Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

"ВОПРОСЫ НАЦИОНАЛИЗМА". И ОТВЕТЫ.

"ВОПРОСЫ НАЦИОНАЛИЗМА". И ОТВЕТЫ. ​Александр СЕВАСТЬЯНОВ, известный в среде наших изданий прежде всего как пламенный идеолог национализма, в статье «ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ: МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОШЛОГО?» обрушил свой гнев, соответственно, на «православный социализм». Должен сказать, что это словосочетание, «православный социализм», и у меня вызывает сомнения, некое неприятие. Не есть ли это тавтология, подобная «маслу масляному»? Если я использую выражение «честная правда», то меня, естественно, спросят: а разве правда бывает нечестной? А вот про «православный социализм» такого не спрашивают. Люди потеряли логический нюх.

Логическая противоположность правой славе – кривославие. Может ли быть социализм кривославным? Не по имени (назвать можно что угодно чем угодно), а по сути? По мне люди, которые живут по совести, но верят в дарвинизм – такие же шизофреники, как и те, кто живут по Дарвину, но верят в совесть. И у тех, и у других расщепление личности, потому что вера и дела не должны у нормального человека расходиться!

Обсуждая наследие православного социалиста Геннадия Михайловича Шиманова (1937-2013), отражённое в его однотомнике[1], Севастьянов подчёркивает, что у этого автора «сочетание православных идеалов с коммунистическими вовсе не нонсенс, а вполне естественное дело…»[2].

Далее Шиманов подметил, что

«…основное НРАВСТВЕННОЕ различие между капитализмом и социализмом как раз в том и состоит, что капиталистический способ производства ЭКОНОМИЧЕСКИ нуждается в грехе (алчности предпринимателей и развращенности потребителей), а социалистический способ производства ЭКОНОМИЧЕСКИ нуждается в добродетели (честность, бескорыстие, справедливость)».

Шиманов говорит очевидные любому образованному человеку вещи, с чем и критикующий его Севастьянов спорить не пытается. Критик выдвигает ПРОТИВ социализма зубодробительный аргумент, который дороже сотни апологетических статей В ПОДДЕРЖКУ социализма:

- Однако, позвольте, кто же строит на песке? Поскольку греха всегда в избытке, а добродетели в недостатке, получается, что социализм попросту нежизнеспособен, капитализм намного лучше учитывает природу человека, а потому и побеждает. Увы, так оно и есть. Причина исторического поражения и христианства, и социализма – неверная трактовка Природы вообще и природы человека в частности.

Я перечитал несколько раз, потому что думал – померещилось… Нет, Севастьянов утверждает именно то, что утверждает: грех полезен экономике, как адекватное проявление Природы вообще и природы человека в частности.

Ну, а коли грех полезен – так его разводить, культивировать нужно! Логично? Мы же не удовлетворяемся дикорастущей кукурузой (тем более, что таковой нет) – мы же её активно разводим…

Из этого логически-неизбежно вытекает и финал: чем больше греха произвели, тем больше экономическое облегчение. И когда люди друг друга на улице заживо обгладывать начнут – тут-то и наступит окончательный успех экономики!

Понимаете, это не я такую конструкцию придумал. Её же целиком и полностью сконструировал в своей статье критик «доброго добра» (православного социализма) господин Севастьянов. У него христианство с социализмом исторически увязаны (что, в общем-то, и верно) – но увязаны… в поражении! Они ни природы не понимают, ни человека природного…

+++

Нельзя сказать, что Севастьянов совсем не прав, или не наблюдателен. Действительно, в природе человека (и уж в природе вообще) мы обнаруживаем звериное, зоологическое, низшее начало. И это низшее, скотское, хищное – нужно учитывать, как учитывают при строительстве летательных аппаратов законы земного тяготения. Самолёт летит преодолев законы тяготения, но не вопреки законам тяготения. А почему металлический корабль не тонет? Железяку брось в воду – и она по законам естества пойдёт ко дну. А корабль сконструирован так, что весь стальной – а вода его держит…

Цивилизованный образ жизни (ЦОЖ) – подобен самолёту или стальному судну. Он сконструирован так, чтобы преодолевать низшие и звериные стороны природы человека. Отменить их он не может – как авиация не отменяет гравитации. Преодолеть же... в этом и заключается вся суть человеческой истории, которую Севастьянов не увидел.

У придуманной Шимановым «утопии» (пусть будет «утопия»), при всей наивности её прекраснодушия есть, однако же, очевидные пространство и перспектива. В ней есть и постановка задачи, и ясно поставленная цель.

Поясню простейшим образом. Мы заставляем человека жить по-человечески, и думать о высоком. А он сбивается на рецидив, живёт по-звериному, и думает о низком. Мы его снова заставляем. Он снова сбивается. И так раз за разом. Вы скажете – унылая безнадёжность?

Много веков полиция преследует уголовщину. Ловит и сажает. А та снова возникает. А полиция опять её ловит. А так снова вылезает откуда-то. Ныне живёт уже поколение правнуков, или пра-правнуков Шерлока Холмса, но преступность как была, так и осталась. Но полиция рук не опускает. О пра-правнуках Холмса снимают задорные сериалы.

Это жизнь, понимаете! А какова альтернатива?! Что, собственно, предлагает Севастьянов, причём прямым текстом? Поощрять все проявления грязного греха, преступного умысла, всякое человеческое скотство и хищничество? Вот скажите мне, положа руку на сердце: можно ли таким путём куда-то в хорошее место прийти?!

+++

Я не разделяю исторического пессимизма Севастьянова по поводу исторического поражения «и христианства, и социализма». Историческое поражение – есть бесплодность и забвение. Но идеи «и-и» не забыты, и уж тем более не бесплодны! Ни о каком их стратегическом поражении не может быть и речи – потому что в мельтешении зоомахий[3] очевиден и общий цивилизационный подъём, безусловный общий прогресс человечества.

Мы не те, какими мы были в 9-м веке от рождества Христова. И не те, какими были в 15-м. И не те, какими были перед 1917 годом. Временные, тактические поражения идеи «и-и» - не могут скрыть от нас очевидности духовного роста в долгосрочной перспективе.

Да, восхождение не носит линейного прямого характера. Оно полно рецидивов самой низменной дикости, оно то пятится назад, то уходит куда-то вбок. У него очевидно-ломаная траекторий. Но столь же очевиден и его характер восхождения!

Мы с Севастьяновым оба пишем не гусиными перьями, и не при зыбком свете сального огарка! У нас у обоих центральное отопление, и книги нам стоят куда дешевле, чем книголюбам эпохи Ивана Грозного!

И какими бы дегенератами ни были пост-советские зоолидеры, целиком реставрировать до-советскую эпоху у них уже не получится. Вернуться в Бухарский Эмират, в Кокандское Ханство – не сумеют даже тихие узбеки.

И я бы говорил не об историческом поражении «и-и» (и христианства, и социализма), а о недооценке звериного сопротивления им со стороны низших начал и инстинктов в человеке.

Давайте честно сознаемся, что недооценили глубину зверства и тяжесть первородного греха, о котором не устаёт напоминать церковь! Да, с человеком работать трудно; но человек в работе не безнадёжен. И чтобы получить доказательства этому – щёлкнете электрическим выключателем, откройте кран у себя дома – и вспомните, что когда-то были лучины, а за водой ходили на колодец…

Историческим поражением «и-и» я считал бы возвращение в каменный век, к дубинам, шкурам, беззаконию (полному отсутствию административных барьеров и налогообложения, мечте либералов) и безгосударственности. Увидев, что человек полностью вернулся, откуда вышел, в палеолит и людоедство – я бы сказал: да, и христианство, и социализм потерпели историческое поражение!

Но пока наши откаты по шкале цивилизованности вниз – ещё не носят характера роковой полноты. Каждая из побед рыночных дегенератов всё же не может вернуть их к ранее занимаемым позициям, каждая сохраняет некоторую часть завоеваний цивилизации.

+++

Шиманов размечтался:

«Альтернативой обществу эгоистов было бы такое общество, члены которого сознательно ограничивали бы свои личные и семейные материальные потребности действительно необходимым и думали бы не столько о себе, сколько о Боге и Божьем мире. В этом случае они были бы открыты не к химерам быстротекущей жизни, а к ее подлинным глубинам и вечным ее ценностям. И потому были бы здоровее духовно и телесно. И благоуханнее. В таком обществе людям было бы стыдно обладать внешними преимуществами перед другими людьми – и более вкусной пищей, и более дорогой одеждой, и более богатыми домами, и всякими иными удобствами. В том обществе ценились бы не частные богатства и умение их нажить, а добрые дела и добровольная нищета, этот знак сокрушения о совершенных грехах».

На это Севастьянов как бы нехотя сетует: «Ясно, как божий день, что такого общества Шиманов нигде не видел и не увидит, но почему бы не помечтать!».

Но и это неправда. Не знаю, в каких мрачных трущобах обитает Севастьянов, но человечество в целом знает и опыт первых христианских общин, и целый ряд успешно хозяйствовавших благодатных монастырей (колыбелей грамотности, науки и прогрессивных форм хозяйствования), и благословенные периоды истории в целом, и огромную массу советского общежития в его лучшие годы.

Севастьянов верно отмечает, что в человеческой природе много первородного зла. Но он всё сводит к злу. Он не хочет видеть первородного добра, которое тоже есть в человеке. «Душа по природе христианка» – подметил ещё Тертуллиан. А что он имел в виду? По каким-то не до конца понятным нам, мистическим причинам человеку нравится делать добро и не нравится делать зло. На эмоциональном, до-логическом, до-рациональном уровне человек тяготится ролью злодея. Ему неприятно быть злым, и приятно считаться добрым.

+++

В концепции Севастьянова человек безнадёжен. Ему прописан грех, как лекарство от бедности. Но такая концепция исключает не только прогресс общественных форм, но и саму историю! Ибо зачем её записывать, если она ни к чему не ведёт и никуда не поднимает, а вертится волчком на месте?

В концепции Севастьянова нет ни пространства, ни перспективы – того, что имеется в концепциях Шиманова (как к нему не относись).

У Шиманова есть и маяк, указывающий путь, и полотно дороги, по которому можно идти на свет. А у Севастьянова прямо перед лицом – тёмная глухая стена, тупик.

+++

Севастьянов, чем-то обиженный на социализм, как Горький на Бога, нашёл у Шиманова «суть социализма»:

«Отбросить личную заинтересованность в результатах труда». Этого якобы добивалась от Севастьянова советская власть, но он отбился, ибо "это противоречит природе человека".

И тогда она включила Севастьянову фактор материальной заинтересованности, чем обрекла себя на гибель в обществе ему подобных.

Отчего погибла советская власть, и погибла ли она вообще (есть мнение, что мутировала) – большой и сложный вопрос, который походя не решишь. Моё личное мнение – она разрушилась в бесплодной борьбе с собственным фундаментом – христианством и религией. Нельзя насаждать идеалы и при этом истреблять идеализм – судьба СССР ещё одно тому подтверждение. Идеализм выступает домом идеалов, точно так же как философский материализм выступает домом бытового вещизма.

Севастьянов же считает, что её погубило «включение фактора материальной заинтересованности» человека в собственном труде.

Но нельзя же не видеть совершенно очевидного факта: есть заинтересованность рациональная и есть заинтересованность-мания, навязчивая идея, связанная с психическим расстройством! Нельзя сказать, что маньяки не имеют личной заинтересованности в том, к чему стремятся: наоборот, она у них приобретает немыслимые для здорового человека накалённые формы.

Таковы среди них и маньяки стяжания, алчности. Эти не знают нормы ни в труде, ни в потреблении. Они одержимы – или бесами, или в психиатрическом смысле. Их потребности не ограничиваются понятным и простым набором необходимых для жизни вещей. Они пытаются забрать себе всё, что есть в мире, не задаваясь вопросом – зачем? – потому что они маньяки.

Одно дело – материальная заинтересованность трудящегося в разумных пределах, норма, объяснимая нормальными потребностями. А.Зиновьев писал о комсомольцах 20-х годов, что у них была мечта «иметь отдельную комнату (не квартиру – о квартирах тогда не думали), трёхразовое питание и чистое бельё; это они считали коммунизмом, и в этом смысле коммунизм в СССР действительно был построен».

Нельзя ставить знак равенства между разумной, понятной, здоровой заинтересованностью иметь собственное жильё, здоровое питание и чистую рубашку и патологической жаждой обобрать весь мир, усевшись непонятно зачем на горе золота.

Шиманов объяснил Севастьянову: «…на чем держится двойная утопия православного социализма. Она зиждется, с одной стороны, на неправильном понимании человеческой природы, а с другой – на тотальном неприятии этой непознанной и потому пугающей природы. И на вызванном этим страхом и неприятием стремлении сию природу переделать в корне: заведомо провальное намерение».

Севастьянов то ли не видит, то ли не хочет видеть, что одним абзацем перечеркнул всякую возможность воспитания, образования, обучения человека, объявил бессмыслицей всю педагогику.

Страх и неприятие глубоко засевшего в человеке зверя, хищника и скота – движет и христианским миссионером, и школьной системой, и общественными организациями, и системой исполнения наказаний.

Если понимать природу человека по Севастьянову, то есть как нечто неизменное и неприкосновенное – то зачем тогда учитель ставит в школе двойки или пятёрки, родители ставят в угол или секут ребёнка за плохие поступки? К чему тогда все воспитательные, семейные системы, да и философия к чему? Есть неизменный человек, в данном единожды и неизменном виде. А раз его изменить невозможно – зачем возиться?!

+++

Интересно смотреть, как саморазоблачают себя критики социализма. Они порой всё говорят сами – не обременяя меня что-то добавлять. Разве что прокомментировать…

- Шиманов ярко показал, что стремление к социализму – есть мечта о возврате в золотой век первобытной общины, где все «по справедливости». Мечта, которая уже пять тысяч лет живет в человечестве, с момента массового социального расслоения таких общин. Эта мечта неотделима от бытия дельта- и омега-групп... Но она не может быть свойственна альфа- и бета-группам, поднявшимся над общим убогим уровнем…»

Комментирую этот отрывок, никакой отсебятины не добавляя. Мечта человека о золотом веке живёт в человечестве 5 тысяч лет. А терминология Севастьянова, которой он пытается описать человечество – взята из зоологии в чистом виде. Альфа-самцы, бета, омега – этими терминами зоопсихологи описывают отношения в стадах и стаях животных. Недавно даже мультик про волков сняли – «Альфа и омега»…

Так вот: на одной чаше весов Севастьянова (от себя ничего не добавляю) – человеческая мечта-ориентир, которой 5 тысяч лет (возраст всей цивилизации). На другой – термины зоопсихологии, описывающие мир старше 5 тыс лет, животный мир до начала цивилизации.

Нужно тут что-то добавлять? Мне кажется, комментарии излишни!

+++

Далее Севастьянов сетует на «социально дефективное (слабое, неумное, инертное) абсолютное большинство» (?!), которому милы именно моральные идеалы, а не аморальность.

Он не думает, как опасно противопоставлять себя «абсолютному большинству» с точки зрения риска прослыть дегенератом… Так у нас либералы с «Эха Москвы» смело призывают люстрировать 95% населения, не думая, что люстрировать их полтора процента куда легче и технически доступнее…

«Мечтают же у нас о возвращении вождя-Сталина!» - дуется на нацию националист Севастьянов (рискуя превратиться в такого же националиста без нации, какими стали демократы без демоса).

Ибо испорченному народу «…капиталистическая формация …неприемлема, поскольку, видите ли, нарушают «великий принцип» свободы, равенства и братства. А настоящий, таимый глубоко в душе идеал для этого большинства, как уже говорилось, это первобытная община (не случайно Шиманов очень много места уделяет очередной излюбленной утопии: общинному устройству русского народа)».

Почему именно первобытная? Почему не просто «община». Ну, возник вид «хомо сапиенс», и вместе с его возникновением возникли и некоторые его базовые свойства. Например, общинность, общественный характер этого существа. По Севастьянову получается, что человек, мечтающий о двух ногах, двух руках, а не одной или трёх – первобытный, ибо не хочет стать мутантом.

Тысячи демагогов уже заявили о том, что цивилизация заключена в частной собственности, неравенстве и небратстве, имущественном расслоении и конкурентной вражде. Ни один не объяснил – каким образом, где и почему она там заключена?

Во всём мире миллиарды школьников ежедневно изучают математику, физику, химию, другие предметы – которые в общем доступе и не являются ничьей частной собственностью. Прогрессивные государства пытаются насаждать культуру среди населения, стремятся её скорее всучить, чем отобрать – потому что им не нужны дикари-граждане. Чья частная собственность культура? Она – общая, и для всех.

Но если всё лучшее, выработанное человечеством, будь то Илиада Гомера или законы Ньютона, становится всеобщим – то как же цивилизация может уместиться в частной собственности?

Датой основания Третьяковской галереи принято считать 1856 год, когда молодой купец Третьяков приобрел первые работы современных ему русских художников. Он писал:

- Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие", - писал собиратель в 1860 году.
Ему показалось мало, и он добавил, тоже письменно: «…я желал бы оставить национальную галерею, то есть состоящую из картин русских художников".

Страшные для любителей частной собственности слова – общественное, всем доступное, национализация… И это купец, миллионер, элита элит частнособственнической элиты! Но и он понимает, что цивилизация – предмет всеобщего пользования, а не запертая в сейф частная коллекция жадины…

Севастьянов – не Третьяков. Его весьма печалят факторы, которые «…консервируют общинную психологию у русских, поддерживают тягу к вполне первобытному по сути социализму».

И здесь нужно очень важное замечание. Он первобытный-то КАК МЕЧТА, а не как первобытная реальность! Как только возник человек – так возникла у него и мечта жить по уму и по справедливости. То, что эта мечта восходит к самым первым человеческим общинам – она не становится отсталой, архаической, примитивной.

Живопись восходит к наскальным рисункам – это не значит, что живопись удел первобытных дикарей. Поэзия восходит к первобытным сказителям – это не значит, что поэзия безнадёжно устарела. Медицина восходит к первым целителям – это не значит, что вся медицина архаический вздор выживших из ума ретроградов. Человек всегда мечтал о справедливом обществе точно так же, как он всегда мечтал излечить свои болезни, всегда мечтал о счастье своих детей, всегда мечтал, глядя на звёзды. Все эти мечты, как и идея социализма, восходят к первобытности, но они не являются первобытными.

А Севастьянов древность идеи понял как её отживший характер. Да мало ли что издревле присуще человеку, и при этом остаётся сегодня сверх-актуальным! Тяга мужчины к женщине тоже первобытная – означает ли это, что она архаична и отжила своё?!

+++

Далее Севастьянов вводит нас в пространство иррациональных парадоксов мысли, совершенно непостижимых для сознания.

«Шиманов представляет как величайшую опасность для нас «состояние гражданской войны в русском народе»… Все верно. Но: если так сильно не хочешь гражданской войны – сейчас же перестань агитировать за социализм. «Кажись, это ясно», – как говаривал Пушкин».

Я не о Пушкине, помянутом совершенно всуе. Я недоумеваю: что ясно-то?! Каким образом отказ от социализма предотвращает гражданские войны?

Как это связать с гражданскими войнами в Риме, с гражданской войной в США, с войной алой и белой роз? С гражданскими войнами во Франции? Кто в США был социалистами – северяне или южане?!

Но я не могу понять и логику нелепого утверждения. Ведь, «кажись, ясно», что уравнение прав, а то и имуществ снижает гражданский конфликт, а поляризация, наоборот, обостряет его. Людям, которые живут одинаково, незачем воевать друг с другом, а вот людям, когда одни у других всё отняли – есть воевать очень даже зачем!

Социалисты тоже, конечно, не всегда с логикой дружили. «Свобода, равенство, братство. Вот без чего нельзя жить», – признается Шиманов. И это басня о лебеде, раке и щуке! Свобода – это произвол всех, кто свободен, следовательно порабощение и резня одних другими (что всегда и было в реальной истории после освобождений народа). Равенство – как раз таки несвобода, потому что оно жёстко диктует жизнь без вариантов. А братство – это не равенство, потому что брату даёшь по любви больше, чем сам имеешь, за брата собственную жизнь кладёшь, а его жизни за свою не отбираешь. Какое же тут равенство?

И всё же претензии к Шиманову скорее теоретические и стилистические.

А вот у Севастьянова – какой- то кактус в голове. Социализм для него «Самая зловредная ложь всех времен и народов; самый подлый обман, заливший кровью весь земной шар; вся скверна мира, воплотившаяся в этом смертоносном заблуждении; то, с чем жить на самом деле нельзя, можно только быстро сдохнуть… идейный наркотик. Псевдооснова жизни».

А что же подлинная-то основа? Неужели каннибализм - логическое завершение обостряющейся рыночной конкуренции?

+++

Читаем дословно:

- Впрочем, у Шиманова есть перлы и почище: «Правильно понятый национализм – это, как уже сказано, путь к единству всего человеческого рода»… Если православный социализм есть утопия в квадрате, то национализм, понятый по Шиманову, – утопия в кубе. Какое может националисту быть дело до человечества, до этой чистой воды фикции?! Настоящий националист прежде всего как раз и убежден в фиктивности понятия «человечество»...

Он это серьёзно. Нет, он реально не шутит! Человечества просто нет…

Я встречал самые разные уровни мракобесия, но до такого, пожалуй, дохожу впервые.

Это уж воистину тот случай, когда «верую, потому что абсурдно». Все это человечество видят, состоят в нём особями, рождены людьми от людей – но его… нет! Нация только есть. Одна. А сразу за Брестом – разбиваются о скалы волны Атлантического океана.

Человек взялся разоблачать социализм, в итоге создал опус, на все сто пропагандирующий социализм, и при этом ещё разоблачил дальше некуда любезный его сердцу национализм…

Если это не утончённая шутка юмора, то что тогда? Провокация?

+++

Если всё дело в крови, генах – то должен быть, согласитесь, эталон крови. То есть абсолютно правильный носитель абсолютно правильной крови. Чистокровный на 100%.

Для того, чтобы в его детях сохранился эталон чистой крови – он должен женится… на своей родной сестре! Или на матери, или на дочери! А как иначе он сохранит 100% своего уникального генофонда?!

Если он берёт женщину, которая не его близкая родственница (то есть обходится без мерзости кровосмесительства) – тогда уже у его детей только 50% чистой крови.

Это очень просто, возьмите счётные палочки, если по другому не умеете считать задачки для 1-го класса!
Эталон + Не-эталон = 0,5 Эталона.
Когда в коробочке лежала одна красная палочка, то все палочки были красные. Если вы добавили к ней синюю палочку, то в коробочке только половина палочек красная. Или поспорите?!

Но дальше – хуже. Отказавшись от кровосмешения с родной сестрёнкой, носитель эталонной крови, чистой на 100%, передал эту брезгливость и своим детям. Значит, в его внуках будет уже 25% чистой крови.

Если принять родоначальника за 100% Иванова, то его внуки, хоть и носят фамилию Ивановых, Ивановы уже (по крови) только на четверть. А их внуки? А внуки их внуков?!

Эта простая арифметика лучше любых слов показывает нам бредовость идей всех ревнителей чистоты крови, которая, в итоге, оказывается лишь пропагандой близкородственного кровосмешения, постыдной пропагандой гнусного извращения.

Это уже не политика, это из области патологии сознания.

+++

Севастьянов «жжёт» дальше, всё глубже и глубже ввинчивая читателя в некий абсурд, подобный «сферическому коню в вакууме»:

- В национализме здравое понимание основы всякой общественности – деление людей на своих и чужих. Любить заповедано не чужих, а своих, потому что люди… способны любить чужих, как правило, лишь за счёт своих».

Я не знаю, кем заповедано любить своих, и кем разъяснено, кого именно считать "своими"? Большинство мироедов тоже ведь живут для "своих" - выжимая из крови и костей батраков побольше наследства для своих детишек. И криминальная преступность, и фашизм строятся на ненависти к чужим во имя своих - украл у чужого, своему отдал. Проповедовать такое - это проповедовать совершенно асоциальное поведение, которое неизбежно сойдёт в итоге к звериному эгоцентризму.

Но делать нечего, ибо патриотизм для Севастьянова... плох. «Патриотизм идеологически всеяден… Связь русской земли с русским духом в патриотизме уже надломлена, а потому рано или поздно должна оборваться… Превращение Русской земли в нерусскую заложено в патриотической идее, но оно не бросается в глаза. Оно обнаруживается в основном практически, оставаясь в теории замаскированным “любовью к родине"».

Здесь надобно пояснить, что патриотизм – это оценка человека по поступкам. А национализм – оценка по крови и принципу верности крови. И в этом его иррациональный, кафкианский парадокс. Никакими делами нельзя заслужить себе иную кровь, иных родителей, чем были. И никакими делами нельзя изменить свою кровь.

А потому, в случае приоритета крови над почвой, как и в либерализме – снимается само различение добра и зла. Что ни делай в этой жизни – свояк остаётся свояком, а чужак – чужаком. Чисто генетически.

В моём понимании нация – это объединение людей по родственному признаку для отражения чужого нашествия, предотвращения истребления. В таком варианте отбивающая геноцид родственная группа вовсе не против принять чужую помощь, и даже наоборот, очень рада любой поддержке со стороны. Существует принцип союзов, альянсов, антигитлеровских коалиций.

В понимании Севастьянова с его кровью вместо почвы нация – вообще непонятно что. Теоретически – объединение людей с правильной, эталонной кровью. А откуда такая кровь берётся?

Возвращаясь к уже описанному, детализируя наши "счётные палочки": кто таков, например, чистокровный еврей? Прародитель всех евреев, их праотец – Авраам. Следовательно, эталонной является кровь Авраама. Но она же через столько колен потомков неизбежно разбавлялась вкраплениями до микроскопии!!!

Как и кровь князя Руса, легендарного праотца всех русов. Даже если и были те, кто женились на своих родных сёстрах – не все же такими были! Кровь прародителя, эталонная кровь – неумолимо убывает до совершенно микроскопических величин, определить которые нет никакой возможности. Да нет и смысла!

Ибо и так понятно, что даже если во мне есть кровь прародителя русов Руса – её доля абсолютно крошечная.

На каком этапе националисты крови предлагают считать нацию сформировавшейся, а её кровь – эталонной, не подлежащей разбавлению? Ведь сошлись вместе десятки миллионов совершенно разных людей, сжились-сработались, и в определённый момент в круг чужих пускать перестали. А до этого момента? Принимали любого желающего или услужившего общине!

+++

Перед нами не теория, а запредельный абсурд, лишённый и смысла, и перспективы, и динамики развития. Ничуть не отрицая существование плохой наследственности, которую нежелательно передавать потомкам через неудачный брак – мы понимаем, что плохая наследственность не может быть локализована в национальных рамках. Гены – спрессованные поступки поколений, совокупность грехов и добродетелей предков. Этнически их локализовать невозможно, да и не нужно, потому что попытки такой локализации – ведут к кровосмешению, к близко-родственным бракам!

+++

В длинном опусе националист Севастьянов, вопреки собственным убеждениям, убедительно доказал, что в пространстве разума альтернативы социализму не существует. Все альтернативы социализму – не только либерально-рыночная, но и расово-националистическая, смердят безумием за две версты.

Всякая такая антисоциалистическая и антисоветская идеология на поверку оказывается нагромождением абсурдных и беспочвенных домыслов, которые и невозможно, и ненужно, и нежелательно реализовывать на практике.

Даже если не брать в расчёт очевидную пропаганду инцеста, кровосместельства, близкородственных половых связей, которой пронизаны идеи «националистов крови», что совсем уж за пределами здравого смысла, то остаются неразличение добра и зла, отрицание прогресса, даже как возможности, сведение всех социальных отношений к зоологическим и многое иное.

И это вопреки намерению доказано именно Севастьяновым, а не мной: я бы так смачно не смог! Я не так хорошо знаком с националистической бредятиной, как Севастьянов, чтобы так вопиюще её разоблачить…



[1] Г.М. Шиманов. Записки из красного дома. – М., 2006. – 644 с.

[2] «идеи социальной справедливости имеют корень в Евангелии и писаниях святых отцов. Вслед за Достоевским он указывает, что «коммунизм произошел из христианства, из высокого воззрения на человека»

[3] ЗООМАХИЯ – дословно «зоологическая борьба», политическая схватка, в которой противники имеют лишь личные амбиции и никакого идейного расхождения, борются за личное, персональное лидерство, а не за реализацию какого-либо проекта.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 30 ноября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.