Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Брод и трясина: к пониманию советской эры

Брод и трясина: к пониманию советской эры ​Сын спросил меня: «советская власть была лучше нынешней?». Я ответил: «Лучше». Потом подумал, что ответ не совсем верный. Дело в том, что понятия «лучше/хуже» относятся к однопорядковым предметам. Например, есть десять бегунов, и один из них прибежал на секунду быстрее остальных, он – лучший бегун. Есть яблоки, и одно из них – самое крупное, самое сладкое – оно лучшее в ряду яблок. Умный человек не будет применять понятие «лучше/хуже» к предметам несопоставимым. Они здесь неуместны. И здесь, мне кажется, лазейка для всех антисоветчиков: втянуть события советского века в общую канву истории, оценивать их, как просто очередную смену власти, как смену царя Александра III на царя Николая II. Царь Александр, безусловно лучше царя Николая: тут критерий «лучше/хуже» применим, потому что речь идёт об однопорядковых явлениях…

Если же речь идёт о цивилизационном переходе, который биологи назвали бы «ароморфозом[1] человеческого вида», то сравнивать «лучше или хуже», в общем-то, не с чем.

Конечно, схоласты могут вытащить для сравнения очень отдалённые события истории: переход от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству; появление монотеистических религий, и т.п. Но это настолько разные и удалённые эпохи, что напрямую сравнивать затруднительно.

Скотоводство лучше охоты?! Спросите об этом заядлых охотников, противопоставив хлев всей романтике леса! Или скотоводство хуже охоты? Оно, увеличившее род человеческий с 300 тыс до десятка миллиардов человек – хуже?

То же самое и в разговоре о советском великом эксперименте. У нас, в пику подонкам, принято расхваливать советскую власть, превращая суровую эпоху великих испытаний в хохломскую роспись. «Она была лучше царизма»…

Нет, ребята, это не тот язык.

Для того, кого она переселила из барачного угла в комнату буржуазной 10-комнатной квартиры, она, конечно, в бытовом, житейском смысле, «лучше». А для того, кто раньше владел всей квартирой, она, конечно же, «хуже».

То есть в бытовом смысле она лучше для тех, кого подняла, и хуже для тех, кого опустила. Как и любая власть на земле, и загадка не тут кроется! Не в обывательском «лучше/хуже», которое, суть есть, субъективизм чистой воды, потому что на человека не угодишь. Он склонен капризничать и смотреть не сверху, на всю картину, а со своей кочки на болоте.

Кроме отдельных людей – у каждого из которых свои впечатления (и, как мы убедились в наше время регресса, порой диаметрально противоположные), существуют ещё вопросы человеческого вида, человеческой цивилизации, истории и общества, взятых в целом.

Каждый человек имеет собственную лесенку, по которой он то поднимается наверх, то спускается вниз.

За мельтешением людей по личным лесенкам многие не замечают Великой Лестницы, по которой восходит или нисходит Цивилизация, взятая вне конкретных людей с их животными страстишками, объективно.

+++

Очевидно же, что человеческая жизнь – не только грызня особей друг с другом за кусок послаще (хотя в значительной степени из этой чисто-зоологической грызни она состоит). Ведь явно же, невооружённым взглядом, даже недалёкому человеку видно, что человечество в ХХ веке выше, чем оно было в XVIII, а в XVIII явно выше, чем было в IX.

Не отдельные люди, а человечество в целом, взятое само по себе, как нечто Единое – в ХХ веке больше может, больше знает, больше развито. Оно больше и количественно (растёт население), и качественно. Его техническая и энергетическая мощь в ХХ веке несопоставима с ранними веками истории. Его возможности – показывают колоссальный рост, его общечеловеческие знания глубже и шире распространены, чем в XIII веке.

Но ведь и XIII век – не какой-то там пария! Он, может не так сильно, как ХХ, но всё же очевидно отличается в лучшую сторону от «тёмных веков» европейской истории. В XIII веке уже есть Университеты – а разрушившие Рим варвары даже и слова такого не знали!

Следовательно, можно считать доказанным, что кроме звериной грызни человека с человеком существует (параллельно ожесточённой и бесплодной в целом грызне) и некая восходящая перспектива.

Если грызня связана с материальностью, философией вещизма и биологическими законами (инстинктами, рефлексами), то есть с материальным и животным миром, представленным в человеке «снизу», то человеческое восхождение (и никто с этим не спорит) – связано с раскрытием Разума.

Вначале разум существует лишь как крошечный, тёмный, смутный и почти бесполезный придаток к могучей власти инстинктов в голове. Разум в таком состоянии в целом бесполезен и беспомощен, он служит немножко забавой, немножко игрой, и во многом – кажется психическим расстройством.

Этим жалким состоянием абстрактного сознания, оставившим нам, археологам, наскальные рисунки и смешные фигурки палеолитических пузатых «венер», выточенных неумелыми руками из камня и кости, в качестве досуга между изготовлением орудий убийства начинается драматичная борьба Разума с миром биологических инстинктов, с биосферой в человеке.

Ни о каком триумфальном шествии Разума речи быть не может: он то наступал, делая жизнь сложнее, то отступал, часто умников просто втаптывали в землю двуногие звери кочевых орд. Инстинкты зверя в человеке никуда не девались, они постоянно жили параллельно абстрактному разуму, и постоянно ему противоречили.

Тем не менее, века истории вывели Разум из роли жалкого, смешного, развлекательного придатка[2] к афоризму Ф.Бэкона «Знание – сила». Вообразите, сколько веков и даже тысячелетий потребовалось, чтобы Бэкон понял, наконец, возможность нематериальной, сходной с бесплотным призраком, мысли – быть материальной силой, влиять на материальный мир!

+++

Мышление или рационализация – это познание человеком общих принципов окружающего многообразия, понимание стоящих за кажущимися «случайностями» законов бытия. Познав, откуда что возникает, берётся – можно воспроизвести то, что тебе нужно. И наоборот – удалить, устранить то, что тебе мешает жить. Поэтому Разум и Планирование – фактически, синонимы. Отказываясь от планирования экономики – мы, по сути, отказываемся от её изучения, понимания, расписываемся в бессилии Разума перед слепотой стихий.

Часть движений разумного существа рефлекторна, а часть – планируется. В этом главное отличие разумного (и вообще живого) существа от неодушевлённых предметов, которые тоже ведь могут двигаться. Жёлтый лист осенью, попав на ветер, может выписывать сложнейшие пируэты движения, но в чём его главное отличие от танцора?

Танцор вначале запланировал свой танец, а уж потом начал движения. Лист же не умеет думать, и потому никогда ничего не планирует наперёд. Двигаться-то он двигается, но без всякого внутреннего плана или (что то же самое) разумения.

И теперь нам, представителям вида «человек разумный» - предлагают экономику, которая движется как лист на ветру или как щепка в потоке, по воле «непостижимых» человеку стихий?!

Сама по себе попытка вернуться из планирования в «свободный рынок» - это безумие и отрицание Разума. Никто не говорит, что любое планирование всегда идеально, безошибочно – но заменять его, управляющего производством волей основанного на знаниях Разума бездумным движением вслепую – может только сумасшедший.

Если план плох – укажи, в чём он плох, то есть составь новый план, лучше этого; но как может «человек разумный» отказаться от попыток управлять стихиями, тем более теми, от которых напрямую зависит его жизнь? Зачем же тогда люди придумали громоотводы?!

+++

Через эти рассуждения общего порядка я подвожу читателя к неизбежности советского проекта для человеческой цивилизации, для которой он, если угодно, «инстинкт самосохранения» и одновременно – воплощение её самосознания. А то, что неизбежно и необходимо – не может оцениваться в категориях «лучше/хуже».

Советская эра – не лучше и не хуже старого мира, это вообще принципиально новое, связанное с переходом количества в качество состояния цивилизации. Ближайший аналог – смена охоты скотоводством и собирательства – земледелием. Которые ничто иное, как переход к разумному планированию домохозяйства, расчётному циклу проектируемого заранее воспроизводства на смену стихийности слепой удачи.

Теперь, понимая всю масштабность советского перехода, как главной задачи человеческой цивилизации (когда решается вопрос о жизни или смерти цивилизации, истории, вида «человек разумный») – мы можем смело сказать и горькую правду.

О том, что советский период был очень и очень проблемным, в высшей степени проблемным. Это и даёт возможность антисоветчикам так роскошно спекулировать на его трудностях и невзгодах, поражениях и потрясениях. Но это же не только их фантазия – это обывательское отражение колоссального перехода наверх в недалёком умишке примитивного человечка.

Когда невообразимой величины тектонические плиты, размерами с континент, вдруг стали переходить из горизонтального положения в вертикальное – сами понимаете, посыпалось очень многое. И далеко не только плохое, но и многое весьма неплохое. Чем узколобее наблюдатель этого процесса – тем острее в его восприятии формируется совершенно искренний образ страшной катастрофы.

Советская власть с первых же дней дала очень многое очень многим. Но ведь очень многое она у многих и отняла. Да и не смогла бы она дать одним, не отбирая у других! Никакая власть не может так сделать: если есть тот, кому дано, то есть ведь и тот, у кого забрали…

Я же хочу сказать, что гораздо важнее всех имущественных и бытовых дрязг отдельных людей, которые неизбежны при любой смене власти[3] – перспектива и шанс восхождения человечества на принципиально новую ступень социального и технического прогресса.

Если мы говорим о людях – то используем разные оценки разных людей. Но если мы говорим о Цивилизации в целом, взятой, как нечто Единое – то не может быть разных оценок. Тут – царство надчеловеческой объективности!

Советская власть не была, да и не могла бы стать «шведским столом» для халявщиков, разлюли-малиной для всех и каждого, весёлым и безобидным карнавалом (после которых остаются только мусор и мишура).

Она в буквальном смысле слова ЛОМАЛА ХРЕБЕТ ЗВЕРЮ, и не постороннему, а живущему у человека в хребте. Это процесс и сложный, и рискованный, и болезненный – но на определённой стадии развития Разума просто неизбежный.

Одно дело, когда звери владели лишь дубиной и каменными топорами, и совсем другое – когда они, ни на йоту не сменив звериной мотивации – получили в свои руки пулемёты, отравляющие газы, авиацию и тяжёлую артиллерию. Первая Мировая война была великой не только по числу жертв, но и великой в своей бессмысленности. Несколько коронованных и биржевых хищников устлали все поля Европы костями молодых подданных, тупо и зоологически выясняя – кто из них круче и больше «альфа-самец»…

Этот мир имел лишь два пути, актуальные и сегодня: или он переходит в царство планирующего Разума и полноценного Закона[4], сломив господство низших инстинктов частного собственника, или он погибает.

+++

Следовательно, правильнее всего сыну ответить так: советская власть была попыткой ответа на неизбежные и необходимо стоящие перед всем человечеством вопросы. Она вошла в историю, как в чём-то удачная, в чём-то неудачная попытка ответа на вопросы, обойти которые, игнорировать никому не дано и ни у кого не получится.

Сказать, что при становлении нового мира у неё были ошибки – значит, ничего не сказать. Учитывая степень новизны поставленных задач ошибки и вредные примеси были на каждом шагу, вся социальная среда буквально кишела ложными попутчиками и «медвежьими услугами» сторонников. Если начать перечислять лично-мои несогласия с практиками советской власти – то книги не хватит.

Я, кратко говоря, далеко не в восторге от её отношений с религией, я совсем не в восторге от ленинской национальной политики, мне очень жаль армян – которых буквально скормили обманщикам-туркам за поднятое Ататюрком «красное знамя». Я не могу не скорбеть над судьбами академика Вавилова или Флоренского, царских детей, наконец… Я понимаю, как много людей было оклеветано и без вины пострадало, как много оказалось (в силу дурного планирования) ненужных «котлованов», понимаю, как много и бесплодно дарили ценностей всяким неграм за показуху «социалистического выбора», отнимая это у своих, безответных и обделённых… Я сержусь, когда думаю о выкармливании наглости у национальных окраин СССР за счёт центральной России… Там начни разговор – и не закончишь!

Но вопрос в другом: не всегда адекватно решавшиеся проблемы советской властью – не фикция, не выдумка и не второстепенная задачка!

Это проблемы жизни и смерти человечества, цивилизации и Разума – которые, пусть не без ошибок, но в целом-то решались! ХХ, русский, советский век – кардинально изменил Землю и Человечество. Он сделал немыслимые блага для народа обыденными, а обыденные прежде бытовые ужасы и зверства – немыслимыми!

Так зачем же мы критикуем советскую власть? Чтобы она лучше стала, росла над собой, так сказать, сохраняя всё лучшее, и избавляясь от случайного в себе? Или же чтобы её обрушить, погрузив планету во тьму и хаос гниющих мятяжевойн, в апокалипсис калёной ненависти постоянно возрастающей конкуренции рынка?

В безысходность и бесперспективность постоянного поощрения звериных инстинктов, низости человеческой - в которых рациональный Разум расплывается, тает словно кусок масла на сковородке?

Поймите меня правильно: обид хватает. Я не о том, что антисоветчики во всём лгут: что-то врут, а что-то и правда. Но вопрос неправильно поставлен!

Потому что упор нужно сделать не на разборе негатива, утверждаемого десоветизаторами, а на другом: на той очевидности ахинеи и околесицы, который они предлагают как альтернативу «ненавистным палачам Совка».

То, чем декоммунизаторы хотят заменить Ленина и Сталина в истории и современности – или запредельный идиотизм, показывающий инфантильно-неразвитое сознание, или запредельное, патологически-извращённое изуверство, страшное в своей мохнатой животности мракобесие.

Если у Ленина и Сталина были, в числе прочего, ошибки – то их критики сами по себе большая ошибка, не имеющая ничего прочего.

Десоветизаторы абсолютно, до патологического уровня невменяемости – не понимают ни мира, ни людей, ни законов естества, ни анатомического строения цивилизации, ни динамики истории с её историзмом, ни задач, стоящих перед Прогрессом и Разумом, взятыми в обобщённо-коллективном виде.

Уровень нелепости в претензиях десоветизатров может соперничать только с уровнем их асоциальной деструктивности.

При всякой попытке «подправить бровь» они обязательно глаз вышибут[5], и ладно ещё, если не оба глаза! Всякое лечение насморка у них сводится к отрубанию головы, в которой (и ведь справедливо!) видят гнездилище соплей!

Я не хочу выступать адвокатом кривых бровей или насморка – я за их выправление и лечение. Но не методом же выбивания глаз и отсечения голов!

Можно, конечно, пойти на поводу у старых обид, и погрузиться в смакование мести за минувшее, погрязнуть в сведении исторических счётов. При всём уважении к старым обидам и, может быть, действительно имевшим место несправедливостям прошлого мы уже убедились, куда ведёт этот путь.

С "помощью" Ельцина, Гайдара и Чубайса мы УЖЕ увидели, что этот путь лишает нас базовой основы существования. Как в текущем времени (сегодня), так и в перспективе (на завтра).

Пост-советизм, выстроенный на смаковании далеко не всегда фейковых обид и «преступлений покойников» - это мрачное общество, которое заканчивается, даже ещё не начавшись. Оно, можно сказать, начинается с конца.

Человек в нём лишается средств к существованию, всех гарантий и всяческих прав, превращается в расходный, одноразово-используемый материал.

Единственная перспектива – гниение и разложение, которое ощутимо во всём вокруг нас, распад человеческого в человеке и в окружающем его обществе.

Под рассуждения о "жестокости Сталина" мы сползаем по наклонной плоскости в зловонную трясину, в жижу духовного и физического небытия…

А всё потому, что занимаемся не совместным с советскими предками поисками ответов на главные вопросы цивилизации. А наоборот, маразматически пытаемся игнорировать эти ребром вставшие на пути у истории вопросы, засунуть голову в песок, как страусы, убежать от фундаментальных проблем исторического бытия.

От неизбежной остроты кризиса между Разумом, как всеобщим достоянием людей и частной собственностью, явлением животным, намертво привязанным к биологической особи, кратко-живущей и противопоставляющей себя Вечности.

Нельзя пробудить в человеке Разум так, чтобы он не заметил несправедливости и иррациональности частнособственнического неравенства. Сберечь это достояние животного мира можно только оглушая Разум, подавляя его мыслительную деятельность и его развитие. Что мы и видим ежедневно вокруг себя и в школах, и в СМИ, и массовой культуре и в социально-политической жизни, доигравшейся до Зеленских. То есть - ушедших на кафкианскую глубину абсурда и сюрреализма...

А ведь XXI век – не XI. В нём никуда, кроме смерти, нельзя уйти от сложнейших и важнейших вопросов:

- о придании разумности (т.е. плановости) экономике, о путях, векторах развития человека и путях становления общественной справедливости, о победе точности над приблизительностью, определённости над неопределённостью,

- о покорении Космоса и торжестве Ноосферы над звериными началами, о великих стройках и общенациональных мега-проектах,

- о вытеснении произвола – подлинной Законностью[6], о войне и мире, противодействии агрессорам, об единых нравственных и житейских ориентирах,

- о признании Истины Единой и служении ей[7], формировании на её основе школьного и высшего образования, воспитания будущих поколений,

-И много иного, в том же, советском роде.

И вопрос не в том, были или не были обиды на советскую власть, на её практику, на её ошибки и перегибы. А в другом: нам никуда, кроме погибели, не уйти от поставленных ею вопросов. И от решения озвученных в её рамках задач!

Мы не можем двигаться в обратную от советской эпохи сторону – потому что это движение в первобытность и зверство. Дополнить и усовершенствовать советскую власть можно, но опираясь на её фундамент и опыт. Отменить и выбросить её – значит, ликвидировать разум, как явление и обрушить цивилизацию.

Надо доделать то, что у прежних поколений советских людей не получилось, достроить ими недостроенное, решить то, что у них не получилось решить.

Нам же предлагают не только отказаться от продолжения, но и уже сделанное разрушить, уже построенное развалить! Не ответить на неизбежные и необходимые вопросы, поставленные всем ходом истории (о разумном, справедливом, равноправном устройстве общества) – а считать, что этих вопросов… просто нет!

Погрузиться в маразм, заменяющий заслуги лотереей случайных выигрышей и проигрышей, закон справедливости – «воровским законом», Единую Истину – «плюрализмом мнений»(в котором все правы и никто не прав), нравственные ограничения – «свободой» без ограничений и даже приличий, разум и логику – инстинктами и рефлексами.
Далее: политику – клоунадой, науку – бредом шизофреников, культуру – содомией, ясные и гарантированные права – неясными «возможностями» и «шансами»…
Всё это вместе (сегодня вокруг нас) – и есть состояние маразма Коллективного Сознания. Когда в маразме живёт не отдельно взятый, выживший из ума, человек, а всё общество.

Оно всё такое, понимаете?

Ему меньше всего интересно то, что больше всего во все эпохи интересовало разумных людей. И наоборот, больше всего маразматика тянет к тому, что нормального человека не интересует и презираемо в нормальной среде до отвращения.

Это общество не прочитает и не усвоит ни одной книги Достоевского – зато знает всё о дурацких похождениях Ольги Бузовой или Ксюши Собчак… Оно считает Шолохова «плагиатором», зато «гением» – режиссёра Серебренникова, у которого голые актёры на сцене сношаются и какают…

Если это общество уже в маразме – куда ему духовно развиваться? В какую сторону может прогрессировать маразм? Только в ту, в которую прогрессирует и прогрессивный паралич…

+++

Очень может быть, что ненависть к советскому наследию кое у кого не беспочвенна. Очень может быть, что некоторые пострадавшие – пострадали без вины, и затаили жажду мести. Очень может быть, что некоторые столкнулись в советской жизни с судебной или не-судебной (например, производственной) ошибкой, покрытой властями несправедливостью – и в силу этого скептически относятся к «советской законности»…

Всё это очень даже может быть. Но главное-то, понимать, что альтернативой развитию советских починов и планов обустройства жизни – выступает всесторонний, глубокий и тёмный маразм, беспросветная ночь коллективного слабоумия и коллективного садизма.

Это сумрачный мир персонажей Кафки, таких, как непросыхающий алкаш Б.Ельцин, шизофреник Е.Гайдар, аутист А.Сахаров, маньяк-садист С.Бандера[8], бесноватый пожиратель галстуков Саакашвили и им подобных отморозков и психопатов.

В этом тёмном и страшном мире безысходность связана с тем, что в нём нет динамики, нет поступательности движения, жизнь распадается на бессвязные нелепые эпизоды, отсутствует понимание причинно-следственных связей, интеллектуальное и нравственное осмысление поступков.

«Зато» предельно расторможена и постоянно перевозбуждается сфера животных инстинктов, зоологических, дочеловеческих и доразумных мотиваций поведения.

В понимании советского человека проблема – это путь: вот есть нехватка чего-то, вот она преодолевается, вот преодолели, вот проблемы уже нет, пошли решать следующую. В маразме пост-советизма нет пути, и любая проблема в нём вне связи с причинами и преодолением, «плавающая», оторванная от разумных мер преодоления. Спитак в руинах так и остался Спитаком в руинах, бедность так и остаётся бедностью, развал производства – развалом производства, сырьевая зависимость – сырьевой зависимостью, отсталость – отсталостью и т.п. Никакими общественными проблемами никто и никак не занимается, до тех пор пока кто-то не решит на них пропиарится – но и тогда ими не занимаются, а только пиарятся на них.

В этом обществе благие перемены в жизни – предлагают заменить ритуалом перевыборов, новое в жизни – «новым лицом» в телевизоре.

Здесь играют с нулевой суммой, переливают из пустого в порожнее, да и вообще жизнь с законами естества заменена ролевыми играми со странными и глупыми правилами. Истина - условием игры.

Любимое словечко либерала – «как бы»: «как бы страна, как бы война, как бы депутаты, как бы суд…» Это не оговорка: в мире ролевых игр всё «как бы сущность», но не сама сущность.

Но главная причина такого положения вещей – десоветизация, которая, сдирая советский слой наследия с народов, вместе с ним содрала и вообще плёнку цивилизации, как таковой[9]. Обнажив тёмные и архаичные слои самой чудовищной дикости и самого первобытного слабоумия.

+++

На советский опыт не надо молиться, не стоит покрывать его сусальным золотом. Это не купола – а путь.

Его ценность – не в декоративной эстетике, а в шансе выйти по этому пути из инфернальных законов взаимного пожирания, свойственных биосфере. Путь не обязательно любить: дорога бывает порой весьма утомительной. Просто нужно понимать, что человек без пути – перестаёт быть человеком.

А у пост-советской реальности нет никакого пути. Это бездонная трясина жидкого биосферного дерьма и плесени, в которой тонет и Разум, и Судьба, и всё человеческое существо. И утопая – рискует никогда уже не всплыть.

Много есть путей отравить и убить мозг; но ни один учёный на Земле ещё не смог воскресить убитый мозг обратно. Потому что переход из смерти в жизнь гораздо, на порядки, сложнее, чем переход из жизни в смерть.



[1] Ароморфоз - прогрессивное изменение строения вида, приводящее к общему повышению уровня организации его организмов. Ароморфоз — это расширение жизненных условий, связанное с усложнением организации и повышением жизнедеятельности. В биологии явление, противоположное дегенерации.

[2] Славянское слово «мышление» - связано с корнесловицей «мышь». Нечто бегало, как мышка, под черепом, то появляясь, то исчезая, и первобытному человеку казалось, что мысли – такие внутренние мышки в голове. Латинское слово ratio тоже связано с «rat», т.е. «крыса, грызун», и очевидно восходит к тем же ассоциациям древнего человека: «мои мысли - мои грызуны»…

[3] Большинство смут этим и заканчивается: одни люди отобрали что-то у других, выстроили своё счастье на чужом несчастье, и всё. Таков, например, ельцинизм с его миллионами жертв, попросту брошенными в топку личного обогащения пары сотен «олигархов» и их челяди. Ельцинизм, как уже подсчитали демографы, обошёлся России значительно дороже «сталинских репрессий», но в отличие от них не сменил сохи на трактор, лучины на электролампочку, гусиное перо на радио, кавалерию с пиками – на атомную бомбу, дрова на атомные электростанции, курные избы на городские квартиры и т.п. В 90-е просто одни люди ограбили других, и «ничего кроме». На развитии страны этот разбой сказался только отрицательно, и ни в какой сфере – не сказался положительно.

[4] Закон в Общем Богословии и Теории Права рассматривается не как любая бумажка с предписанием, а только как Равная Мера отношения к каждому человеку. То есть в подлинном смысле слова Законом является лишь равноправие, равенство возможностей, равноценность живущих по Закону людей. Буржуазная лженаука подменяет издревле известное как богословам, так и теоретикам Права понятие Закона (равная мера оценки всех и каждого) называя «законами» любой произвол, выраженный в письменном виде. То есть ультиматум, выставленный победителями побеждённым, если он записан в форме текста – называется «законом», хотя к подлинному Закону (Скрижали Справедливости) не имеет никакого отношения. О каком равенстве, равноправии и равной мере отношения к разным людям можно вести разговор в капиталистическом обществе?! Там «законами» именуют любые выдумки и изощрения людей, присвоивших себе право считаться «законодателями». Для искренне-верующего такой подход просто кощунство: ведь для него есть лишь один законодатель – Бог, давший заповеди и скрижали! А законодатели-самозванцы просто святотатствуют, подменяя собой и своими выкрутасами Абсолютную Истину! Наиболее цинично это явлено в английском прецедентном праве, противостоящем римскому праву. В римском праве приоритет за письменным законом, а судья – лишь чиновник, соблюдающий закон наравне со всеми. В английском прецедентном праве судья – сам закон, его решения выступают «прецедентом», которым может воспользоваться другой судья, или, если не хочет – может создать собственный «прецедент».

[5] Прямо анекдот: историк-монархист Мультатули, живущий в каком-то своём мире, на четыре страницы расписывает величайшую проблему «нехваток» в СССР: не хватало сосисок в свободной продаже, не хватало женских колготок, «из мяса на прилавке одни котлеты», и т.п. Потом переходит к своему идеалу, не видя никаких проблем в регулярном и массовом голоде, охватывавшем до полного истощения большую часть губерний царской России. Когда не каких-то там сосисок не хватало, а хлеба, и котлетами его заменить было нельзя! Мультатули восхваляет Монка, реставратора английской монархии, совершенно не тяготясь нищетой и голодом широких масс в Англии Монка и Стюартов. То ему нехватка сосисок, заменяемых котлетами, проблема – а то отсутствие хлеба и голодные смерти – уже не проблема. Получается миф о Марии Антуанетте наоборот: та советовала народу, если нет хлеба, кушать пирожные. Мультатули советует народу, которому не хватило каких-то деликатесов – вернуться в общество, в котором простого хлеба катастрофически не хватает!

[6] Капитализм своеобразно решает вопрос о законности. С точки зрения традиционного языка таких явлений, как убийство, воровство – вообще не должно быть. Но поскольку без них не могло появиться миллионеров и миллиардеров – легализация их статуса означает принцип «не пойман – не вор». То есть это общество запрещает не воровать, а попадаться. И все, даже самые наивные в нём, об этом прекрасно осведомлены. Если государство по каким-то причинам не смогло, а чаще не захотело поймать вора и убийцу за руку, то его принято считать образцом для подражания, кумиром молодёжи и законопослушным «отцом общества». Это отражает уже описанную выше подмену Закона Свыше на произвол начальников в письменном виде.

[7] Без чего всякое утверждение не более и не менее истинно, чем всякое другое.

[8] Степан Бандера в детстве страдал зоосадизмом и душил котов, воображая, что перед ним «вороги нации». Этот «подвиг» с умилением описывает биограф «вождя» Галины Гордасевич в книге "Степан Бандера: людина і міф": "...Степан на глазах у ровесников одной рукой душил котов "для укрепления воли". Интересно, что бандеровка Гордасевич ищет такому садистскому поведению своего кумира рациональное объяснение и пытается сохранить лживый образ "героя украинской нации": «Ведь в революционной борьбе, которую уже окончательно выбрал для себя Степан Бандера, наверняка доведется лишать врагов и предателей жизни...». Давно описано психиатрами, что будущие серийные убийцы, не в силах отомстить тем, кого патологически ненавидят, с детства расправляются с невинными и беззащитными животными. Исследование Райта и Хенсли показало, что обычно впоследствии они убивают и людей теми же способами, какими в детстве убивали животных. По свидетельствам члена ОУН Михаила Баняса его шеф Степан Бандера регулярно и особо зверски избивал свою жену ногами, даже когда она была беременной.

[9] Путь развития цивилизации, что подчёркивают все без исключения исследователи вопроса - это становление и развитие абстрактного разума (обобщённых идей), институтов, поощряющих познание, развитие коллективной памяти (культ книги и иных носителей информации, архивация духовного наследия), поощрение изобретательства и рационализации, выделение прослойки духовных профессий, углубление и расширение законности, нравственных норм, представлений о справедливости, формирование приоритетов и ориентиров прогресса, преодоление зависимости от дикой природы и стихий, мега-проекты национального масштаба. Ничего из перечисленного рыночная пост-советская экономика не даёт и дать не может.

Александр Леонидов; 8 мая 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..