Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

МГЛА БЕЗУМИЯ

МГЛА БЕЗУМИЯ Почивавший в бесстыдном потребительском гедонизме кремлёвский режим встрепенулся у себя на печи, ощущая ярость неких блошиных укусов. Режим заворочался, заволновался, открыл глаза, выходя из волшебного сна потребительских оргазмов; и увидели те, кто не пропили мозгов, надвигающуюся на весь мир МГЛУ БЕЗУМИЯ. Мы, интеллектуалы, давно плакались о ней – но нашими слезницами со смехом подтирались в верхах. Однако блошки-то кусают! Мгла безумия, которая волнует нас по гуманистическим соображениям, власти тоже стала волновать – может быть, из соображений совершенно шкурных. Умные люди стали спрашивать себя в Кремле: если мгла безумия поглощает всё вокруг – то ведь и нас, нашу власть, влияние, денежки наши, кабинетики, коттеджи, ресторанчики – тоже?!

В двух словах, из Кремля потянуло новой «контрреформацией», стали заметны неловкие и неумелые, но тем не менее очевидно-направленные попытки остановить всеобщий распад мозгов. Крепнет понимание того, что новая, либеральная «реформация» несёт с собой уже не лютеранство, а смерть мозга. Что новая «реформация» - это попытка посадить на трон Разума, Логики и Здравого Смысла – безумие, истерию и маразм. Попытка нешуточная: так с человечеством уже много веков не играли…

Либеральная реформация сделала чтение «немодным», образование – неактуальным, дипломирование – чисто формальным (коррупционным), экспертизу проектов специалистами – ненужной, анонимную и безликую власть денег – культовой. Либеральная реформация, по глубине своей вполне себе религиозная, мировоззренческая – выставляет на продажу авторитет и уважение, культвирует бескультурье (простите невольный каламбур), отменяет все и всяческие нормы, запреты, табу.

Итогом либеральной реформации станет дарвинизм наоборот – когда человек эволюционирует в обезьяну…

Но это всё лирика. Науку давай! – кричит нам читатель газеты «Экономика и мы», в силу круга чтения уже очень непростой и умственно-развитый. И мы слышим его призыв:

Если говорить в двух словах – то мгла безумия в обществознании есть состояние полного обессмысливания слов и выхолащивания всех институтов общества.

То есть, в мире либеральной реформации, в рамках замены культа разума на культ безумия, можно говорить любые слова, или вообще никаких слов – и это всё одно-едино. Всякий институт в этом обществе тоже обессмысливается: армия перестаёт защищать, Академия – познавать мир, школа – учить, больница – лечить, полиция – защищать закон и т.п. Все институты в новом мире превращаются в криминально-эгоистические сгустки солидарности, преследующие только свои узко-корыстные интересы. И плевать они хотели на уставные цели, с какими их некогда создавали!

Это теснейшим образом связано с обессмысливанием слов. Уставные цели выражены словами, а если слова потеряли смысл, то и балабонить их можно в любой последовательности, никак не проникаясь отсутствующим в них содержанием!

Узнаёте нашу реальность?

Когда Горбачев заявил в 1986 году «Перестройка – это революция», то ведь он открыто и честно сказал о свержении советской власти. Но никто его не понял, ибо слова – обессмыслились. Когда Путин назвал партию своей власти «Единая Россия» - он честно и открыто провозгласил курс на собирание расчлененной страны. Ведь если вы придаёте словам смысл – то нельзя иначе истолковать фразу с белогвардейского плаката «Единая Россия», требовавшего (я о плакате) неделимости Российской Империи!

Но всем было наплевать, потому что смысл слов стёрся, как изображение на очень старой медной монете. Слова утратили смысл и превратились в балабольство. Горбачев притащил всю словесную масонскую иерархию (прораб перестройки, архитектор перестройки) – хоть кто-нибудь почесался, услышав эти слова, содержащие слишком ясные сигналы?!

Или другой пример: для США и Европы абсолютно уже отсутствует смысл слов «самоопределение наций» или «территориальная целостность». Для них отсутствует смысл слова «сепаратисты», смысл слова «террористы».

Все упомянутые слова и фразы употребляются в официальной болтовне, которая, однако всякого определенного смысла уже лишена. С Западом утерян смысл разговаривать, ибо разговор (как и письменный текст) перестал для Запада быть средством общения, средством донесения информации. Разговоры и тексты на Западе превратились в некую ритуальную глосслалию[1].

Вы никогда не добьётесь от Запада каких-то общих, контурных признаков СОДЕРЖАНИЯ (вкладываемого смысла) упомянутых выше (равно как и всех остальных) слов и понятий.

Это и создаёт современную мглу безумия, в которой конфликт смыслов вытесняется бесконфликтной толерантностью бессмыслиц.

Когда оторванный сепаратистами кусок предъявляет тем, от кого он оторвался, обвинения «в нарушении территориальной целостности» - это какой-то совсем уж зашкаливающий абсурд, в котором нет места ни логике, ни рассудку, ни здравому смыслу. Или вы хотите сказать, что в мире есть люди, не знающие обстоятельств появления «государства Украина»? При растущем невежестве возможно, конечно, и такое…

С точки зрения научной социопатологии, которую я пытаюсь представлять, мгла безумия – не есть нечто самодостаточное или произвольное. Мгла безумия обществ – это вполне закономерная стадия перехода от рационально-скрижального управления к первобытным формам управления открытых садистов. То есть при деградации рационально-скрижального управления (разрыве Завета) происходит возврат к зоологическим механизмам формирования власти, но не сразу, не в один день. Инерция сильна, и возникает современная стадия безумной мглы, наполненной неразрешимыми противоречиями.

Западные, советские и постсоветские политологи обладали и обладают особым талантом: обходить по-настоящему важные темы политологии. Они болтают о чем угодно, но при этом удивительным образом умудряются «не вляпаться» в главную проблематику своей науки.

Между тем, одна из важнейших проблем политологии – это психологическая несовместимость рационально-умеренных, совестливых и психически полноценных людей - с властью.

В дохристианское время политика была монополией параноиков-садистов.

Всякий разумный и полноценный человек довольствуется малым, и обеспечив себе минимальный комфорт – немедленно убегает из смертоносных жерновов большой политики. Как психически-полноценный, он стремиться жить тихо и размеренно, вести ЗОЖ, выращивать цветочки, удить рыбу и собирать грибы. Совершенно естественная реакция нормального, уравновешенного человека – когда он в схватке за власть сталкивается с одержимым садистом-параноиком – отойти в сторону.

Что же касается садистов-параноиков, то они не желают жить тихой и размеренной, обычной жизнью. Они – маньяки. Жажда мучить и травить других людей – для них носит характер эротического наслаждения. Садисты-параноики дерутся за власть со всем мыслимым и немыслимым остервенением – и в итоге её добиваются…

Это и есть преодоленный, снятый христианской цивилизацией парадокс политической власти: психически здоровое, нормальное и спокойное большинство – постоянно попадает под власть садистского, параноидального меньшинства. Нормальный человек стремится заглаживать конфликты – а для овладения властью конфликты необходимо, наоборот, раздувать. Это и даёт карты в руки садистам-параноикам.

Когда власть сформировалась (опираюсь на все свои знания о Древнем Мире как выпускник кафедры истории Древнего Мира) – садизм руководителя оказывается единственным средством удержать руководящую роль.

То есть в устойчивой власти, наследной – садизм и паранойя уже не дело личного выбора, а чуть ли не обязанность Инк и Навуходоносоров. При чрезмерной добродетели и чувствительности, сочувствии и сопереживании – они будут свергнуты, убиты, и наследный титул царя не поможет…

Вопрос с садистами-параноиками, постоянно рвущимися к власти (подчеркиваю – постоянно, снова и снова, истребят одних – вылезают другие и т.д.) так или иначе приходилось решать любой исторической власти. Этот тезис помогает понять и католическую инквизицию и сталинские репрессии (при чудовищном количестве судебных ошибок и дикостей в них).

Власть не может позволить себе роскоши тотального благодушия и оргию гуманизма: такая власть перестанет пугать садистов-параноиков своего времени, одержимых похотью доминирования, и они, собравшись с силами, поднимут её на ножи. Тот, кто станет оспаривать это – не знает истории, и не видит текущего политического момента. Под текущим моментом я понимают гибель Европы, захлестываемой дикарским, демоническим «халифатом», постсоветский политический кризис в России (свергли умеренных и благодушных функционеров КПСС одержимые жаждой чужих мук садисты).

Безусловно, для любого нормального человека гуманизм и человеколюбие являются стратегической целью. Но нельзя играть в них дальше определенного момента, допускаемого историей: это будет уже игра в поддавки с садистами-параноиками, жаждущими слабости, безобидности власти, дабы с ней разделаться, и ввести свои, чудовищные, порядки пыточного застенка. Тот, кто категорически отказывается от расправ и пыток – добьётся только одного: расправятся в итоге с ним, и его же будут пытать…

Христианская цивилизация попыталась заменить зоологический первобытный аппарат становления лидерства на формализованный логико-рассудочный аппарат.

На этом пути христианскую цивилизацию постоянно преследовали срывы и провалы, иначе и быть не могло: естество власти постоянно прорывалось чудовищными садистскими эксцессами.

Только одного добилась христианская политология – чудовищные садистские эксцессы власти перестали быть единственным предметом истории, в истории рядом с ними проросли и кое-какие иные тенденции.

Удержать у власти человека умеренного, благодушного, холодно-рационального – задача почти из разряда невозможных. Во-первых, такой человек по определению сам будет делать постоянные попытки сбежать из власти. Для этого случая в христианской цивилизации было припасено «чувство долга», которым предполагалось удерживать на тронах благодушных рационалистов[2] взамен параноидального садистского эроса кровожадности, приклеивавшего троны к задницам монархов Древнего Мира.

Власть, представляющая для садиста-параноика высшую ценности, для человека психически нормального - является нестерпимо огромной ответственностью, бременем, тяготой.

Нравственный человек не может воспользоваться властью для личной выгоды - оттого для нравственных людей власть дарит только шипы и тернии вместо наслаждений.

Удержать у власти благодушного рационалиста – непростая работа для воспитателей «чувства долга».

Но даже если кислятина «чувства долга» (которая, как вы понимаете, плохая замена оргазмическому чувственному эросу власти) и удержит аристократа от бегства с трона на рыбалку, то как быть с другим составляющим проблемы? Ведь добродушный – снова по определению – не сможет эффективно запугивать массы, в которых снова и снова всходят семена дегенеративного садизма, рвущегося к власти любой ценой!

Как добродушному и человечному человеку противостоять заговорам, революциям, переворотам? При этом учтем, что садисты-параноики проявляют в своих планах дьявольскую изворотливость и чертовскую хитрость (психиатры не раз объясняли мне, что психически больной человек, при абсурдности основной своей посылки, часто проявляет необыкновенную тщательность и хитрость в её деталях[3]).

Когда пришла пост-советская ночь – все психически здоровые люди застыли (на задворках жизни) в недоумении. Было чему удивляться! Разнесли в клочья сложнейший и сверхэффективный аппарат всеобщего благополучия (когда каждый имел всё необходимое для жизни) – зачем?

Тем более, что заменили его кровавой воровской свистопляской – зачем?

Каковы были мотивы этих людей, каким они видели итог своей бурной деятельности? Неужели весь смысл их жизни – наслаждаться корчами и страданиями других людей?

Не привлекая психиатрическую терминологию, мы никогда и ничего не сумеем понять в пост-советской истории. А дело вот в чем…

Начиная с первого года нашего календаря (от рождества Христова) человечество производило сложнейшую замену зоологической власти-доминации на рассудочно-логическую власть-скрижаль. В результате возник аппарат власти, в котором имеются ещё какие-то мотивации, кроме садизма. Этот аппарат СССР получил в наследство от христианской цивилизации, где-то сломал и повредил, а в чем-то, наоборот, улучшил и рационализировал.

Если в зоологическом аппарате власти-доминации чем выше власть – тем больше возможностей произвола, то в логико-рассудочной власти-скрижали наоборот: чем выше поднялся функционер, тем меньше у него свободы выбора. Скрижали господствующей идеологии-веры теснят и сдерживают его, регламентируют буквально каждый его шаг. Он – в отличие от монархов древности – не может распоясаться и творить, что вздумается.

Безусловно, вы уже поняли, друг-читатель, что такой аппарат – весьма и весьма сложное, искусственное устройство, обусловленное очень многими ограничениями функциональности. Оно может работать только целиком, при соблюдении и техники безопасности, и техники запуска.

Но именно оно – и только оно – тонкой мембраной отделяет человечество от бездны кровавой безумной вакханалии зоологической власти! Не поленитесь – прочитайте ссылку[4]!

Древняя история – отнюдь не такая древняя, как может показаться «утомлённым солнцем» сынам благословенных 70-х годов ХХ века!

Древняя история не за спиной у нас, а непосредственно под нами, под тем тонким слоем рационалистического льда рассудочности (охлаждающего пылкий термоядерный распад общества).

Древняя история постоянно прорывается через трещины в охладителе бурными протуберанцами. Об ассирийских, фараоновых, ацтекских ужасах расскажут не только «подвиги» харизматиков гражданской войны, но и «геройства» дельцов эпохи воровской приватизации.

Но подчеркнем то, с чего начинали разговор. Сейчас, сегодня мы с вами находимся в стадии, именуемой «мгла безумия». Эта стадия возникает при серьёзных повреждениях логико-рассудочного формализма власти-скрижали (призванной удержать власть за психически-полноценными, добродушными людьми-функционерами).

В случае повреждения этого аппарата наружу начинают из тысячи щелей одновременно проникать садисты-параноики, мечтающие о формировании зоологической власти-доминирования (по ассирийскому и инкскому образцу). Но, поскольку, люди, привыкшие к комфортной жизни при власти-скрижали не готовы к резкому переходу в чавкающие плотью джунгли – переход затягивается и приобретает туманные черты «мглы безумия», связанной с ползучей деградацией воспринимающей способности человеческого разума.

Я пишу эту статью, и знаю, что немногие её прочитают. И ещё меньше людей ПОКА ЕЩЁ способны понять, о чем я пишу. Реакция большинства будет предсказуемой: «очень сложно» и «многа букф».

Это и есть ползучая деградация воспринимающих способностей разума. В её рамках (в отличии от реакционного мракобесия) – идея не отвергается после восприятия, а вообще не воспринимается, как если бы не была озвучена.

***

У нас у всех очень много работы. И у интеллектуалов, хранителей скрижалей завета Человечности. И у российской власти – опасающейся мглы безумия по вполне понятным прагматическим причинам. И у людей доброй воли всей планеты, которые опасаются происходящего обессмысливания слов и выхолащивания институтов.

Главное – понять, что у нас осталось совсем мало времени. Иначе уже завтра новый царь Ирод даст сумасбродный приказ перебить всех младенцев в стране – и никому из современников это даже странным не покажется! Да почему завтра?!

Ведь уже и сегодня… Понимаете?!



[1] Глоссолалия (др.-греч. γλῶσσα «язык» и λᾰλέω «говорю»): речь, состоящая из бессмысленных слов и словосочетаний, имеющая некоторые признаки осмысленной речи (темп, ритм, структура слога, относительная частота встречаемости звуков).

[2] А многие всё равно сбежали. Сбежал Александр I Благословенный, имитировав свою смерть в Таганроге. Сбежал и его брат Константин, свалив бремя власти на младшего, Николая I, совсем не по братски…

Сбежал из власти английский король Эдуард VIII, когда влюбился в прекрасную, но дважды замужнюю Уолис Симпсон. Ему не давали согласия на брак – а он отрекся от престола… «По сравнению с тем, что я получил, отказался я от очень немногого», – прокомментировал свой выбор принц. Сбежал из власти по любви нидерландский король Йохан Фризо.

Королева Нидерландов тоже сбежала: отреклась от престола. Сбросив его собственному сыну Виллему. «я правила достаточно долго», – сказала королева, уставшая от бремени долга.

Японская принцесса Саяко, единственная дочь японского императора Акихито полюбила простого госслужащего, и безропотно согласилась отречься от престола.

[3] Есть даже такое понятие – тщательность и усердность шизофреника. В учебнике по психиатрии приведён рисунок небоскрёба в 100 этажей, нарисованный пациентом клиники для душевнобольных. Каждое окно небоскреба старательно прорисовано, и не только окно, но и каждая форточка на нём. Будучи психически больным, человек очень часто проявляет гипертрофированное внимание к мелочам, незаметным для здорового, полноценного человека. В борьбе за власть это – серьёзное оружие в руках политика-психопата против добродушных полноценных конкурентов…

[4] Что мы можем прочитать? – спрашивает у древности известный археолог Эрих Церен в книге «Библейские холмы». И флегматично отвечает: иногда, кажется, что было бы лучше, если бы мы вообще не умели читать.

Так, например, царь Тиглатпаласар I в XII—XI веках до н. э. рассказывает, что кровь убитых врагов «реками текла в долину», а отрубленные головы валялись на поле битвы, как «копны хлеба». Этот же царь сообщает об уничтожении одного из вражеских городов следующее: «Он прошел этот путь за три дня. С восходом солнца, когда их земля раскалялась, он вспарывал беременным животы, он протыкал тела слабых. Сильным он перерубал шеи».

«Со всех главарей, которые восстали,— так гласит одна надпись царя Ашшурнасирпала,— я содрал кожу. Их кожей я покрыл столбы; одних пригвоздил я к стене, других посадил на кол и велел расставить вокруг столбов... Главарям и царским военачальникам, которые восстали, я отрубил конечности...»

Ашшурбанипал, последний великий царь Ассирии, знаток письменности и основатель библиотеки, хвастался: «Я сжег три тысячи пленных. Никого из них не оставил я живым, чтобы не оказались они заложниками». О подавлении одного восстания он сообщает так: «Я вырвал языки тех воинов, нахальные уста которых говорили дерзости против Ашшура, моего бога, и которые против меня задумали злое... Остальных людей живьем принес я в жертву. Их изрубленные тела я скормил собакам, свиньям и волкам...»

«Мои боевые колесницы размалывали мужчин и животных,— говорится в другой ассирийской надписи.— Памятники, воздвигнутые мною, стоят на человеческих трупах, от которых я отрезал головы и конечности. Всем, кто попался мне живым, я отрезал руки».

На рельефах из Ниневии изображены пытаемые пленники, через губы которых продернута веревка. Один конец вождь держит в руке и в то же время копьем выкалывает пленникам глаза.

Ужасающие картины чинимых государством расправ, высеченные в зале суда Ниневии, показывают, как царь Саргон II в полном царском облачении своими собственными руками выкалывает глаза отпавшим от него вассалам.

Изображения и письменные свидетельства рассказывают о том, как людей сажали на кол, а детей ослепляли в присутствии их родителей. Взрослых заживо поджаривали на кострах, выставляли напоказ в клетках или тащили во время триумфальных шествий на веревках, продетых через нижние челюсти. Переживших все это, в конце концов, казнили. Троны восточных владык для устрашения вассалов украшали пирамидами из человеческих голов: дабы всякий входящий к царю испытывал трепет, и наглядно видел, чем может закончиться строптивость…

А. Леонидов-Филиппов.; 28 сентября 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..