Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

БРАВО – СОБСТВЕННОСТИ!

БРАВО – СОБСТВЕННОСТИ! В Великобритании суд вполне официально принимает в качестве действующих документов пергаментные свитки XVII века о той или иной собственности. Это и утверждает частную собственность как таковую – она может существовать, не превращаясь в издевательский маразм, только если преемственна. Собственность не терпит никаких «перерегистраций», кроме чисто уведомительных, потому что при разрешительной системе перерегистрации право собственности испаряется в принципе, как кролик в цилиндре циркового фокусника.

Собственность может быть отчуждена не иначе, как по письменному согласию собственника, и при наличии такого письменного согласия у отчуждающего лица. Иначе все права собственности продолжают действовать, независимо от смены веков, властей, настроений и т.п. Именно поэтому человек, чьи предки получили от короля в XVII веке пожалование, имеет в Англии право востребовать свое. Если документы целы – то остальное лишь дело техники…

Не есть ли это некий заговор властей, некая условная игра в «священство частной»? Конечно, да. Но без неё ещё хуже, потому что российские примеры доказывают нам полный коллапс права собственности.

Например, "представители семей российских аристократов, которым до революции принадлежали дворцы, особняки и имения, возмущены тем, что государство намерено распродавать "их" собственность" – пишет газета "Известия". Интересно, что слово "ИХ" взято "Известиями" в кавычки, хотя слова "собственность Абрамовича" в "Известиях" закавычены ни в коем случае не будут.

"Представители самых известных в России дворянских фамилий – Оболенских, Шаховских, Рождественских и других –  впервые "выступили единым фронтом", чтобы выразить свою озабоченность по поводу предстоящей в России приватизации исторических памятников. Местом своей первой встречи князья и графини выбрали Санкт-Петербург, так как именно там жило большинство их предков и там же расположены дома и дворцы, которые русское дворянство по-прежнему считает "родовыми гнездами".

В северной столице находится свыше 7 тысяч исторических памятников, большая часть которых сосредоточена в центре города. По словам руководителя петербургского отдела "Российского имперского Союза-Ордена" (старейшей организации русского зарубежья) Бориса Туровского, практически все здания в центре северной столицы на сегодняшний день имеют законных наследников.

Что он имеет в виду? С 2006 года со вступлением в силу законопроекта любой, кто обладает достаточными средствами, может купить в Петербурге графскую усадьбу или даже великокняжеский дворец. Инициатором радикального решения о передаче в частное владение таких ценностей стала тогдашний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко.

Эпопея с приватизацией старинных особняков тянется уже не один год. Трижды этим вопросом занимался президент Борис Ельцин. В пору, когда у российского штурвала встал Владимир Путин, дабы восстановить порядок в дворцовом хозяйстве, было принято два закона (оба в 2002 году). Один из них – "О приватизации государственного и муниципального имущества" – продажу памятников разрешал, другой – "Об объектах культурного наследия" – налагал на этот процесс временное вето.

Тем не менее, несмотря на недостатки, дворцовые реформы получили добро от президента России В. Путина, подчеркнувшего, что "для нашей страны это не только богатство, но и огромный ресурс, ничуть не меньший, чем золото, нефть и газ".

Между тем приватизация особняков Петербурга – уже свершившийся факт. Еще до моратория, объявленного Законом "Об объектах культурного наследия", в городе было приватизировано свыше 20 памятников регионального значения. Одним из наиболее известных приобретений стал Тенишевский дворец на Английской набережной, купленный в 2002 году Романом Абрамовичем.

Как считает губернатор Петербурга, бывший комсомольский работник, этого бояться не надо: "Дворцы – не "Челси", их в Лондон не вывезешь".

К первоочередной раздаче выставлены известные архитектурные и исторические памятники федерального значения, такие, как дворец Великого князя Алексея Александровича на набережной Мойки, дача Безбородко на Свердловской набережной, дворец Самойловой в Павловске, особняк Юсуповой в Пушкине. Среди памятников регионального значения – усадьбы Бенуа, Ланских, Зубовых, Дурново. Готовят к приватизации Фонтанный дом с Музеем Ахматовой, дворец Кочубея.

События развиваются драматически: особняк барона Штиглица – сразу же по принятии закона о приватизации исторических зданий переходит в собственность компании «ЛУКОЙЛ». «Сейчас, когда начинаются продажи исторических зданий, у государства могут появиться новые проблемы. И получится так, что здания будут иметь двух владельцев: фактического покупателя и наследника, у которого есть все документы, подтверждающие право собственности», – заявил "Известиям" Борис Туровский.

Он скромничает. Безумие собственничества проступает в этом примере особенно отчетливо, потому что появляются не два, а гораздо большее число собственников. Во-первых, он сбросил со счетов советские законы, по которым собственник особняков – государство. Так что если изменится настроение толпы, то в любой момент в дураках может оказаться как старый владелец дворца, так и новый приобретатель. Просто новый прокурор вытащит советские бумаги о национализации и объявит обоих ничтожными.

Но и этого мало. Собственность времен царизма – это продукт чудачеств царствующих особ, менее всего думавших о соблюдении священства частной собственности. Цари у одних отбирали, другим давали. Те, у кого царь или царица отобрали дворец в веке, скажем 18-м, могут поднять вонь, что царская милость была незаконной, она была за чужой счет, а потому... Ведь очевидно же, что если считать декреты советской власти пустяшными, то можно и царские указы считать такими же.

Но и это не все. При смене власти новый правитель может издать новые декреты, которые будут противоречить царским, советским, ельцинистским, путинским. Появится ещё один "добросовестный приобретатель", который тоже достанет бумажку в суде, аналогичную упомянутой в "Известиях":

"Нина Рождественская, чья бабка была графиней, призналась, с какой грустью она смотрит на свой родовой особняк в Гатчине, где ныне располагается районный отдел загса: "Мой дед был почетным гражданином Гатчины, заведующим канцелярией Марии Федоровны. Он купил там землю в 1910 году за 33 500 рублей – у меня сохранилась купчая. К 1914-му построил дом – в нем жила вся наша семья..."

Несомненно, хранит свои "купчие" и скоробогатый Роман Абрамович, вселившийся в княжеские палаты при живых князьях, снимающих гнилые углы по заграницам. Хранят решения разных "наркомпросов" и те, кто вселился в княжеские хоромы в советское время, до Абрамовича. Все это демонстрирует полный маразм собственничества, понимаемого как некое сакральное священнодействие. Цепочка "мы украли – у нас украли" уходит в седую мглу веков к грехопадению прародителей человечества. Именно Адам и Ева сперли чужое яблоко, что, собственно, и предопределило их "владение" землёй с её терниями и волчцами.

Так в России частную собственность с её условностью и игровой природой сменяет иллюзия частного владения, более или менее коллективная, индуктивный психоз "истерии собственничества", более или менее долговременный. Когда эти психоз, бред и маразм, проходят, то от них не остается ровным счетом ничего. "Пред кем весь свет лежал в пыли – торчит затычкою в щели"...

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 26 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.