Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

КУСОК ТОРГА

НЕНАВИСТЬ К ЛЮДЯМ УБИВАЕТ ТОРГОВЛЮ, ТОГДА КАК ЛЮБОВЬ К ЛЮДЯМ ЗАМЕНИЛА ТОРГОВЛЕЙ ДРЕВНИЙ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ГРАБЕЖ...

КУСОК ТОРГА Предпринимательский доход – важный инструмент экономического прогресса и материального стимулирования на рынке труда. Поэтому всякое государство и всякое правительство заинтересованы в развитии предпринимательского дохода. В связи с этим важно отметить несколько принципиальных вещей.

      Во-первых, предпринимательский доход в национальном масштабе не нужно путать с личным доходом отдельно взятого предпринимателя. Если один сожрал всех, и получил за всех, то его личные результаты вовсе не улучшили показателей по предпринимательскому доходу, а как раз наоборот.

        Во-вторых, предпринимательский доход нужно отличать от ренты, и главное различие тут – безликость рентополучателя. Если доход поступает независимо от личности и действий получателя, то, как бы он формально не назывался, это рентный доход. Если доход связан с конкретной личностью и уникальными действиями этой личности, то он – предпринимательский доход. Активный предпринимательский доход, связанный с уникальными управленческими решениями снижается в стране, где растет рентный доход стандартных безликих арендодателей.

        Чтобы уйти от тоскливых абстракций, рассмотрим предпринимательский доход в простой модели. Допустим спросовые ассигнования на маринованные огурцы составляют в обществе 10 рублей. Предприниматель изыскал возможность изготовить или добыть 10 банок маринованных огурцов по 5 рублей лично для него. Поскольку никому другому дешевле 10 рублей банку не отдают, образуется личный предпринимательский доход: 5 рублей за счет разницы между стандарной ценой и личной ценой доступа.

        У нашего предпринимателя было 5 рублей, он прокрутил их с завидной ловкостью и теперь у него 10 рублей вместо 5. Теперь вопрос: что делать дальше? Если предприниматель вложит в дело 10 рублей вместо 5, то он притащит на рынок 20 банок маринада вместо 10 прежних.

        Может ли предприниматель продать по старой цене общего доступа (рупь за банку) 20 банок вместо 10? Нет, не сможет. Спросовые ассигнования общества – 10 рублей за оборотный период. 20 банок вместо 10 – это либо разорение конкурентов, либо затоваривание складов с перспективой падения цен.

        В первом случае мы имеем количественную деградацию сферы национального предпринимательского дохода: было двое, каждый получал по 10 рублей с оборота, остался один, получил 20 рублей. В общем и целом – никакого роста в национальном масштабе, исключительно личный рост за счет чужой беды.

        Во втором случае – предприниматель перестает получать 50 копеек предпринимательской прибыли с каждой банки маринада. Его выгода с каждой банки сокращается, происходит качественная деградация предпринимательского дохода. Порча, так сказать, либо некоторых, но очень сильно, либо всех, но понемногу. Строго сказать – ложный выбор, к экономическому прогрессу не ведет ни тот (монополизация), ни другой (снижение рентабельности дела) вариант. И то и другое, одинаково плохо в национальном масштабе.

    Как ни странно на первый взгляд, качественный рост предпринимательского дохода возможен ТОЛЬКО при опережающем росте потребительского спроса, то есть тогда, когда предприниматель обогощает ИЖДИВИРУЮЩЕЕ по отношению к нему сообщество быстрее и больше, чем самого себя.

        Для того, чтобы предприниматель мог продать по рублю 20 банок маринада там, где он раньше за ту же цену продавал 10 банок, нужно, чтобы СПРОСОВЫЕ АССИГНОВАНИЯ выросли не менее, чем в 2 раза. Речь идет о двухкратном спросе у тех, кто никакого маринада сам не производит, о тех, кто ИЖДИВИРУЕТ по отношению к маринадному производству, тот, кто только есть маринованные огурцы, но никоим образом  в их фабрикации не участвует.

        Почему? Если мы возьмем участника фабрикации, то его личный рост доходов будет нолем в целом, поскольку произойдет за счет других участников производственной цепочки. Если фермер поднимет цены на свежие огурцы, то лично фермер получит больше, но за счет снижения прибыли фабриканта банок, или наоборот. Только иждивирующий по отношению к рынку маринада спрос может дать рост предпринимательского дохода в национальном масштабе – не на чужой беде, а на общем росте сбыта, когда все участники получают больше, чем получали вчера.

        Если мы говорим уже не о маринаде, а в целом о всем ассортименте предпринимательских предложений, то рост предпринимательского дохода возможен только в случае роста потребительских возможностей у иждивирующих по отношению к предпринимательской сфере лиц. Предприниматели не могут обогатить друг друга, потому что всякая лихва, взятая одним у другого выравнивает в национальном мастшабе плюс и минус, и дает общий ноль роста. И вот он, закон предпринимательского дохода: ОН РАСТЕТ ТОЛЬКО ТАМ, ГДЕ РАСТЕТ ИЖДИВИРУЮЩИЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К НЕМУ СПРОС!

        Чтобы понять эту, на первый взгляд, странную закономерность, нужно посмотреть на проблему вот с какой стороны. Например, некая система отбирает жидкость у другой системы и одновременно отдает ей жидкость. Если на каждый отобранный литр приходится 2 литра отданных, то получается: чем больше водозабор, тем лучше системе, в которой он ведется: за 10 отобранных литров она получает 20, за 20 – 40, а за 40 – 80. Так реки текут, но не иссякают и не истощаются, ибо приток больше оттока.

        Если вы будете забирать у некоей системы больше литров, чем отдавать, то вы встанете на путь истощения этой системы. При этом чем интенсивнее ваша деятельность, тем быстрее идет процесс истощения донорской системы.

        В природе первый описанный нами тип отношений называется симбиозом, второй – паразитированием. Симбиот забирает малоценное для системы, и отдает взамен более важное. Поэтому рост симбиота происходит параллельно росту и развитию системы. Паразит забирает у системы много, а отдает мало, или совсем ничего. Поэтому рост паразита происходит одновременно с угасанием и деградацией той системы, с которой он соединен. Гибель донорского организма в итоге оказывается и гибелью его паразита: источник смерти превращается в её жертву.

        Аналогичные процессы происходят и в сфере предпринимательского дохода. Он в принципе может расти (не у отдельной фирмы, а у всех фирм страны, вместе взятых) только при опережающем росте потребительского спроса.  Ибо какой может быть рост сбыта без роста спроса? Чтобы заработать больше, предпринимательству (как социальному классу, в целом) нужно, чтобы люди тратили больше. А чтобы люди тратили больше, нужно, чтобы росли возможности получения денег у иждивирующих по отношению к бизнесу страт…

        И здесь мы с читателем подходим к важнейшему малоизученному вопросу ВЗАИМООТНОШЕНИЯ СВЯЗАННЫХ И СВОБОДНЫХ РАСХОДОВ у предпринимателя по итогам получения выручки по итогам деятельности.

        Если связанные расходы выше свободных (произвольных) трат, то бизнес-сообщество развивается медленнее иждивентной к себе сферы и, следовательно, развивается устойчиво. Если произвольные траты выше, чем связанные расходы, то бизнес-сообщество начинает пожирать самое себя с хвоста за счет количественной и качественной деградации предпринимательского дохода.

        Что такое связанные расходы? Это процент вмененных расходов в общем объеме предпринимательской прибыли. Например, фонд зарплаты наемных лиц – Х% от общей прибыли предприятия. Выросла прибыль – выросли и зарплаты. Это налоги, траты на амортизацию и обновление оборудования, инновации и т.п. Если предприниматель вложил в развитие потребления чужих людей больше, чем в собственный карман, то он обеспечил растущий спрос, и следовательно, растущий сбыт для себя, как частицы единого предпринимательского социального слоя.

    Если предприниматель не вкладывается в РОСТ СПРОСА У ЧУЖИХ его семейству людей, и так же поступают все его коллеги, происходит КОКОНИЗАЦИЯ бизнеса, прибыль уже бессмысленно вкладывать в рост производства, ибо не растет платежеспособный спрос, и продать больше можно только за счет уничтожения себе подобных (конкурентов). А такой рост есть для нации в целом иллюзорный: один обогатился, другой разорился, в среднем же – ноль развития!

        Развивать сбыт не за счет соседей, а по настоящему, (т.е. именно как рост общих продаж) можно только тогда, когда потребительские возможности растут быстрее, чем инвестиционные возможности производителей. Вы сделали 10 банок маринада вместо 5, а обществу нужно уже 15; вы сделали 15 банок вместо 10, а общество уже готово оплатить 20, и т.п.

    Если бизнес отдает обществу больше, чем получает от него, то рост бизнеса способствует развитию общества (симбиоз). Если бизнес забирает у общества больше, чем получает, то он (словно гриб-паразит) истощает собственную окружающую среду.

        Этот бесспорный общефилософский принцип можно выразить экономической формулой в следующем виде:

P + O > T + I, при P=T

        Что имеется в виду? Потребление в среднем (Р) плюс отчисления с прибыли бизнеса всех видов(О) (связанные принудительные расходы части прибыли на налоги, зарплаты, социальные выплаты, инновации) больше чем товаропроизводство (T) + свободная в распоряжении часть прибыли (I).

    Так в сфере предпринимательства возникает экономический «вечный двигатель»: стремясь к росту (I) человеческий эгоизм вынужденным образом наращивает фактор (О), при чем быстрее, чем удовлетворение собственных желаний. Личная свободно располагаемая прибыль личности (человеческого эгоизма) растет устойчиво, потому что она растет в более быстро растущем спросе окружающей эгоиста среды.

        В такой обстановке можно мирится даже с самыми дурацкими капризами личности. Например, кому-то хочется купить заграничный футбольный клуб. Покупка глупейшая, но ведь охота пуще неволи. Если человек покупает этот клуб, предварительно увеличив и обновив производство на сумму, в несколько раз более высокую, чем цена футбольного клуба, то даже его сверхдурацкое личное желание является двигателем прогресса общества. Неважно куда предприниматель потратил свою миноритарную часть прибыли своего предприятия, если мажоритарную часть он потратил на всеобщее развитие.

        Если же (как в РФ) свободно располагаемая часть прибыли превышает связанные обязательные расходы (прибыль выросла, а зарплата коллективу и расходы на модернизацию остались прежними, например), то бизнес превращается в истощающего общество паразита-самоубийцу. Личный эгоистичный интерес не работает больше на общее благо.

        Воруя у своего потенциального покупателя ресурсы развития потребительского спроса, бизнес убивает собственные покупки, оказывается в ситуации, когда предложение выше спроса (ситуацию ошибочно именуют «кризисом перепроизводства», хотя куда точнее называть её «кризисом покупательной способности»).

    Как червь, эгоизм частного бизнеса подтачивает опору, которая поддерживает общество в целом. И поэтому кровля с завидной регулярностью падает на бизнес-эгоистов, придавливая «великими депрессиями» его коконы сверхпотребления посреди разреженной нищенством среды остро-недостаточного потребления.

        Когда рост личного потребления достигается не ростом общего спроса на товары и услуги, а отсечением все новых и новых «лузеров» от «кормушки» - социальная катастрофа становится только вопросом времени. Сокращая свои общественно-полезные расходы, бизнес сокращает спрос, а сокращая спрос – лишает себя перспективы. Экономика, которая с общего подъема переориентирована на подъем одних групп за счет противовеса опускаемых других групп – подрывает демографическую емкость сбыта и формирует в итоге древнефиникийское рабовладение с пропастью между классами и человеческими жертвоприношениями.

       Поэтому удержание предпринимательского дохода в жестких рамках общественного контроля есть лучшее средство помощи предпринимательству и сохранения/роста предпринимательского дохода. Как вино, утратив свой сосуд, прольётся и впитается в землю, так и предпринимательский доход, потеряв приоритет связных принудительных платежей с прибыли над свободными и произвольными, в итоге исчезнет, растворится в энтропии деградирующих человеческих отношений.

А. Леонидов-Филиппов.; 2 января 2013

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..