Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

​НАСЛЕДИЕ ПОТАЧКИ: РАЗРУШЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

​НАСЛЕДИЕ ПОТАЧКИ: РАЗРУШЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК В треугольнике «власть-народ-цивилизация» цивилизация есть третья, самостоятельная величина. Как бы это попроще объяснить? Есть покупатель метра ткани. Есть продавец метра ткани. А есть и собственно метр – как величина, и где-то эталон его. Понятно, что покупатель ткани хотел бы метр удлинить, а продавец – укоротить (знаменитый купеческий «изломанный аршин» помните?). Но смысл метра, вне которого вообще теряет смысл измерение в метрах – в том, чтобы он был равен своему эталону! Весы тоже должны показывать вес, а не то, что хочет увидеть заинтересованное лицо: иначе какой смысл во взвешивании?

Есть такой хороший философский анекдот:

«начальники и подчинённые ненавидят друг друга по одной и той же причине: и те, и другие не хотят работать».

Поймите: есть некая идеальная система, которую власть хочет укоротить под свою выгоду. А охлос уличных толп – удлинить под себя. Как покупатель и продавец ОБА не являются объективными, незаинтересованными оценщиками метра (аршина), так и власть с народом – оба слишком субъективны в своём нежелании честного служения эталонным образцам цивилизации.

Поскольку многие люди у нас деградировали умом, они вообще не видят треугольника «начальник-подчинённый-задача». Задача выпала из их воображения. Как будто бы иерархия изначально создавалась не умножать, а только делить.
Они стали видеть «дуализм» власти и народа, в котором только и остаётся, что встать безоговорочно на сторону «жирных котов» или босяков. Порою искренне думая, что в этом выборе и есть «космическая правда»…

А такой дуализм загоняет человечество в дикость, в доисторический примитив (кстати говоря, к очень либеральной по сути свободе племенного собрания и отсутствия в первобытном племени «административных барьеров» индивидуальным поискам пропитания, вплоть до каннибализма).

Надо или не надо «прислушиваться к протестующим»? Тысячи писак, из которых не все лживы и продажны, изнылись и на пупе извертелись, убеждая, что надо. Потому как – неужели не надо?! Вообще, что ли, народ игнорировать?! Наплевать на него и свою отсебятину воротить, на людей не оглядываясь?!

Есть и другие, такие же дикари. А. Солженицын, например, яркими словесами скорбел, что мало царь расстреливал, мало в каторгу ссылал! Стоило бы самодержцу мужиков посечь чуть побольше – и жизнь бы хорошая не кончалась, ныл Солженицын. Нельзя, нельзя слушать «бойчаков», выскакивающих из возбуждённой толпы, эмоционально переключающих толпу на себя.

Что там профессиональный лжец Солженицын, когда сам И.С.Тургенев сетовал на «бойчаков» из толпы:

-Мне раз пришлось слышать нечто вроде проповеди одного раскольчьего пророка. Черт знает, что он молол, какая это была смесь церковного языка, книжного, простонародного - да еще не русского, а белорусского какого-то... "Цобе" вместо "тебе"; "исть" вместо "есть"; "ы" вместо "и" - и ведь все одно и то же долбил, как тетерев какой! "Накатыл дух... накатыл дух..эх Зато глаза горят, голос глухой и твердый, кулаки сжаты - и весь он как железный! Слушатели не понимают - а благоговеют! И идут за ним. А я начну говорить, точно виноватый, все прощения прошу…

Чем не современный майдан, с «накатыл духом» и «живе, Беларусью»?!

Чудовищное заявление от том, что нельзя слушать толпы – сочетается со столь же чудовищным заявлением о постоянном ей, толпе, потакании. Ничто так не растлевает власть, как самодурство. Ничто так не растлевает народ – как слабость и покладистость ВО ВСЯКОМ ХУЛИГАНСТВЕ потакающей власти.

+++

Надо ли прислушиваться к протестам?

Вопрос поставлен неправильно. Надо прислушиваться к содержанию протеста. Люди, которые пришли под окна орать – они, говоря евангельским языком, «пришли нарушить закон и пророков, или исполнить»?

В этом смысле то, ВО ИМЯ ЧЕГО делается переворот гораздо важнее самого переворота. Если мы понимаем, что существует не только власть и народ (верхи и низы), а ещё и цивилизация, как полноправная, третья сторона оценки событий, то мы, тем же евангельским языком говоря, начинаем «различать духов – от кого они».

Склонность купцов укорачивать аршин, как им выгодно, вовсе не означает, что всякий покупатель кристально чист, если настаивает, что аршин короток! Вы поймите, что покупатель – тоже заинтересованное лицо, и у него тоже могут быть очень корыстные мотивы. Конечно, купцу хочется продать пол-аршина по цене целого. Но ведь и покупателю не меньше хочется купить два аршина по цене одного!

И здесь, как в сваре между «жирными котами» и босяками обязательно нужно ТРЕТЬЕ ИЗМЕРЕНИЕ. Иначе мерка окажется бесстыдно-фальшивой.

+++

Может быть, во времена Тургенева или даже Солженицына народ и был в каком-то смысле хранителем нравственности и глубинной совести. Но времена меняются, образование ХХ век дал всем одинаковое, брали его не по кошельку, а кто сколько унесёт.

Современный народ – вовсе не те былинные мужички, носители первородной правды; современный народ – просто бедные олигархи. Среднестатистический человек мало отличается от Собчака во всём, кроме того, что у него мало денег.

Более того: основатель династии А.Собчак когда-то был среднестатистическим советским человеком, с трудом «достававшим» себе цветной телевизор – а в сверхбогатые выбился на гребне волны фекалий «перестройки».

И если вы думаете, что в толпе какие-то иные люди – должен вас разочаровать. Они – по желанию, по вожделениям – очень близки к «верхам», просто у них денег меньше. Что и приводит их в ярость по формуле – «ребята, на его месте должен был быть я!».

У современного общества две проблемы, обе – из одного источника, имя которому «растление»:

-Совершенно очевидно, что власть не хочет работать, как положено.

Она не хочет брать на себя «техзадание» цивилизации, и тем более не хочет его выполнять. Сталина на неё нет в буквальном смысле слова: чтобы заставить толстозадых выйти из блаженной спячки, и удвоить производство стали, угля, зерна, «дать каждой советской семье отдельную квартиру к 2000-му году». Уж 2020-й, а квартир всё нет! Почему? Потому что начальники не умеют и не хотят работать, как следует.

-Совершенно очевидно и другое: множество людей в низах – точно такие же начальники, только не назначенные.

«Ещё» - как они оптимистично полагают. Цель босяка такого типа не в том, чтобы заставить начальство работать, как положено, а в том, чтобы подменить начальство персонально в блаженстве его зоологической спячки.

Как в анекдоте: белорусские рабочие поддерживают закрытие собственных МАЗов и БелАЗОВ – потому что не хотят работать. Не только же начальство склонно к тунеядству! Босяк, к тому же культурологически от Собчака неотличимый – тоже очень даже склонен к тунеядству.

Эта уличная босота уже много лет (на моей памяти) митингует в Минске против закона о тунеядстве! И даже не понимает КОМИЗМА предмета протеста! Право на тунеядство – это право свободного человека, запальчиво говорят они.

Ну, а если, к примеру, «свободный человек» захочет мяса, а свинины рядом нет? Тогда людоедство станет правом свободного человека! Ну, не оставаться же ему без колбасы, сами посудите!

+++

В широком понятии «растление» половое растление самая яркая, запоминающаяся, «клубничная», притягательная часть – но типологически совершенно не главная.

Все эти половые шалости и озорство «свободных людей» - лишь пена на гребне фекального цунами. Под ними, половыми игрищами, столь привлекательными животной природе человека – как под маской скрываются совсем иные сущности. Бесполые, и никакого отношения не имеющие к постельным делам.

Половая распущенность – только наживка для набитой гормонами молодёжи, сидящая на стальном крючке рыболовной снасти. И если бы наживка плавала без крючка – я бы о ней помолчал с улыбкой. Бог бы с ними, с этими плотскими утехами – коли шли бы они сами по себе…

Но главная-то суть растления поколений – никакого отношения к сексуальности не имеет.

Суть растления человека в том, что его личное желание – делают важнее (приоритетнее) общественных нужд, правил, норм, приличий.

И не столько половое, сколько ВСЯКОЕ.

Если бы не ЭТО растление человека современностью, ведущее к анархии и каннибализму – я бы оставил половое растление в покое. Я не ханжа, чтобы в замочные скважины подглядывать. У меня, с точки зрения теории цивилизации, одно условие: не делайте своё личное извращение общественной максимой, не выносите его из спален на площади! Научитесь стыдиться стыдного, ведь и кошка кал, который наделала, пытается лапкой закопать! Вы же стыдным начинаете гордиться, и чем дальше – тем всё более с вызовом…

+++

В XIX веке, и в русских, и в английских словарях слово «либерализм» описывалось с одинаково-негативным оттенком. Суть которой – слово обозначает потачку безобразникам, снисхождение к нетерпимому, смирение перед пакостниками. «Либеральничающий» начальник – это такой, который и сам к закону скептически настроен, и в других этого не возбраняет. Потакает разным порокам – сперва, конечно, мелким и стыдливым.

С этого начинается процесс растления человека, в конце которого – полное разрушение структуры человеческой сущности. Превращение внутреннего мира человека в сумрачную и аморфную губку, впитывающую в себя любую дрянь.

Медики прекрасно знают, что такое «алкогольная деградация личности». Дело не только в том, что человек много пьёт, но ещё и в том, что его мышление, весь круг его интересов – сводится в итоге к горлышку бутылки.

И если потакать алкоголикам (дебют наших «либералов» в «перестройку» - противодействие антиалкогольной политике), то постепенно человек в алкоголике исчезает. Не сразу. Но шаг за шагом происходит стирание высшей психической деятельности, из которой выпадает сперва самое сложное, потом умеренные сложности, а под конец даже и простейший курс начальной школы.

Но алкогольная деградация личности – лишь часть (органичная, как и легализация наркотиков) либеральной деградации личности. Почему? Потому что пороки человека неразрывно связаны с его желаниями. Кто же будет заниматься порочным без желания?! Из-под палки, что-ли?!

Как вы себе представляете порочность, не опирающуюся на желания человека?!

Либерал потакает человеку (как он говорит) – через то потакает всем желаниям человека – через то начинает потакать порокам. Это и есть «окна Овертона», только без всякого Овертона, задолго до Овертона.

Развиваясь из комочка плоти, человек встречается не только с первым «хочу», но и с первым «нельзя». И чем больше человеческих чаяний исполняет цивилизация – тем большим количеством «табу» на другие желания это обставлено.

Если насос гонит воду вверх по трубе – труба не должна быть дырявой. Тогда гидравлика работает. У воды есть желание: течь вниз. И у неё есть нежелание идти вверх. Гидравлическая система не даёт воде течь вниз и заставляет течь вверх.

Чтобы сделать из животного человека – цивилизация запрещает человеку быть животным. ТОЛЬКО по этой причине у людей есть центральное отопление, электричество, транспорт, письменность, огонь, колесо, гончарный круг, и т.п. А у животных - нет.

Вы думаете, животные не хотят центрального отопления? Очень хотят: вы посмотрите на кошку у батареи! Дело же не в том, что они не хотят, а в том, что у них мозги недостаточно развиты, чтобы его создать. Как и у первобытных людей, у которых тоже НЕ СРАЗУ появились отопление, фабричная обувь или «быстромчалки» всякие. И живопись, философия, поэзия – это не врождённые инстинкты человека.

Это продукт воспитания, суть которого - в умной и своевременной системе пресечения животных желаний. Снимите её – и получите Маугли. Не из книги, а реального, история нескольких таких знает, в зрелые годы они уже были бессильны понять человеческие отношения…

Человек поднимается потому, что не даёт сам себе по дороге наверх слиться. Это – можно сказать – «гидравлика» цивилизации. В которой школа, учебник, книга – насос. А система табуирования животных инстинктов – изоляция трубы. Не будет изоляции – насос бесполезен. Сколько бы ни гнал он воду в дырявую трубу – вода, найдя дырочку, через неё «сдрызнет» вниз, а не наверх.

+++

И вот появляются либералы. Это или совершенно оторванные от жизни романтики, или чудовищные циники-разрушители, или дегенераты, сложных вещей просто неспособные понять.

Они говорят – «а что такого?!» Ну, хочется человеку – так пусть сделает! Чего тебе, скотина, хочется? Ярмо носить не хочешь – так мы его снимем! И седло снимем, и уздечку! Наверное, тебе хочется в полях порезвиться, поскакать на воле? Так и резвись себе…

Может ли одомашненное существо стать обратно диким зверем? Нет. За века селекции, цивилизованного образа жизни оно не только психически, но и генетически трансформировалось. У него уже весь организм устроен так, что без инструментов цивилизации ему не выжить.

Одни зачатки в нём много поколений подавлялись. Другие – развивались в гиперии[1].

По сути, потакать диким инстинктам одомашненного существа – это убивать его. Понятно, что шахтерам не хочется лезть в шахту (кто бы сомневался?!) и для них, как и любого человека – выходной приятнее будней. Но когда, опираясь на этот тёмный инстинкт живого существа, закрыватели шахт, уничтожители экономики выбивают поддержку шахтёров – они ведут шахтёров на убой.

+++

Растление человека, как постепенная длительная раскачка здорового зуба: если очень долго качать туда-сюда, вполне здоровый зуб в итоге выпадет, расшатанный.

А ведь они именно этим и занимаются: расшатывают устои. Ведь кроме человеческих желаний, всем ясных и всем понятных – существуют и человеческие необходимости. Есть в цивилизации очень много процессов, которые сами по себе неприятны, но как без них обойтись, не угробив человечества – науке пока неизвестно.

Помню, в детстве я и сам мечтал о машине, которая избавила бы от заучивания параграфов учебника, чтобы надел колпак – и все знания сразу загрузились в голову. Кто бы отказался – если бы была такая? Да ведь нет её…

Никто, в здравом уме и твёрдой памяти не откажется обезболить десну перед удалением больного зуба. Ну кому же хочется рвать его без обезболивающего?! Однако ведь веками обезболивающего не было, и драли так, а чтобы придумать анестезию – сколько штанов протёрли за партами! Тоже не слишком весёлое дело – корпеть в институте или лаборатории…

Если бы грузчик стал бригадиром роботов – были бы счастливы и он, и я за него. Ну кому это нужно – весь день таскать тяжести?! Но ведь пока таких роботов не создали – никуда не денешься от ручных погрузочных работ. А чем копали, пока экскаватор не появился? Лопатой! Весело это живому существу?! А пока лопаты не было? Вообще палкой-копалкой! Вот уж истинное мучение, поверьте археологу!

Если мы цивилизованные люди, не впавшие в маразм – мы понимаем, кроме желаний, ещё и рациональные необходимости, желанны они или нежеланны. Да, всякое государство давит – но если человек не свихнулся, то он не променяет это ярмо на безграничную свободу догосударственного родо-племенного строя. Да, законы ограничивают личные свободы – но рациональный человек понимает, что полнота личных свобод приведёт людей к взаимному истреблению. И так – за что ни возьмись…

+++

Но если человек деградирует – то он всё меньше понимает необходимости, и всё острее – желания. Сиюминутность реакции сменяет представления сперва о Вечном, а потом и о долговременном. И он начинает потакать своим желаниям, реальности которых никто не отрицает. Он снимает рациональные сдержки этим первобытным желаниям.

Делая так, человек боится. Ему, за его фривольности, и Бог грозит с икон, и история из учебника. И личный опыт. Человек тревожится, что его фокусы добром не кончатся.

И сам по себе человек, побаиваясь, может быть, и унял бы свои похоти. Но тут появляется фигура растлителя (либерала), которая заверяет пугливого хулигана: «ладно, нешто, молодца, молодца».

Мол, ты парень, своих желаний не бойся! Всё путём будет! Чего не хочешь, того не делай, а чего хочешь – всегда при тебе останется. Не хочешь на завод ходить? Так и не ходи! Зарплата же твоя к тебе цепями прикована! Куда они денутся?! Отдыхай – и увидишь: они прибегут оплачивать твой отдых!

Растлитель снимает тот естественный страх извращения, который останавливал извращенца. Растлитель подсовывает «теории», насчёт которых человек «обманываться рад», и потому его совсем нетрудно обмануть.

Человек в процесс растления получает навык в произволе. Никто из чубайсов не стал чубайсом в один день. Все начинали с малого. Прежде, чем они пришли к тому мега-произволу, который демонстрируют криминальные, по сути, антигосударства торжествующего либерализма, они сперва растлевались локально.

Формула растления, в двух словах:

-Если могу и хочу – то вправе.

И тут всё понятно. Если не могу – о чём говорить? Если не хочу – то зачем это эгоисту? А вот если возможность и желание (например, «попилить» всю советскую экономику между её начальниками) есть, то считаю себя вправе. Без всяких интеллектуальных и моральных колебаний.

Это очень страшная формула. А если я могу и хочу сбросить ядерную бомбу? Мало ли чего я могу, и что в голову взбредёт – и всё я вправе тут же реализовать?!

+++

Если бы я утверждал, что все либералы понимают вышесказанное – я бы упрощал дело. Я осветил фонарём рациональности тёмный подвал их подсознания. У большинства из них такого фонаря нет. В своей темноте желаний они движутся наощупь, и восприятие реальности у них не такое, как у зрячих.

Они не обязательно обманывают: зачастую они сами верят во все свои химеры.

Если кого-то в популярной песне «музыка связала», то режиссёров и зрителей содомитских спектаклей связал маразм.

Маразм в голове производит переоценку ценностей: происходит перемаштабирование, при котором маловажное становится для маразматика сверхважным, а сверхважное – наоборот, выпадает из сознания, не принимается в расчёт.

В итоге если фигуристая и молодая актриса выйдет на сцену голой, то сорвёт искренние аплодисменты. То же самое касается совокуплений и испражнений на сцене. Ведь для маразматиков в партере это не глупое безобразие, а накалённая мечта, неподдельно возбуждающая, трогающая в них оставшиеся струны сгнившей души.

Чувствуя эту искренность маразматической публики режиссёр получает подтверждение своей «нужности людям», он даже готов многим пожертвововать, чтобы пропагандировать с подмостков содомию и дальше. Он ощущает реакцию публики – и возводит себя, порой, в ранг святого, или пророка.

-Мои актёры покакали на сцене! До меня никто этого не делал! Публика была в шоке и восторге! Публика покупает билеты, все они распроданы, это нужно людям…

Белорусский либерал приходит к рабочим завода, чудом сохранившегося в Белоруссии, и чувствует их маразм как собственную востребованность. Нет большой разницы между какающими на сцене в Москве и бастующими заводами в Минске.

Человек в состоянии маразма потерял реальные, настоящие ценности из виду. Но «зато» у него появились другие сверхценности, подаренные ему его маразмом. Вы думаете, что маразматик считает себя циничным и продажным? Нет, состояние маразма вполне совмещает угодливость самым худшим манипуляторам с искренностью и горением духа!

Маразм – это мостик между подонком, живущим американскими грантами, и пролетарием, никаких грантов не нюхавшим. Подонок прекрасно знает, что и зачем делает. Он из под рухнувшей кровли вовремя выскочит в Лондон. А вот борца за маразм придавит. И своей мученической смертью он докажет, что был предельно чист, когда Ельцину сердечко дарил… Глуп, правда, как пробка. Но «сердцем чист и не спесив». И личной выгоды в той роковой забастовке не искал!

Думал, что за народ радеет.

Потому что в состоянии маразма «радением за народ», жертвенным подвигом Данко можно считать что угодно: и какание на сцене, и скакание на майдане, и гуляния на гей-параде…

Истинное радение за народ требует не только желания порадеть, но и ПОНИМАНИЯ процессов. А если человек в состоянии маразма, и ничего не понимает, то его желание радеть – быстро конвертируют в то или иное безобразие. Самое обидное – бесплатно! Наёмники хотя бы деньги за подлость получают. А маразматиков той же подлостью сподобляют заниматься бесплатно, экономя на чужом маразме миллиарды…

+++

Сегодня уже всякому беспристрастному наблюдателю очевидно: в сознании либералов-западников «архаика» и «модерн» поменялись местами. Они теперь регресс принимают за «прогресс» и наоборот. Какая-нибудь Л.Улицкая (и не она одна!) всерьёз заявляет, что в Белоруссии – архаика, а на Украине – модерн. Архаика уходит, модерн приходит – радуется Улицкая. И не в одиночестве психиатрической палаты, а в кругу рукопожатых светлоликих единомышленников… Братьев по разуму…

И не понимает, что подставляет себя и своих. Нельзя так открыто демонстрировать маразм.

Ибо колеблющиеся могут окончательно увериться, что для либералов-западников модерн – не космодромы и ядерные реакторы, а однополый секс и перемещение трудящихся с заводов на подножные корма городских свалок.

Это было бы смешно, если бы не было так грустно: потому что это так и есть! Они ведь и в самом деле, не понимая ТРАГИКОМИЗМА своей позиции, давно уже «прогресс» измеряют не ростом индустрии, а доступностью однополых браков! В их сознании модерн – это не про технику, а про свальный грех. «Архаика» для улицких – это чистота на улицах, работающая промышленность и традиционные семьи. Каменный век! До сих пор мужики с бабами живут!

А «модерн» в их маразме – перемены в сторону руин, куч мусора посреди перекрёстков, кишащих крысами, полностью животного, и потому в их восприятии «естественного» зверства и скотства.

Думаете, они сознательно дуют в дудочку гамельнского крысолова?
Кто-то да. Козлы-провокаторы (это не ругательство, термин).
Но многие – сами в это верят.

В то, что мера прогресса – не космическая отрасль, не количество тракторов на селе, и даже не количество танков. А количество гомосексуалистов на душу населения…

В их сознании сместились базовые пласты смыслов, открылись древние «породы и напластования» доисторических инстинктов, источающие теперь свои испарения, дурманящие мозг.

Всеобщий маразм – их Эдем. Потерянный рай, в который они хотят вернуться. Их не тяготит Псаки, посылающая американский военно-морской флот к берегам Белоруссии! Их тяготит Лукашенко, не давший закрыть машиностроение…

А потому всеобщий маразм воспринимается ими как прогресс, как модерн. Если «есть у лётчика мечта» - почему вы не верите в существование Мечты у паразита? Именно так, с большой буквы, Мечты!

Городской паразит со второй половины ХХ века не понимает истоков и причины появления обслуживающих его бытовых удобств. Эти удобства городской паразит рассматривает как воздух, как естественную среду.

Поэтому паразит разрывает в голове потребление (которое очень любит) и производство (которое ненавидит, как ярмо и тяготу). Паразиту ненавистны трудности и условности цивилизации. Он не желает ограничивать себя ни правилами, ни приличиями.

Его программа-мечта – постоянно растущее личное потребление при сломе всяческой «несвободы» в виде производственных мощностей и административных барьеров.

Паразит ищет того политика, который наобещает ему привозить все вкусняшки прямо домой, к дивану, и на высшем мировом уровне. Попутно избавив от всех неудобств труда и службы, от всех системообразующих ограничений.

Мечта паразита – это жизнь, в которой потребление и права стремятся к бесконечности, а труд и обязанности к нолю. Весь мир паразиту должен – сам же паразит ничего и никому.

Свой статус избирателя и гражданина паразит понимает как помещичий. Он думает, что он хозяин, и «слуги народа» обязаны беспрекословно выполнять все его требования. И ничего взамен не требуя: они же слуги!

Паразит ищет политиков, которые согласятся принять эту его программу.
Никто из честных, ответственных людей никогда её не примет.
Но политики не всегда честны и ответственны…

А потому быстро находятся те, кто льстиво подыгрывает маразму паразита, и обещает незамедлительно всё доставить, ничего взамен не спрашивая.

Следующая станция на этом маршруте – Смерть.



[1] ГИПЕРИЯ – термин в теории цивилизации, обозначающий чрезвычайное и масштабное развитие каких-то свойств исходника, в дикой природе присутствующих только в зачаточном состоянии. Например, величина и сладость садового яблока – гиперия дикой яблони, наука – гиперия природного любопытства, письменность и архивы – гиперия человеческой памяти, скоростной транспорт – гиперия изначальной способности тела к передвижению, и т.п.

Александр Леонидов; 3 сентября 2020

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.