Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

​СОН РАЗУМА – ИНКУБАТОР ЧУДОВИЩ

​СОН РАЗУМА – ИНКУБАТОР ЧУДОВИЩ Рациональное мышление, интеллект (как прогнозно-планирующий механизм будущих действий) начинаются с представления о Единстве Истины. В двух словах, ВСЯ работа интеллекта строится на том, что он отделяет истину от заблуждений. Если он перестанет это делать, то он перестанет работать, ибо у него нет другого предмета для деятельности. Можно спорить, превратиться ли интеллект, отказавшийся от веры в истину, в простое зеркало, отражающее видимость вокруг человека, или полностью погрузится во тьму, в небытие. Но предмета для его деятельности не будет.

Главный мотиватор работы сознания – поиск истины и разоблачение заблуждений, лжи, обманов в том виде, в каком человек их себе представляет. Если в сознании человека что-то случится с ТОТАЛИТАРИЗМОМ КУЛЬТА ИСТИНЫ – мышление развалится.

Человеку не о чем думать – если предположить, что истины нет. Человеку незачем думать – если предположить, что истин много.

Человек не будет искать того, чего по определению нет.

Человек не будет искать то, чего по определению много.

Давайте упростим аллегорией. Вы будете искать золото там, где – как вам точно известно – его нет и быть не может? Вы будете искать в осеннем лесу опавшие листья или снег в сугробах? Чего искать-то, протяни руку в любом направлении и возьми, если тебе нужно…

Крах культа единой истины – которую нужно найти, обосновать, защитить и продвигать – вот источник умственно-психической катастрофы либерального общества.

Исторически ему у нас предшествовало общество советское, коммунистическое. Оно было далеко не идеально – полагаю, что у коммунистов своих «тараканов в голове» было не меньше, чем у нынешних хозяев жизни. Однако – при всей противоречивости, множестве нелепостей, а порой и при очевидной примитивности – советское мышление по части ЕДИНСТВА ИСТИНЫ было вполне правоверным и укладывалось в общую канву книжной, рациональной цивилизации. Оно в единую истину верило, оно за неё дралось, оно её искало (в поисках, между прочим, и погибло, «заискавшись»).

Не спорю, тот вариант, который коммунисты предлагали считать Единой Истиной для всех – был довольно вычурным и экзотическим. Но он был! Была систематизация, классификация, структуризация идей и понятий, была иерархия ценностей. Был предмет, с которым можно согласится или оспорить. Коммунисты очень переживали, если их вариант Единой Истины оспаривали, и пускались в бурные дискуссии…

Ничего этого нет у пришедшего на смену коммунизму либерализма. Его социопсихика совершенно аморфна, лишена какой-либо структуры и центра кристаллизации идей. И теперь мы понимаем разницу между старой и новой бедой.

Коммунисты терроризировали разум жесткими табу и цензурными запретами, они загоняли его в казарму, где заставляли маршировать строем, они обряжали его в серую солдатскую шинель. Все это было, не будем упрощать, и всё это было неприятно и прискорбно думающим людям.

Тем не менее, разум при коммунистах существовал и признавался. С ним, может быть, невежливо обращались хамы-«выдвиженцы», но о нём и заботились. Ограничивая и канализируя мышление в нужное им направление, коммунисты всё же не додумались до того, чтобы превратить его в гнилое, мёртвое болото, могилу ручьёв и родников познания.

Философ, ученый, писатель и др. – при коммунистах могли преследоваться, шельмоваться, наконец, попросту быть убитыми; но даже и на плахе они оставались в центре внимания общества, живущего напряженной интеллектуальной жизнью, и остро интересующегося новинками в сфере мыслепоиска.

С приходом аморфного и тусклого либерализма всякий мыслепоиск переместился на периферию социальной жизни, был там забыт и буквально погребен забвением. Его и карать-то перестали за неугодные выводы – в связи с его полной безопасностью, связанной с невосприимчивостью масс. В христианской или коммунистической цивилизациях «еретиков» гнали, сжигали – потому что они были опасны. Общество, знакомое с интеллектуальным поиском, внимательно их слушало, во все глаза на них смотрело. Общество имело Истину, за которую боялось – и ИМЕННО ПОТОМУ очень остро реагировало на покушения опровергнуть Истину.

Либерализм ничего не боится, потому что он ничего не имеет. Ему нечего защищать, ибо он лишен собственных ценностей, и паразитирует на разрушении чужих. Либеральным обществам не нужен аппарат преследования общественной мысли – потому что у них нет самой этой мысли.

Так вполне локальная катастрофа КПСС – совпала с глобальной и куда более значимой катастрофой Разума.

Сам по себе крах какой-то исторической идеологии, партии, формы правления – сущие пустяки. Конечно, мы любим свою страну, и нам очень больно подумать о возможности её исчезновения. Однако, холодным умом, давайте признаем: много есть в истории народов, исчезнувших навсегда, цивилизация же и человечество пошли дальше, уже без них…

Но катастрофа Разума, о которой мы говорим – это куда больше, чем крах партии, режима, идеологии. Это больше, чем разрушение отдельно взятой страны и чем вымирание отдельно взятого народа. Катастрофа Разума – это приговор цивилизации, прогрессу, человечеству, истории.

Катастрофа Разума ликвидирует те базовые основания, на которых выстраивались цивилизация, прогресс, история и человечность (гуманизм). Люди всегда сжигали какие-нибудь книги, это плохо, гадко, но не смертельно – если у них оставались другие книги. Когда одна книга уничтожается именем другой – это смена идеологии без смены базового принципа цивилизации. Ведь книга остаётся в центре сознания – пусть не та, так эта (что, кстати, сохраняет навыки и возможности потом вернуться к прежней, если что).

Но если книги сжигаются только ради того, чтобы вообще никогда и ничего не читать и не чтить (не случайно «читать» и «чтить» – дивергенции единого слова) – тогда прогресс и история рискуют кончиться.

Ничего не чтущие – ничего и не читают. Ничего не читающие – ничего не знают. Ничего не знающие – находятся в свободном падении, преобразующим ( с той или иной скоростью) упорядоченное бытие в полный хаос.

Итог – появление зверолюдей, пещерно-шкурный период, «майданы» - руководимые самыми низменными инстинктами и самыми примитивными представлениями о мире.

***

Основной вопрос мышления: различать истину и ложь (заблуждения). В то же время нельзя заблудиться, если не имеешь конечной цели движения, заранее намеченной в начале маршрута.

Таким образом, мышление начинает путь – заранее зная (через религиозную или идеологическую догматику) – куда и зачем придёт.

Если же оно этого не знает, не ставит себе конечный образ результата своих размышлений – то понятие «заблуждение» становится беспредметным, и сливается с понятием «все вокруг».

Эти идеи могут показаться чересчур сложными или натянутыми, подогнанными под пристрастия автора – но, поверьте, это не так.

Теория родилась из практики наблюдений, конкретных исследований за человеком либерального общества. Это осмысление, пришедшее по итогам, а вовсе не умозрительная конструкция.

Всякое связное и рациональное мышление начинается ВОТ ОТСЮДА:

  • 1.Есть Истина.
  • 2.Всё, что ей противоречит – ложь.
  • 3.Истина одна, лжи бесконечно много.
  • 4.Истину нужно искать, как редкость, а ложь – отражать, как подавляющую чрезмерность.

Далее этих четырёх пунктов включается механизм «если…то…», и начинает разрастаться ветвящееся в бесконечность древо наблюдений и выводов.

Но сам по себе он включиться не может. Для того, чтобы отбирать что-то в бесконечной вселенной – нужно сперва его выделить. Не может грибник в лесу ходить и собирать неизвестно что: валежник вперемешку с хвоей, а грибы вперемешку с листьями. Чтобы ходить и собирать грибы (например) – нужно явиться в лес с лукошком за ними, заранее имея в голове ОБРАЗ ЧАЕМОГО БЛАГА.

Точно так же и человек, шатаясь по бесконечному пространству, не может ограничиться сбором случайных впечатлений, подобно кинокамере, бездумно снимающей, что попало и где попало. Отражательные процессы психики – инструмент разума, но не сам разум. Необходим смысловой фильтр отражений, а он невозможен без системы приоритетов. Она же – в свою очередь, невозможна без главного единственного приоритета, относительно которого выстраиваются по рангу все остальные.

***

Именно этого смыслового фильтра отражений лишила человека либеральная методология. Возможно, её творцы не ставили цели разрушить сознание – но в любом случае, они этого добились: как цели или как побочного эффекта какой-то другой цели.

Это – ядровая суть переживаемой человечеством катастрофы Разума, в ходе которой исчезает ОСМЫСЛЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ человеческих масс и ей на смену приходит разброд шарахающегося интуитивизма, животной инстинктности (не лишенной и хитрости – но звериной), деградации до узко-зоологических потребностей.

Безусловно, когда даже на высшем уровне научную экспертизу и аналитику экспертов сменили всякие интуиции и «чуйки», полубезумные психологические рывки власть имущих – не может быть устойчивой социальной сферы, производительной развивающейся экономики, политической стабильности и т.п.

Я полагаю, что социопатизация психики масс – проблема номер один, и поиски путей её преодоления (РЕ-РАЦИОНАЛИЗАЦИИ МАСС) дадут одновременно эффективные средства для решения экономических, социальных, политических, культурных и иных проблем.

Возьмите в руки рычаг научной социопатологии – и вы перевернёте Землю!

А. Леонидов-Филиппов.; 22 мая 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.