Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

​ПУТЬ ПЕЛЬМЕНЯ (ПОПУЛЯРНАЯ ПОЛИТЭКОНОМИЯ)

​ПУТЬ ПЕЛЬМЕНЯ (ПОПУЛЯРНАЯ ПОЛИТЭКОНОМИЯ) Протест против дикости и мракобесия не может осуществляться дикарями и мракобесами. Понятно, что по самой природе своей дикари и мракобесы могут выступать только ЗА дикость и мракобесие. Последние события в Москве, попытки майданно-либерального реванша – показывают нам, что социальный протест всё более и более подпадает в руки и под влияние конченных мракобесов. Повестка протестов не просто лишена народности – она открыто антинародная. В очень проблемном государстве с очень проблемной властью вопли либеральных обезьян перекрывают голос здравомыслящих людей (тем более, что учёные говорят тихо и сдержанно).

Тот протест, который мы увидели – не может решить ни одной насущной проблемы общества. А вот умножить каждую из проблем – вполне может. Ибо поставлена задача выкорчевать последние остатки здравого смысла протест «вы убиваете нас» заменить на протест «вы убиваете нас слишком медленно!»

Всё очевиднее, что зажравшаяся и паразитарная московская тусовка псевдоинтеллигенции – рассадник мракобесия и топорной первобытности. Её мышление до-социально и до-государственно, это мышление «ущемлённого произвола первобытного племени».

Очень важным рычагом манипулирования сознанием людей является кризис политэкономии. Современный горожанин очень плохо представляет общую картину экономических отношений, и своё место в ней тоже представляет очень плохо. Он похож на слепого, который яростно реагирует на тумаки, а кто бьёт – не видит.

Политэкономию необходимо изложить популярно, чтобы люди перестали быть жертвами грубейших манипуляций и подмен понятий.

Всё нижеперечисленное так важно, что каждый пункт необходимо разбирать детально: иначе вы не поймёте политэкономии, и навсегда останетесь «глупенькими жертвами обмана и самообмана»[1]. Ну, то есть как «навсегда»? До смерти. Которая тем ближе – чем глупее жертва обмана и самообмана.

Современная академическая наука, развивая марксизм и другие направления научной мысли, говорит об этом следующим образом, диалектически и споря, и соглашаясь с «классовой теорией»:

- Человеческая природа, человеческая жизнь и человеческое общество устроены так, что противоречия между отдельными людьми, между спаянными одними интересами группами людей, между целыми сословиями и классами неизбежны… каждый человек, даже весьма ограниченных умственных способностей, прекрасно понимает и ощущает превосходство другого, и в первую очередь в сфере общественного положения.
Именно это во многом сближает весьма разных людей в большие группы по интересам: в одном случае по ущемленным интересам, в другом – по защите своего уже завоеванного привилегированного положения.
Но это вовсе не значит, что люди находятся в постоянной борьбе друг с другом. Люди, группы, сословия, классы нуждаются друг в друге, и в то же время индивидуальные интересы людей, их общественные интересы порой прямо противоположны[2].

+++

Сложности, сложности – как их преодолеть? Моя попытка – взять предмет, хорошо знакомый и понятный обывателю, даже не слишком образованному. Если мы проследим ПУТЬ ЗНАКОМОГО ПРЕДМЕТА, словно окольцованной птицы, мы поймём истоки изобилия или голода.

Например: кто же не любит пельменей? Кому не понятно, что это такое и для чего нужно? Вся политэкономия может быть легко и понятно рассмотрена через ПУТЬ ПЕЛЬМЕНЯ, под которым подразумевается любое потребительское благо, его доступность или недоступность для конкретного человека, меня или вас!

Какой же путь проделывает наш любимый, уральский, всенародный пельмень, прежде чем попадёт к вам в рот-живот?

В принципе, все это знают, но для систематизации знания нужно двигаться медленно и по пунктам.

  • 1)Для того, чтобы пельмень вообще появился, как «предмет объективной реальности» (вот я загнул, да?!), нужны земледелие и скотоводство. Из них – если они есть и не разорены дотла, мы получаем тесто, фарш, соусы. И даже лавровый лист, если кто любит...
  • 2)Земледелие – оно опирается на территорию, имеющую «потенциал благо-извлечения» (вот я отжигаю словечками!). Не пугайтесь – это всего лишь способность земли быть полезной. Никто нам с вами не запретил поселится в ничейной Антарктиде, но пасти на льдах стада так же глупо, как сажать картошку на Луне!
  • 3)Территории постоянно отбирают: человек у человека, а народ у народа. Причина, думаю, вам ясна: каждому пельмешков хочется! Основная причина войн (не единственная, но основная) – то, что пельмени не так доступны, как воздух. Люди хотят пельменей, и отбирают друг у друга ту территорию, на которой (из которой!) их можно сделать. Да, ребятушки, хлеб делают из земли, и это не аллегория. И когда мы едим хлеб – мы, словно в страшной клятве – едим землю.
  • 4)Если территория потенциально пригодна к скотоводству и земледелию (не ледники и не лунный грунт) – на ней люди делают все элементы нашего пельменя. Представляете, все! И ни один не прилетает из космоса – даже крапинки перца или лаврушка! Все как есть – все сделаны из земли. Отсюда и необходимость защищать свою землю, которая на «высоком штиле» называется «патриотизмом» - а по сути, означает нежелание терять для себя и своих детей пельмешки и все прочие радости жизни.
  • 5)Ладно, долго дело делается, быстро сказка сказывается: получили мы с вами и тесто, и фарш, и все прочие детальки заветного рецепта. Слепили мы с вами пельмень. Как у нас с вами на Урале положено – сложили в холщовые мешки и заморозили: в морозилке там, или просто за окно вывесили. Что теперь может случится с нашим пельменем?
  • 6)Хоть бейте меня, но совершенно очевидно: его могут украсть! Могут и всё тут! То есть делал пельмень один, а съест его другой. А тот, который делал – не съест. И если с ним так часто поступать, то всякое желание производить пельмени у него пропадёт. Зачем их делать, если их всё время воруют?!
  • 7)Голод не тётка, поэтому чуть-чуть пельмешков он слепит, чтобы тут же сварить. Пока украсть не успели. А уже большие мешки, морозильники – это, извините, его не прельщает.
  • 8)Экономика, в которой постоянно воруют пельмени, называется «либеральной», а её теория – «теорией свободных рыночных отношений».
  • Всю суть её свободы можно выразить через тот же пельмень, ставший нашим учителем экономики:
  • -Хочешь пельмешков?
  • -Да, хочу!
  • -Отлично, твой свободно сделанный выбор, хочешь пельмешков! Так и запишем. А хочешь ты их делать?
  • -Нет, не хочу!
  • -Прекрасно, записываем: свободно сделанный выбор личности: горбатиться на производстве она не хочет.
  • Следовательно, «свобода личности» в данном случае – жрать она хочет, а работать нет. От приятного не откажется, а всё неприятное – пусть за неё кто-то другой делает.
  • Диалог о пельменях «свободной личности» и есть самое краткое описание либеральных свобод. Они созданы для тех, кто хочет сладко жрать и нисколько при этом не «напрягаться». Это экономическая система, в которой работают и страдают одни, а зарабатывают и наслаждаются жизнью другие.
  • 9)Когда либералов (живущих за счёт общества расхитителей) много – экономика скукоживается и замирает «около ноля». Но это только одна сторона проблемы.
  • 10)Из органической природы пельменя мы поняли, что сама возможность его возникновения связана с обладанием территорией. Если есть силы, желающие отнять, то нужна (и есть) сила защищающая. У неё у самой может возникнуть соблазн ОТОБРАТЬ. Просто используя силу – взять и отобрать ВСЕ пельмени у тех, кто их лепил. Это неразумно, но ведь давно сказано: «сила есть, ума не надо»!
  • 11)Если капиталистическая (рыночная) экономика выгодна ворам, создана ворами и управляется ворами, то феодальная экономика (военно-силовые диктатуры, фашистские хунты) – выгодны насильникам, созданы насильниками и управляются насильниками.

***

Смотрите, что у нас получилось: каждый съеденный нами пельмень был, оказывается, связан с землёй и войной.

Его произвели из земли и отвоевали в бою. Вы, небось, думаете – подумаешь – какой-то там пельмень в сметане, а за него, оказывается, Курская битва велась! В мире более миллиарда жёстко, «по-взрослому» голодающих людей. Загляните в их глаза, и подумайте, на что они пошли бы, чтобы ваша тарелка с пельменями стала «ихней»!

Вы что думаете, пельмени – это вам шуточки? Да за них и убивают и умирают! Такие драмы вокруг самой банальной тарелки с пельменями история закручивала! Сколько гильотин ради них на шеи падали, сколько черепов прострелили люди, чтобы доступ к ним получить!

И вот, надо следить, чтобы этот отвоёванный в кровавых битвах пельмень у вас не украли и не отобрали. Мало его иметь в морозилке, ребятки, надо, чтобы его оттуда не вынесли ночью люди в чёрных полумасках и не вышибли прикладом люди в «балаклавах»!

***

Научный коммунизм заключается в понимании того, что ВЕСЬ МИР РАЗИНУЛ РОТ НА ВАШ ПЕЛЬМЕНЬ. Этим пониманием научный коммунизм отличается от утопических версий.

Отстаивание пельменя для себя и своих детей – сложнейшая битва на множество фронтов.

От собственного царя его отстаивать нужно? Да. А от иностранного кайзера? Тем более! А вот воры, криминальное отребье – они ведь не в ладах ни с царём, ни с кайзером. Однако поговорка «враг моего врага мой друг» тут не действует. И те враги, и эти. Потому что каждый из них разевает хайло на твой пельмень.

Враги ли буржуи вашему пельменю? Конечно, враги! Они всё своё буржуинство создавали не для того, чтобы песни петь. А с единственной целью: украсть (в либеральной версии) или силой отобрать (в фашизме) пельмень с вашего стола.

Но совершенно никакого отношения не имеющие к богатым и рафинированным буржуям нищие и дикие азиатские мигранты – враги вам не менее страшные. Разница в том, что буржуй ворует пельмень для себя, а мигранты – для себя. А ваша задача – себе его оставить. Ртов много – пельмень один. Вот и крутись тут!

Научный коммунизм, чтобы быть научным, обязан включать в себя и понимание угроз пельменю, так сказать, нечеловеческих. Это понимание экологической проблемы (погибнет плодородие поля – не будет и еды), проблемы войны (её разрухи и глобального взаимоуничтожения народов), проблему атаки космического метеорита (нужна наука, которая научит предотвращать все природные катастрофы) и т.п.

Из всей совокупности, учитывающей и классовую борьбу, и необходимость патриотизма (солидарности перед внешними захватчиками), и здорового национализма (наша земля – для нас, всех кормить – нам не останется), и необходимость прогресса, научности человеческих отношений – складывается НАУЧНЫЙ КОММУНИЗМ.

Убери любое звено – и превратишься в пособника собственного врага, одновременно являющегося врагом других твои врагов.

Если слишком перегнёшь в сторону патриотизма и национальной солидарности, то тебя как липку обдерут собственные буржуи.

А если слишком радушен в плане пролетарского интернационализма – тебя, как ту же липку, обдерут донага иностранные мародёры.

Им что? Им только жрать! Знай им в хайло подкидывай лопатой, они всё схрумкают!

Научный коммунизм – это честный разговор с человеком, о том, как ему не стать нищим, голодным, бездомным, безземельным, и в итоге – мёртвым.

Пельмень – не воздух, сам в рот не прыгнет. Пока до рта летит – по пути десять раз попытаются перехватить. Не те, так эти, не эти – так те!

Разговаривая с честным человеком о том, как ему съесть сделанный им же пельмень – заводим разговор и о том, как нужна солидарность честных людей, отстаивающих собственные пельмени. Мир жесток и агрессивен, от комет до микробов, и одному с ним не совладать. Нужен союз честных людей, давших друг другу гарантии честного отношения, обещающих уважать права и интересы друг друга.

Это предмет НАУЧНОГО КОММУНИЗМА – а вы что думали? Отобрать фабрики у Морозовых и Рябушинских, чтобы отдать их носатым Френкелям и Гурфинкелям? Так хрен редьки не слаще, ребята! Френкель или Гурфинкель вовсе не лучше Морозова или Рябушинского. Хуже – может быть, допускаю, но уж никак не лучше!

Суть НАУЧНОГО КОММУНИЗМА в том, что пойти в зад должны все нечестные, вороватые и склонные к насилию лица и безличности, от стихийных бедствий до национальной и инородной буржуазии, включая и тунеядцев-мигрантов, живущих на пособие и криминалом! Вот мы всех их берём – и всех, скопом, посылаем…Ну, вы поняли куда.

И нам, честным людям планеты, которые чужих пельменей не хотят, а своих не отдадут – совершенно не важно, ссорятся Рябушинский с Гурфинкелем или дружит, хочет Гурфинкель убить Рябушинского или гешефт с ним хочет делать…

НАУЧНЫЙ КОММУНИЗМ ещё и в том, что мы не должны дать втянуть себя в их воровские "тёрки" и "разборки" в роли беснующейся массовки.

***

Трезвость и научность взгляда психически-здорового человека заключается в том, чтобы иметь и уважение, и требовательность к национальной власти.

С одной стороны – она должна быть имперской, могучей, иначе к ней вообще нет смысла обращаться. Осознайте очень важную и очень очевидную вещь:

-как жить чехам или болгарам, и жить ли им вообще – решает не власть Чехии и не власть Болгарии. Если завтра, в Берлине или США, очередной фюрер очередной «сверхнации» задумает полностью уничтожить чехов или болгар, то у чехов или болгар будет «нечем крыть».

В этом – феномен тупого тупика антиславянской Польши, которая с Россией жить не хочет, а без России выжить – не может. Как только поляков (или болгар) начинают вырезать под корень – начинаются уже привычные вопли оттуда:

-Рус, Иван, спаси!
Если бы рус Иван уже раз шесть за историю, не откликнулся – их бы уже шесть раз не было бы…

«Маленькая народная республика» - это дерьмо. Потому что в её названии лишь одно слово правда: «маленькая». Она и не республика, и не народная. Она всегда и всюду – потенциальный или кинетический оккупационный округ. А правят ею всегда не народом избранные радетели, а назначенные оккупантом гауляйтеры…

Понимая, что если национальная власть перестанет быть имперской – она потеряет и лицо и просто смысл, мы должны понимать и другое: при нетребовательности нации - власть вырождается в безответственную, бездеятельную, вороватую и безумную клоаку.

Причём в 99% случаев национальные трагедии связаны именно с безумием – непониманием реалий жизни властью и обществом.

Чаще всего у граждан нет их пельменей не потому, что власть злобно не желает их предоставить народу, а потому, что власть не знает, не понимает, не видит путей, чтобы их в лучшем виде предоставить.

Не столько сознательное воровство, сколько некомпетентность и несознательность должностного лица ведут нации к нищете.

***

Для того, чтобы дать человеку пельмень, власть должна иметь:

  • 1)Силу – чтобы участники процесса её не «послали»;
  • 2)Искренность намерений предоставить благо;
  • 3)Разумность и компетентность в технологии изготовления пельменей.

Итак, Сила, Искренность, Разумность – триединое свойство прогрессивной власти.

Одни люди имеют возможность организовать массовое производство пельменей, чтобы всем жителям хватило – но не имеют желания. Другие имеют желание, но не имеют возможности. Третьи же, имея и желание и возможность, не имеют знаний, способностей организовать процесс.

Либералы – враги рода человеческого – ведут человечество к несчастью, используя, главным образом, незнание людей. Если знание (в том числе и всего пути пельменя от земли до тарелки) ведёт к счастью, то невежество – верный путь к горю и бедствиям.

Не зная пути человек идёт (и ведом) в прямо противоположную своей мечте и цели сторону!

***

Для того, чтобы понять потенциал ума (интеллекта), осознаем:

  • 1)Человек может всё. Нет такой мечты, которую не мог бы воплотить человек, вооружённый наукой.
  • 2)То есть человек теоретически всесилен как Бог (по образу и подобию которого создан[3]), а бессильным его делают только два фактора.
  • 3)Эти факторы – собственная тупость, которая мешает делу изнутри, и внешние преграды, вредители, которые мешают делу снаружи.

Если продолжать нашу «пельменную линию», то что мешает нам сделать пельменей в достатке и изобилии? Ничего волшебного или недостижимого в этом нет, и это всякий понимает. Сказать, что дело неподъёмное – даже дурак не рискнёт.

А что мешает сделать? Либо собственная тупость (люди не знают технологии, предоставляющей обилие того, чего им нужно), либо угнетатели, которые мешают нам и делать блага, и пользоваться сделанными.

То есть формула процветания – «технология + добрая воля». Надо, чтобы правительство хотело народного блага и знало, как это организовать.

Современное не хочет, и в ещё большей степени не знает: оно злобно и темно, во многом сформировано из циничного глумления над человеческой мечтой, из насмешки над добродетелью и искренней любовью к людям, из злобно-шутовского высмеивания самой идеи «светлого будущего».

Инфернальные «реформы» 90-х наполнены не только интеллектуальными сомнениями в добротолюбии, но и совершенно очевидной эмоциональной ненавистью, накалённой злобой к идеям блага всего человечества.
Эти идеи для дельцов 90-х не только смеха достойная утопия, но и предмет проклятия, предмет глубокой личной неприязни, коренящейся не в математическом холодном отрицании, а в сердечном неприятии, отторжении, отвращении к идеям Добра.

Дельцами 90-х разрушены и продолжают разрушаться[4] уже отработанные и доказавшие свою эффективность технологии общественного блага. Никакой «утопичности» в этих технологиях нет, ибо они уже работали, и многие – не первое десятилетие. Как можно сомневаться в возможности построения машины, которая уже 30 лет продукцию для тебя выпускает?!

Фундаментальная, метафизическая ненависть к человечеству – один из основных двигателей инфернальных «реформ» 90-х. С этой ненавистью, как и с любым чувством, невозможно вступить в логический сухой и строгий диалог. Ведь ненависть к добру – не отрицание возможности построения добра, а страх перед возможностью его построения. Это не есть рациональные сомнения учёного, а иррациональная фобия психопата.

Вторгаясь в политэкономию, инфернальность заставляет нас говорить о неразрывной связи экономики и психики людей, о тесной связи политэкономии с социопатологией.

Все доводы политэкономии, конечно же, адресованы только психически-нормальным людям, способным к рационально-логическому анализу. В мире психов другие доводы, никак не связанные с логикой и расчётом, с разумной прогностикой, о чём предупреждает ещё Евангелие[5].

Не сочетая политэкономии с социопатологией – мы омертвляем политэкономию, делаем её «потусторонней», «воображаемой» наукой о поведении людей, которых нет в реальности.

***

Злобный управленец (после Ельцина фигура отнюдь не умозрительная) – не хочет людям добра исходя из своей ненависти и злобы.

Это не относится к некомпетентному управленцу, лишённому профессионализма. Некомпетентный никакого зла не желает – но несёт его. Почему? Потому что безумие – и есть зло! Начинаясь, как зло, оно проявляется, как безумие, а начинаясь как безумие – проявляется как зло.

Злодею чужда мысль про обеспечение вас пельменями или какими-то иными благами. Он пришёл к власти, размахивая саблей, чтобы «всех убить, всё отнять». Он, обладая силой, использует эту силу для разграбления и разрушения производственной линии, продуктопровода «земля-продукт», на которых из земли путём обрабатывающих операций производятся все земные блага.

А поскольку мотивации адских псов противоположны добродетели, никакие «прожекты» налаживания производства, движения к изобилию – их не вдохновляют. И к рассмотрению не принимаются. Это наша ситуация, когда академики десятилетиями советуют одно, а злобные ущербные твари, захватившие экономические ведомства делают прямо противоположное.

Антинаучность либерализма связана не только с его невежеством и аморфной бессистемностью мышления либерала, но и с агрессивной сознательной антиразумностью зверя: когда даже зная, как лучше – он упорно делает наоборот, добиваясь максимума жертв и страданий населения.

При этом бессилие (неумение владеть саблей и расстрельной винтовкой) искренних и разумных людей делает их ничем. Да, эти люди не хотят торжества зла и знают, как сделать, чтобы восторжествовало добро. Но они бессильны что-то противопоставить буйствующему в либерализме Зверю.

«И дивилась вся земля, следя за Зверем, и поклонились Дракону, который дал власть Зверю, и поклонились Зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?»[6]. То есть многие понимают порочность Зверя, но вынуждены кланятся ему из-за его Силы и Мощи…

***

Сила, однако же, может быть и доброй. Такая берёт власть в свои руки не для того, чтобы зверствовать и кривляться, заниматься подлогами и манипуляциями массового сознания, а чтобы наладить жизнь людям. Нормальным людям – нормальную жизнь. Такую, в которой пельменей достаточно для сытости, и их получают вымеренными порциями, а не по итогам большой драки.

За этим стоит давняя мечта всех психически здоровы людей: не быть ни убийцей, ни жертвой. Жить по принципу «я никого не убиваю, и меня никто не убивает». Пока блага добываются в драке (рыночной конкуренции) этот принцип невозможен. Отказ от подлости и убийства в рыночной экономике автоматически переводит вас в разряд жертвы, еды. Вы не хотите убивать – а другие хотят. Вы сложите оружие – а другие не сложат.

Утверждение «жизнь-борьба» в таком обществе не призыв, а простая констатация фактов.

Люди, выросшие в условиях бесконечного и безразмерного взаимного истребления - очень скептически относятся к проектам общества, преодолевающего древнее зло зоологического взаимопожирания. Предубеждения этих людей – едва ли не главная опора инфернальных сил в нашей реальности, едва ли не главное препятствие к построению справедливого общества.

***

Между тем, никакого непостижимого волшебства или недоступной мистики ни в изобилии, ни в справедливом обществе нет. В нём – всего лишь сочетание выбора и понимания.

Мы понимаем, как устроена жизнь, проследив путь пельменя от земли до тарелки. И мы делаем выбор – служить Добру. Когда моральный личный выбор сочетается к пониманием технологии процессов, никаких проблем в построении «светлого завтра» дальше не остаётся.

Это как знать расположение источника – и направить туда жаждущих из пустыни. Я знаю, в какой стороне бьют родники, и мне не жалко, если вы из них напьётесь!

Осталось понять и сделать выбор…



[1] Цитата из – «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов». В.И. Ленин.

[2] Вышедший впервые в 1996 году фундаментальный труд "История России с древнейших времен до конца XVII века" - учебное пособие для ВУЗов, которое было написано под редакцией выдающихся советских и российских историков, членов-корреспондентов РАН А.Н. Сахарова и А.П. Новосельцева. В книге систематизирован взгляд современной науки на общественные процессы, зафиксирован отход современных взглядов на историю от догматического марксизма.

[3] Оттого в Православии главное дело человека - Обожение (Теозис, др.-греч. θέωσις от θεός «Бог») — христианское учение о соединении человека с Богом, приобщении тварного человека к нетварной божественной жизни через действие божественной благодати. Коротко смысл обожения выражен в высказывании Афанасия Великого: «Бог вочеловечился, чтобы человек обожился» — что обозначает потенциальную возможность для каждого человека и историческую необходимость для человечества вообще обрести нечеловеческое могущество в обладании самим собой и природным миром вокруг себя в органическом единстве с Богом.

[4] Например, пенсионная реформа нашего времени.

[5] «Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: Учитель! хотелось бы нам видеть от Тебя знамение. Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка». (Матф. 12:38–39). Иисус предлагал Идею, справедливость которой нужно принять умом и сердцем, а от него требуют «спецэффектов», погремушек, способных поразить впечатлительных и бездумных людей. Этим людям нужна не внутренняя логика Идеи, а внешние подтверждения её силы. Но Иисус отказывается силой навязывать своё учение тем, кто не в состоянии умом его понять.

[6] Евангелие, Откр.13:3-4.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 5 августа 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше
  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.