Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Поэзия пугающих пророчеств...

Поэзия пугающих пророчеств... Главная задача писателя в рамках художественной литературы – «рассказать историю». Повествование обязано быть увлекательным, а если сверх того в нём найдутся красота слога и глубина идей – то это бонусы писателю. Если бы современный писатель Александр Леонидов (Филиппов) хотел просто поделиться мыслями о современном положении вещей – он написал бы статью.

  • Но он замахнулся на повесть, и эта повесть "Исполнение Луны" [1]обладает всеми качествами художественного повествования: напряжённость и завораживающий калейдоскоп действия, поэтичный, полный метафор и притч, язык, хорошо прописанные характеры и психология персонажей, и т.п.

    Однако за авантюрно-приключенческой картинкой с мистическими оттенками – неотступно и неумолимо стоит наша реальность, современное состояние пост-советского мира, человечества.

    Не стану «спойлером» сюжета: лучше сами прочтите «Исполнение Луны» в авторской версии, текст в свободном доступе.

    Остановлюсь на идейной составляющей. В версии А.Леонидова последние 40 лет человеческой истории – это «путь в никуда». И какие бы замысловатые сюжеты не сплетались на этом пути – ощущение конечного тупика, безысходной пустоты ложного выбора не оставляет читателя.

    Леонидов задался очевидным, но «почему-то» редко сегодня звучащим вопросом (я иронизирую – понятно, почему!): если частная собственность растёт и не имеет верхнего ограничителя, то она в итоге окажется в руках одного человека. И что тогда? Как будет выглядеть маленькая страна (Леонидов выдумывает «бывшую Дакийскую ССР», в которой вы легко узнаете Молдавию) – если все её активы сосредоточить в одних руках?

    Совпадение имён недавнего «собственника всея Молдовы» Влада Плахотнюка, выкуренного совместными усилиями США, России и Евросоюза (редкий случай!) и легендарного Влада Дракулы стало для писателя «точкой оттолкновения».

    Разумеется, его Дракула – не Плахотнюк. Некоторые факты из недавней реальной истории служат лишь отправным пунктом, чтобы создать зловещий собирательный образ пост-советского приватизатора, миллиардера с советским уголовным прошлым, который за десятилетия шабаша и вакханалии обалдел от безнаказанности, и реально сошёл с ума.

    Леонидов не ищет лёгких путей в литературе. Если бы у него плохие американцы свергали бы хорошее правительство суверенной, «маленькой, но гордой» республики – я первый сказал бы, что это дешёвый ход, «чёрно-белое кино».

    Но в том и проявляется мастерство Леонидова, что у него до жути плохие американцы свергают до жути плохое правительство в одичалом «бантустане», превратившемся в подобие то ли чернобыльской зоны, то ли сталкерского полигона…

    Вот характерная цитата, дающая мысли простор спросить себя – в каком мире мы живём:

    «-…Неужели вы думаете, Влад Георгиевич – ухмыльнулся Липрандин, отпивая из длинного узкого бокала божественной выдержки буджакское вино – Что какой-то ленточный червь, пусть даже и космический – может быть для ваших соплеменников страшнее вас?! И вообще, откуда вы, комсомольские выползни, взяли, будто можно в этом мире сделать что-то страшнее, чем вы сделали?!

    -Думаешь, ничего нельзя?

    -Нечисть отдыхает… - «утешил» Липрандин

    Дракула неожиданно взялся философствовать:

    -Жизнь в XXI веке оставила нам только один выбор, и никаких других альтернатив: или стать чудовищем, как я, или безработным самоубийцей, которого, как блохи падаль, оставляют друзья и женщины… Ты знаешь третий вариант?! Назови, если знаешь! Чудовище, которого все боятся, или бомж, которого все чураются…»

    Алексей Липрандин, потомок французских беглецов Липранди, некогда укрывшихся в царской России от французской революции – играет роль положительного персонажа. Но тоже очень диалектически-двойственно: автор умело раскрывает его расщеплённость, внутреннюю слабость, принадлежность к «книжным детям», характер «устрицы», суицидальные наклонности.

    Липрандин в роли «рыцаря, спасающего принцессу» - только лишь потому, что он собирался повесится от безысходности, и – переступив порог смерти – только после этого шага перестал трусить, мямлить, прятаться. По сути, Липрандин лишь провоцирует бандитов, чтобы они «сделали грязную работу самоубийцы» за него…

    «– …Может, их и нет, никаких американцев…

    -Ну как это?! – Влад выглядел опешившим.

    -А вот так… Может, это такая психическая болезнь, ты, может, сам с собой разговариваешь, за себя и за них реплики подаёшь, и думаешь, что это американцы тебе сказали… Вот ты в Дакии сколько убил?

    -Много, Лёша, много…

    -А разорил, по миру пустил?

    -Того больше.

    -А они?

    -Тут?

    -Нет, блин, на Занзибаре!

    -Тут они никого… Тут я всё делал, моими руками, câini[2], действовали… Они говорят – я делаю…

    -А может, эти американцы – голоса у тебя в голове?!»

    А вот как пожилой, бывалый и циничный русский посол с «говорящей фамилией» Коварсский разговаривает со своим американским коллегой в бурлящей «цветной революцией» Дакии:

    -… Я старый человек, мне много лет, и прожил я их далеко не образцово, честно скажу… И вот теперь с высоты своего опыта я пытаюсь вас понять! Вы всё время меняете власть, но при этом не меняете жизни. А в чём тогда смысл?! Это же не игра… Это судьбы миллионов людей, и если уж ими рисковать при смене власти – то нужно что-то очень важное, стоящее держать ориентиром… Вы сейчас посадите вместо Влада куклу, которая на радость дуракам искоренит коррупцию… Притом, что капитализм сам по себе и есть коррупция, а то, что вы в нём «коррупцией» называете – мелкая рыбёшка, которая «не по чину берет»…

    И вы смените живого администратора на куклу, чтобы администратор хозяев не обворовывал. И мы знаем, как: просто куклы взяток не берут! За этим положительным свойством робота скрывается очень и очень отрицательное свойство: куклы не думают. Они стоят, где их поставили, и лежат, где их положили. А когда их выбросили на помойку – они тихо ждут мусорщика, чтобы ехать с ним на свалку или мусоросжигательный завод…

    -К чему вы это…

    - И вот теперь вы повсюду рассаживаете кукол с фаршированными чипом мозгами, радуясь, что куклы ничего не делают без кнопки на вашем пульте… Чем это кончится, Билл?! Вашего президента тоже заменят роботом? Вас, Билл, тоже сменят роботом?!

    -Технический прогресс не стоит на месте! – пожал плечами американский посол, не слишком проникнувшись пафосом собеседника».

    В основе повествования (это я уже домысливаю за автора) – лежит смена поколений американской агентуры в колониальных бантустанах «конченных» «республик». Первое поколение вторжения – «биозавр». Это когда берут самого отмороженного уголовника, и накачивают его долларами, раздувая до невероятной величины и силы. Но внутри пузыря всё равно остаётся урка, который крутит фиги в кармане, и обладает собственной, пусть тёмной и звериной, но волей.

    Поэтому (что и раскрывает повесть) – «биозавров» меняют на более дешёвых, практичных и надёжных «роботов-клерков», зомби-существ, которые собственной воли начисто лишены. Они исполняют любой приказ из Вашингтона, даже если это приказ им убить себя…

    Влад Дракула, уничтожаемый американцами в фантастической стране Дакии – «может быть, последний из биозавров», по определению самого Леонидова. Это старая игрушка начала 90-х, которая, по целому ряду обстоятельств, слишком долго пребывает у власти.

    Теперь у американцев новые приоритеты: «сдуть» накаченных долларовыми подачками уголовников, и заменить их биомеханическими существами.

    Это блестящая аллегория Леонидова, но, если посмотреть на ту же Молдавию, от которой отталкивалась изначально авторская фантазия – это… не такая уж и аллегория!

    Иногда с холодом по коже задумаешься: а может быть, всё без метафор и аллегорий, именно и буквально так, как описал Леонидов?!

    Разве не на наших с вами глазами накачивали долларами, а потом по мере надобности сдували биозавров приватизации, чудовищных и очень примитивных хищников пост-советского кошмара?

    А политики, которые по сути зомби-существа, тела-беспилотники, управляемые извне – это ещё пока фантазия автора «Исполнения Луны», или уже прямая суровая реальность наших дней?!

    Заканчивая свой краткий обзор, я не скрываю «рекламной» цели этого изложения. На мой взгляд, у моего друга и коллеги Саши Леонидова, с которым много лет работаем и пуд соли съели вместе – читателей гораздо меньше, чем он того заслуживает.

    И если я открою для вас его, дорогой читатель, как художника слова – то буду искренне и бескорыстно рад!

    ================================
    [1]Доступна по ссылке: https://denliteraturi.ru/artic...
    [2] Румынск., игра слов: одновременно и «суки», и «Каины».

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 12 апреля 2021

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь"

    Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь" А вот вам экзотики, дорогой читатель! Наверняка знакомый вам разносторонний автор А. Леонидов (Филиппов) опубликовал в столице свою повесть "Певчий Кенарь". Повесть 1990-го года, она как бы от начала этого автора, на любителя: посмотреть, чем он начинал и с чего начинался как автор и публицист. "Мне кажется, что повесть не так проста" - пишет один из комментаторов - "как кажется на первый взгляд - с её линейным, бытовым почти лишённым приключений сюжетом. Существует символический план, который всё больше приоткрывается ближе к концу: порезать вены на гулянке, о банкетный стакан - согласитесь, совсем не то же самое, что в ванной...

    Читать дальше
  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН