полезный людям диалог, я думаю, мы ещё будем продолжать, корректируя актуальные места современной политэкономии, совершенно очевидным образом отличающейся от самой себя в XIX веке…



[1] http://www.stihi.ru/2014/12/08/1226

[2] Это легко доказывалось В.И. Вернадским в его дневниках 1933 года: если бы живое могло происходить из неживого, то живое своим бесконечным размножением в буквальном смысле слова скушало бы планету – литосферу, атмосферу, и все прочие сферы, которые перешли бы в биосферу. Но живое не кушает камень – потому планета и не съедена до ядра. Биосфера замкнута, её масса – переливчатая, но в средних показателях – устойчива…

[3] Хрематистика (от др.-греч. χρηματιστική — обогащение) — термин, которым Аристотель обозначал науку об обогащении, искусство накапливать деньги и имущество, накопление богатства как самоцель, как сверхзадача, как поклонение прибыли.

Искренне Ваш, редакционный коллектив газеты «Экономика и Мы».; 2 ноября 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.